ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК
Первое неоправленное письмо вещей овечки Миорицы своему возлюбленному

Первое неоправленное письмо вещей овечки Миорицы своему возлюбленному

Здравствуй, Мирча!

Вот видишь, не пишу ни "любимый", ни "дорогой", ни какое-нибудь другое официальное или ласковое обращение. Потому что уж и не знаю, имею ли на него право, после того, как ты настолько резко уехал от меня и из Бухареста, в чем не было ни малейшей необходимости. Разве профессор не предлагала тебе остаться в аспирантуре? Ты сам не захотел, и я до сих пор не знаю, почему. На все мои вопросы ты отвечал, что у тебя плохие отношения с родителями, и очень глупо, таких плохих отношений не бывает. Я знакома с твоими родителями, они нормальные люди, хотя иногда слишком придирчивые, ну, как все старшее поколение, наверно. Неужели ты не мог бы с ними помириться? Хотя бы ради нас? Но очень подозреваю, что ты, Мирча, все врешь, и ты все-таки уехал искать эту самую древнюю таинственную не то голову, не то чашу, или чем ты там заморочил свою собственную голову путём чтения Ионеску - такого же сумасшедшего, как ты сам. Мирча-Мирча, когда же ты повзрослеешь? В нашем возрасте стыдно доверять тому, что пишут в книгах.

Но я пишу не затем, чтобы поругать тебя, а чтобы поделиться своими снами. Почему-то ты мне все снишься, и как-то необычно. Этой ночью, к примеру, я увидела, что ты в нашем университетском конференц-зале наигрываешь песню "Revolution" группы "Tomorrow" на пастушеской флейте, а вокруг сидят "новые даки", Пэтрашку там, Ласло, с которым, помнишь, мы к тебе как-то домой завалились, и слушают с таким серьезным, озабоченным видом! Всё утро вспоминала этот сон, ужасно смешной, так что за завтраком младший братец вредным голосом спросил, над чем это я так хохотала в ванной: неужели у меня выросло что-то новое и необычное? Отговорилась, будто засмеялась от неожиданности, когда из крана вдруг пошла горячая вода, хотя если бы такое на самом деле произошло, стоило бы, наверно, молиться, а не смеяться: горячая вода в нашем районе, да ещё на верхнем этаже, да ещё в час, когда вся масса жильцов лезет умываться - это чудо, если не мираж.

Вроде бы весело. Но когда я уходила на работу и на лестничной клетке споткнулась о корень, похожий на осьминога (помнишь, наверное, нашего соседа дядю Лучиана, который вырезает по дереву и у которого уже в квартире не помещается материал) – ну и вдруг, то ли мне показалось, что этот осьминог нарочно подставил мне подножку, то ли что-то ещё, но, в общем, веселье куда-то растворилось. Наоборот, будто солнце зашло за тучу, и стало ужасно тревожно. Будто с тобой что-то плохое вот-вот должно произойти…

Само собой, меньше всего на свете тебе нужны мои опасения. Может, я по натуре отличница-зануда? И себя доводила, и тебя доводила - до того, что ты на меня кричал: "Не смей давить на меня, Миорица! Хоть ты-то на меня не дави!", - и сам же потом утешал, когда я плакала. А на самом деле, я не стремилась давить на тебя ничуточки, просто мне частенько хотелось тебя предостеречь, и это чистая правда. Но так сильно, как сейчас, я за тебя боялась всего раза два. Первый раз, помнишь, когда ты со своими сумасшедшими и полувыпившими друзьями меня затащил на ваше очередное сборище на чьей-то квартире, где постоянно хлопала дверь на лестничную клетку, где сидели на стульях, на тахте и просто на полу, а из кухни выплывали клубы дыма, плотного, как паутина, долго державшегося в воздухе - судя по запаху, там варилось что-то несъедобное, например, очередная доза философского камня - и я боялась к чему-либо прислониться, и куда бы ни упал мой взгляд, за все грозил смертный приговор. Я бы тебя сразу оттуда утащила, но ты уже сцепился с каким-то лохматым очкариком по вопросу, указывает ли совпадение веселых поминок в народной ирландской песне "Поминки по Финнегану" с дакийским похоронным обрядом на древность самой песни или на то, что здесь всплывает какой-то индоевропейский архетип, и я махнула на все рукой и даже не слишком расстроилась, когда сборище перешло на тему революции. В том, что революция скоро произойдет, вы не сомневались, и трудность была исключительно в том, чтобы повернуть ее в свою пользу - в чью именно, до меня не совсем дошло, потому что одни выступали за то, чтобы страна вернулась к нормальному западному пути развития, другие отстаивали дакийскую самобытность, третьи горой стояли за панрумынский проект (что это за зверь такой, даже сейчас понятия не имею), а был там еще один монархист с зубами в шахматном порядке, так он громче всех сокрушался, что некого посадить на трон, потому что древние монаршие роды иссякли, а Гогенцоллерны неаутентичны, и нет смысла их возвращать.

Тут встает совсем незнакомый тип - то есть там все в основном были мне незнакомые, но знакомые хотя бы по внешности, а этого я больше никогда в твоем окружении не видела - и объявляет: "Как это некого? А вот же - Мирча! Имя у него подходящее - как у государей из династии Бассарабов. Историю пять лет изучал, а, значит, крупных ошибок не наделает". Вот так он очень авторитетно – уверенно сказал. И все, главное, согласно взревели! Всем понравилось это предложение!

А вот что чувствовала я – ты, наверное, это осмеёшь… В первый момент мне стало ужасно приятно. Как будто в тебе на самом деле течёт древняя княжеская кровь, и я всегда это знала, почему и заметила тебя ещё на первом курсе, я с тобой пришла и, значит, тоже могу гордиться причастностью к этой высокой монаршей судьбе - вот видишь, какая я тоже глупая бываю! А секунду спустя до меня дошло, что в любой многолюдной компании обязательно есть стукач, может быть, этот самый неведомый тип и есть провокатор, и если он донесет, тебе ведь даже доучиться не дадут, меньше года осталось, хотя ты сразу принялся отшучиваться и вообще для тебя это было не всерьез. И на тебя правда наверняка бы донесли, я уверена, но меньше чем через месяц был декабрь, была площадь, был расстрел Чаушеску, и вот тогда я во второй раз, на полную катушку, за тебя боялась, потому что тебя, конечно же, понесло, вперед и с песней, в самую чуму (кто сомневался бы!), и двое суток не поступало вестей, где ты и что с тобой.

Вот такие это были два случая. Но тогда, по крайней мере, было ясно, чего бояться, а сейчас? Может быть, мне тревожно просто потому, что ты от меня далеко? Ладно, не принимай близко к сердцу.

Ну, вот, как будто бы и все, заканчиваю письмо. Знать бы еще, куда бы его отослать бы.

Твоя бывшая староста, грустная Миорица

twitter.com facebook.com vkontakte.ru ya.ru myspace.com digg.com blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com del.icio.us
Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)