ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК
Сказания о дьяволе

Сказания о дьяволе

Клод СЕНЬОЛЬ

СКАЗАНИЯ О ДЬЯВОЛЕ

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ДЬЯВОЛ

Дьявол в человеке. — Дьявол в животном. — Бесенята, духи и другие второстепенные персонажи. — Дьявол в чудовищах. — Другие адские дива. — Дьявол под иными видами. — Его печати и другие особые знаки. — Его вкусы. — Его гнев. — Его имена и возраст. — Где его можно повстречать? — Двойственность Бога и Дьявола. — Непочтительные действия. — Малый бестиарий Дьявола.

I

ЧЕЛОВЕК, ШЕДШИЙ ЗА КОБЫЛОЙ

Однажды ночью, возвращаясь из Бержерака, некий кучер неожиданно увидел, что какой-то человек, сбоку держа за узду кобылу, волочившую коляску, замедлял ее ход, следуя в то же время за ней в полном молчании.

Испугавшись, кучер повернулся к хозяину, сидевшему в глубине экипажа, и сказал:

— Смотрите, мсье... чего хочет от нас этот человек?..

— Не говори с ним... оставь его, это Дьявол, и ему нужно только одно — чтобы, заговорив, его признали своим.

II

ИНОЙ

иной… Иной… ИНОЙ!

Видимый или невидимый, он всегда под вопросом...; мы не называем его по имени...; мы проходим мимо него, как будто его нет...; мы не замечаем его молчания...; его сияния и его тени...; мы даже не думаем, что он вообще может существовать, — и тем не менее при любой опасности ограждаем себя крестным знамением, сожигая того, кто нас ищет сожещи.

Он хитер и труслив, словно лис или волк. Он один. Их много. В городе или селе он одет, как там принято. Шумлив или скромен. Порою нежен, как улыбка нянюшки, или груб, как деревенский мужик. Элегантен или неряшлив. Богат или нищ. Фальшив, как позолоченный свинцовый луидор, как ворон с разноцветными крыльями.

Голодный поставщик горящих угольев, жалуясь и уговаривая, он вкалывает как проклятый, делая свое дело. Уловляя беспокойную душу, он рассыпает перед нею неисчислимые сокровища. Он везде — в порыве ветра, в облаках, в пламени, в овечьей шкуре, в драгоценном камне, в обличии святого, в собаке, в яйце, в зернышке проса, в реке и озере — везде, кроме кропильницы со святой водой. Но прежде всего он в самом человеке, таком же, как вы и я, — в нем-то как раз ему всего вольготнее…

III

ДЬЯВОЛ ИЗ ШАРАНТА

В Шаранте он появлялся, как это обычно бывает — порою в виде гиганта, порою совсем маленьким. Это навязчивый путник, который встречается вам в дороге и следует за вами; его черты, как правило, вам незнакомы, — впрочем, он может принять вид весьма дружелюбный. Порою это юная красавица, своим очарованием подбивающая вас на то, чтобы вы с нею пали. Гораздо чаще, однако, он принимает вид человека крепкого сложения, одетого в черное; однако, если вы посмотрите повнимательнее, то увидите, что ногти его заострены, под одеждою он прячет хвост, а головной убор скрывает рога; и по крайней мере, одна из его ступней раздвоена, словно копыто козла.

*

* *

Во всяком случае, дьявол прячется под личиной услужливого спутника, весьма набожного; однако именно эта набожность выходит за привычные рамки — так, по крайней мере, повествует Фавро, которой рассказывал об этом кюре из Барденьяка.

В августе 1886 года некий крестьянин вез по берегу реки Броссак телегу, наполненную снопами. Внезапно лошадь встала. Как ни толкал ее, как ни ругался трудяга, сдвинуть ее с места было невозможно. Подошел незнакомец и говорит:

— Вы грешите перед Богом, ругаясь, к тому же напрасно мучите свою лошадь. Хотите, я помогу вам?

— Конечно, хочу, будьте столь добры!

Путник взял у крестьянина стрекало и, ни слова не говоря, стегнул лошадь — повозка тронулась. Радостный крестьянин, конечно, тут же отблагодарил любезного помощника стаканом вина. Затем, уже на постоялом дворе, незнакомец положил на стул маленький сверток, который, однако, нашему крестьянину, пожелавшему освободить себе место, чтобы сесть, поднять не удалось.

— Если собрать всех жителей вашей общины, то и вместе они его не поднимут, — сказал незнакомец.

И действительно, никто из присуствующих не мог даже чуть-чуть приподнять этот сверток. Незнакомец же одними кончиками пальцев без труда поднял и положил сверток на другое место к огромному удивлению зрителей, а затем, несмотря на присутствие жандармов и на то, что окна и двери были накрепко закрыты, бесследно исчез вместе со своим свертком.

Порою кажется, что дьявол не всегда стремится к собственной выгоде, появляясь то здесь, то там. Делит он ее со своим представителем — колдуном, подобно тому, как это произошло в нижеизложенном случае.

Р. де ла Кудр, колдун (он владел «подарком»), предупреждал своего слугу, папашу Левро: «Не трогай того, что стоит на полу». Как-то раз слуга попытался поднять стоявшую на полу корзину и, несмотря на все усилия, не смог этого сделать — господин же его легко поднял корзину одной рукой. Это и был колдовской «подарок».

Дьявол может находиться рядом с вами, не обнаруживая своего присутствия ни для кого, кроме своих адептов, подобно тому, как это было в следующих двух случаях.

Году в 1904 госпожа Бурди отправилась ночью в соседнюю деревню. По дороге, когда она и ее спутник находились в самой глубокой части оврага Ганори, мужчина почувствовал явное беспокойство и, обернувшись назад, сказал: «Нас преследует какой-то господин». Госпожа Бурди тоже обернулась, но никого и ничего не увидела. И хотя страх ее спутника все усиливался, ничего необычного она так и не смогла углядеть. Однако и ее охватил страх, и она ускорила шаг.

Когда они прибыли по месту назначения, рассказ о происшедшем ни у кого не вызвал удивления. Женщине объяснили, что спутник ее занимался сорсилегией (колдовством), и только он мог видеть дьявола, появляющегося порою под самыми разными видами.

После войны 1914–1918 годов в той же самой местности вдова Б., сама известная колдовскими занятиями, в полночь возвращалась с Конфоленской ярмарки в сопровождении многочисленных спутниц, чье внимание привлекла уловка вдовы, которая, постоянно изображая традиционный знак, отгоняющий зверя, бормотала следующее:

«Vai tin selo betio! T’otere tu de qui!»

«Пошла прочь, грязная скотина! Убирайся отсюда!».

Не считая происходящее чем-то необычным, женщины сразу же поняли, что за ними следует дьявол. Успокоились они только тогда, когда вернулись в свою деревню.

Невидимое присутствие дьявола может проявляться и более осязаемым образом. Это он мешает корове идти, когда ее гонят на ярмарку; это он издает жалобные вздохи в глубине Шампньерской расселины, приписываемые иногда также душам, мучающимся в аду; это он подражает лаю целой своры псов, это он издает звуки барабанного боя и воя ветра; это он вырывает из рук белье и подпорки, сбрасывает шапки с голов, передвигает в комнатах мебель, меняя внутренность дома до неузнаваемости.

Он и только он подражает квохтанию курицы-наседки или лязгу ударяющихся друг о дружку цепей. А на старинном кладбище в Шамбоне он, развлекаяясь по ночам, заставляет хрустеть кости мертвецов.

Он и только он в области Анголмуа способен втянуть вас в ужасный кошмар, который местные называют chaucho poulet.

IV

ОН БЫВАЕТ НА ВСЕХ МАСКАРАДАХ

В деревне Юрпуа близ Арпажона шел карнавал. Было это во времена моего отрочества, однако уже тогда я был любопытен, словно старый всезнайка, и интересовался всем, что касается сельского Дьявола.

Весело предав сожжению чучело по имени Бино, мои приятели убедили меня, что пора выпить еще одну, последнюю бутылку водки. Нас, одетых капустой, было пятеро. Один из нас, тот, кто, собственно, и предложил выпить, пошел за водкой. Затем он поставил на стол пять стаканов и наполнил их до краев.

Прежде, чем выпить, мы сняли маски и каждый взял свой стакан. Один стакан, однако, стоял никак не тронутый. Мы переглянулись с удивлением. Нас было только четверо! По команде самого сведущего из всех нас, побелевших и застывших, мы снова натянули маски, и, как это ни казалось невозможным, нас вновь стало пятеро. Затем мы сняли маски и опять оказались вчетвером.

«Быстро уходим… Он здесь… Пятый — это Он», — срывающимся голосом пробормотал догадавшийся.

Так я убедился, что Дьявол присуствует на всех маскарадах.

V

ДЬЯВОЛ НА ЛУНЕ

Бретонские крестьяне, знающие самые нехорошие тайны вселенной, утверждают, будто бы тот, кого время от времени видят на луне, и есть Дьявол, берущий на вилы тех, кого он собирается кинуть в свою печь. Или еще говорят, будто он собирает и вяжет хворост, которым эту адскую печь топит.

VI

ЛА РАМЕ И ДЬЯВОЛ

В Перше ходит рассказ о том, как солдат Ла Раме нашел способ засунуть Дьявола в мешок, завязать его, затолкать в изобретенную солдатом огромную пушку и, выстрелив, отправить на Луну, где он доселе и находится. Если приглядеться, то там можно увидеть его тень.

VII

CОЛИДНЫЙ БУРЖУА

Персонаж этот, хотя и стар, очень стар — возраст его исчисляется многими тысячелетиями — часто является человеком во цвете лет. Как-то в Морване его видели блестяще одетым в облике «солидного буржуа», элегантного и с хорошими манерами... Выдавала его лишь шевелюра, лошадиные копыта и характерный запах серы.

VIII

ДЬЯВОЛ-ГОРБУН

Легенда области Кот-дю-Нор повествует о некоем портном, хромом горбуне, пришедшем неизвестно откуда и имевшем сомнительную репутацию: жители, которых он обычно обманывал, тщательно за ним следили. Как-то раз, отправившись в деревню Сен-Эспри-ан-Пледельяк, он вернулся и пообещал встретившим его, если они пожелают, извести из земли источник, в котором можно постирать ткань или сукно, длина коего была до этого им жульнически укорочена, — ткань, как он сказал, вернется к прежним размерам.

Был, однако, человек, рассказавший, что хромец как-то потерял один ботинок и стопа его оказалась раздвоена. Этот смельчак утверждал, что портной — дьявол, и посоветовал односельчанам принять его предложение. Те согласились. Внезапно земля треснула и прямо из трещины забил родник чистейшей воды.

IX

ПОЕДАТЕЛЬ СОБАК

Марке, арендатор земли у господина Шобе, пас баранов в лесу Ла Бор, в Арьеже. Приближался вечер. Марке, собиравший вереск на метлы, связал его в большой сноп. Сноп этот он уже взвалил на спину, когда Лубетт, его собака, начала подвывать и пригибать колени. Поднялся ветер, донесший запах горелого леса и чего-то похожего на паленую мертвечину — отвратительный запах.

— Что это может быть?

Марке взял в руки свою мушмуловую дубину, увесистую и твердую, свистнул собаке и пошел выяснять.

Он вышел на поляну и увидел волосатое существо, которое дуло на огонь, разведенный на трех камнях; над огнем на сооружении из трех палок, связанных верхушками, находились какие-то кровоточащие останки, которые существо переворачивало. Они-то и источали мерзкий запах.

Возле огня лежала огромная черная собака, которая время от времени поднималась и выла, вздыбливая шерсть и обнажая два ряда клыков, острых, как у волка.

Незнакомец был гол и черен, словно перья дрозда, брови густые и нависшие. Волосы ото лба до затылка были похожи на шерсть кабана. Глаза — два горящих угля, рожа обезьянья. Он обернулся и посмотрел на Марке.

— Что ты здесь делаешь, чудище? — крикнул пастух.

— Обед готовлю.

— А что ты жаришь?

— Щенков черной собаки.

— А разве это вкусно?

— Вкусно.

— А как тебя зовут?

— Никак.

— Ну ладно, пойдем со мной, мне нужен еще один пастух. Ты будешь сыт и одет, и я тебе буду немного платить. А раз у тебя нет имени, я тебя буду звать Поедатель Собак.

— Мне это без разницы.

И оба пошли на ферму.

Когда Мариетт открыла дверь и увидела волосатого и черного, она схватилась за голову.

— Господи помилуй, кого ты мне привел?

И она сотворила крестное знамение. Бедная жена испугалась не на шутку! А тем временем черная собака оскалилась, зарычала, сделала прыжок назад и исчезла с быстротой молнии.

Поедатель Собак молча стоял в дверном проеме. Тем временем Мариетт прошмыгнула в кухню, вытащила бутыль со святой водой и прыснула несколько капель на негодяя, крича при этом:

— Дьявол из ада, убирайся обратно! Чтоб тебя огонь с неба пожег!

Поедатель Собак завопил как проклятый (каков он, собственно, и есть), завертелся, словно на него налетела стая шершней, и выпрыгнул наружу, сбив при этом обшивку двери, которую с тех пор ни один плотник не мог починить.

А Марке и Мариетт покинули проклятый хутор, и господин Шобе так больше и не нашел нового арендатора.

X

ДЬЯВОЛ НА ТАНЦАХ В МЬЯЛЕ

Было это уже давно. Как это и до сих пор происходит, в Мьяле были танцы, и на них собралось множество молодежи.

Одной девушке очень хотелось туда пойти, несмотря на родительский запрет.

— Как мне хочется на танцы в Мьяле, хотя бы там был и сам Дьявол...

С этими словами она отправилась на танцы и как только туда пришла, ее тут же пригласил молодой красавец. Она не отказала, он подхватил девушку и уже через минуту все видели, как оба выделывали такие акробатические трюки, что это вызвало вспышку общего веселья.

Однако мало-помалу народ, глядевший на скачущую пару, охватывало все большее беспокойство: у кавалера изо рта вырывались языки пламени.

«Дьявол... дьявол...» — послышались крики.

Побежали за кюре. Тот пришел со святой водой. Однако сколь ни старался священник изгнать дьявола, тот никак не хотел выйти из кавалера. В конце концов кюре предложил ему свою туфлю в обмен на девушку. Дьявол согласился и исчез. Девушка же через три дня умерла.

XI

ЧЕЛОВЕК С КУРИНЫМИ ЛАПАМИ

Однажды на танцах некий мужик, приударявший сразу за двумя девушками, начал допекать одну из них предложением отправиться с ним на сеновал. Туда вела лестница. Вторая девушка, снедаемая ревностью, спряталась под нею, и, когда парочка стала подниматься, она заметила, что у мужика вместо ног куриные лапы. Наутро на сеновале нашли только скелет ее подруги. «Человек этот был Дед Пихто (Cheuchveille), дьявол».

XII

ДЬЯВОЛ В ДЕНЬ ИВАНА КУПАЛЫ

В нашей деревне никогда не праздновали Ивана Купалу (Saint-Jean) без традиционных игр у огня. Это веселое развлечение как для молодых, так и для стариков, причем никто не упускает в это время и помолиться, особенно... девушки, считающие такую молитву наилучшим средством быстро и удачно выйти замуж.

Приходят все и, как говорят, не забывают ни Бога, ни Дьявола...

Как-то раз — дело было давно — две девушки с соседнего хутора отправились на праздник с тайным желанием найти себе мужей. Проходя через лес, они встретили всадника, который тут же предложил их посадить и довезти до деревни. Девушки согласились, даже не задумываясь о том, что делает в такой глуши этот незнакомец.

Провожатый был молод, статного сложения, говорил как по-писаному, и девушки были так им очарованы, что забыли даже про Ивана Купалу. А он все говорил и говорил... И намекнул на то, что он принц и путешествует в поисках супруги — приятной ему и, желательно, самого простого происхождения. Разумеется, каждая начала жеманничать и набивать себе цену.

Так они и возвышались на лошадином крупе позади очаровательного принца, пока, выехав на дорогу, не встретили группу молодых людей, заставивших всех троих спешиться.

— Эй, — кричали они, — куда это вы отправились? — Удивленные вызывающим тоном, девушки ответили, что едут на праздник, на купальские костры.

— Ну, в таком случае, — отвечали молодые люди, — поверните немного направо и поезжайте, вы попадете как раз к источникам Фонта; и если поедете таким ходом, как сейчас, то успеете как раз вовремя.

Нимало не стесняясь, конный принял совет и немного повернул вправо.

Приехав на нужное место, он приостановил лошадь, спешился, снял с лошади девушек по очереди и, не обращая внимания на ревнивые взгляды парней, взял обеих за талии и повел к костру. Девицы, уже считавшие себя принцессами, молча подчинились и даже не заметили, что ведет он их в самое пламя. Им начали кричать, но они продолжали идти. На девушках загорелись передники, а затем и платья. Тут они чуть замедлили, но незнакомец держал их за талии, словно тисками. Одежда его оставалась не тронутой огнем, однако изо рта вырвалось пламя.

Увидев, что перед ним Дьявол, кюре, который, благодарение небу, оказался рядом, не замедлил окропить пришельца святой водой. На месте остались только «невесты», обе ни живы ни мертвы от страху. Ни коня, ни всадника как не бывало. Но потом в кострище все видели головешку, которую сочли кусочком кости Дьявола, а, значит, и само кострище — прибежищем всякого зла.

XIII

КРЕСТ ИЗ ТИМЬЯНА И РОЗМАРИНА

Утром на Ивана Купалу девушки из Руссильона, дабы не допускать в дома злых духов, вешают на окна и двери букеты из полевых цветов в форме креста.

Обычай этот происхождения легендарного: некая девушка, влюбленная в одного красивого жителя гор и желавшая выйти за него замуж, повесила на дверь два букета из тимьяна и розмарина в форме креста. Когда пришел жених, он застыл у дверей и не мог сделать ни шагу, говоря, что цветы образуют форму аспида.

— Это не аспид, — отвечала красавица, — а крест: только плохие люди боятся креста.

— Ну что же! Должен сказать тебе, что я Дьявол и пришел по твою душу, а твой злосчастный букет мне помешал.

XIV

ДЬЯВОЛ ИЩЕТ ЖЕНУ

Как-то зимним вечером две девушки с одного отдаленного хутора отправились в Сент-Аман, соседнюю деревню, на вечеринку, куда также было приглашено много молодых людей.

Девушки шли по каменистой тропе мимо скалы, когда внезапно их остановил какой-то человек.

— Куда идете, красавицы? — спросил он любопытно-завлекательным голосом.

— В Сент-Аман, на вечеринку, играть в разные игры, петь и танцевать.

— Можно мне с вами? — спросил незнакомец, приближаясь.

В лунном свете девушки различили черты высокого, красивого и хорошо сложенного молодого человека, конечно же, как им показалось, сына кого-то из местной знати, гуляющего в поисках приключений.

Очарованные незнакомцем, девушки сразу же согласились и совсем не были удивлены тем, что он, подхватив обеих под руки, доставил их к месту назначения гораздо быстрее, чем обычно.

Вечеринка тем временем была в разгаре. Молодые и старые вместе резали ржаную солому для чучела (paillole). За работой неизвестный красавец, о котором тут же зашептались все местные девушки, вызвал всеобщее восхищение. Он делал все так быстро, что закончил свою часть работы гораздо раньше остальных.

За работой раздавался веселый смех. В полночь многие подустали, а старики начали отправляться спать. Молодые же окружили незнакомца, танцевавшего как никто.

Внезапно родители молодых хозяев, чью спальню отделял темный коридор, увидели, что по нему движется наш незнакомец. От ужаса взгляд их остановился: молодой человек, который только что весело пел и танцевал, отчаянно закашлялся — при этом изо рта его вырывалось пламя и вокруг разнесся запах серы.

Старики вскочили с постели и, чтобы остаться незамеченными, вылезли через окно и побежали за кюре. Тот тут же явился на вечеринку и стал кропить Дьявола святой водой, так что тот покраснел от боли.

В конце концов Дьявол обещал уйти и только попросил, чтобы его проводили до той скалы, где он повстречал девушек. Конечно, все участники вечеринки отправились его провожать. Одним прыжком Дьявол взлетел на вершину скалы и сказал:

— Вы опознали меня, а я себе искал жену... Теперь я должен удалиться... Как вы хотите, чтобы я это сделал? В воде? В ветре? Или в огне?

Мудрый кюре предложил ветер.

— Внимание, — крикнул он своей пастве, — пригнитесь...

Совет его был верен. Дьявол, завертевшись волчком, вызвал такой порыв ветра, что скала эта дрожит до сих пор.

XV

УНЕСЕННАЯ ДЕВУШКА

Госпожа де ла Гарай, у которой не было детей, удочерила свою племянницу, очень красивую особу, которой уже пора было выходить замуж. Когда девушке исполнилось 18 лет, приемные родители устроили для местной знати великолепный бал. Веселье было в разгаре, когда вдруг появился незнакомец, подошел к виновнице торжества и забормотал ей на ухо любовные признания. Она согласилась последовать за ним — а это был Дьявол, и он унес девушку в облаке дыма и огня, образовавшегося по левую сторону замка.

XVI

ГОСПОДИН, КОТОРЫЙ ИСЧЕЗ, КАК ОБЛАКО

ЧЕРНОГО ДЫМА

Один точильщик ножей рассказывал о проделках колдуна по имени Парро, жившего в Тьере в квартале Сен-Рош. Было это лет за десять до войны 1870 года. Парро жил один вместе с черным котом, о котором так же поговаривали, что он колдует. Много рассказывали о его талисмане — табакерке, в которой он якобы держал маленькое черное существо. Женщины пугали детей скарабеем (cancaille) папаши Парро. Cancaille на тьерском наречии — майский жук; так же называют и насекомое цвета зеленой эмали, живущее на розовых кустах — жука-бронзовку.

Присутствие папаши Парро вызывало легкую дрожь. Все, кто его встречал, начинали непонятно почему и очень странно беспокоиться.

«Как-то моя мать, — рассказывал точильщик, — она была тогда еще маленькой девочкой — играла с племянниками. Внезапно вошел папаша Парро и посоветовал детям ни в коем случае не открывать стенных шкафов. Однако чуть позже один из малышей, который, кстати, никогда прежде не плакал, подошел к стенному шкафу и — о, ужас! — открыл его. Оттуда вышел — ни больше ни меньше! — господин в цилиндре и с тросточкой, который сделал один или два шага вперед и исчез маленьким облачком черного дыма. Дети заплакали навзрыд. Конечно, потом они успокоились, но так никогда и не могли забыть то, что видели».

При всем том папаша Парро не был злым человеком.

«Я никогда никому не делал зла», — всегда говорил он, когда ему задавали разные вопросы.

Так рассказывал точильщик из Тьера.

XVII

ДЬЯВОЛ-ПРЕСЛЕДОВАТЕЛЬ

У нас на Корсике кто только не знает чего-нибудь о Дьяволе! Моя мать рассказывала об одной женщине из Корто, медсестре, которая однажды, идя к мессе, услышала позади себя стук каблуков. Она обернулась и увидела... Дьявола собственной персоной, причем такого, каким его обычно рисуют!.. Женщина перекрестилась и побежала в церковь, однако никому ничего там не говорила.

В течение нескольких месяцев все это повторялось каждый раз, и всегда, когда она шла к мессе. Женщина не могла есть, она отощала от голода, но продолжала ходить в церковь. Дьявол как будто хотел ей доказать, что он действительно существует во плоти.

В конце концов несчастная призналась во всем своему духовнику. Увы!.. Ни молитвы, ни обряды не изгнали Дьявола-преследователя до тех пор, пока женщина, охваченная яростью, не крикнула ему: «На этот раз останется кто-то один — или ты, или я!» Началась драка, в самом прямом смысле этого слова. Хотите верьте, хотите нет, но Дьявол оказался повержен ниц (sottu).

XVIII

ДЬЯВОЛ ИЗ ЛА КРЕСС

В местечке Крессе, что в Авейроне, появился как-то плачущий ребенок, просьбами своими, чтобы его взяли в какую-нибудь семью, глубоко тронувший души местных жителей.

Местный кюре, очень добрый, но со слишком богатым воображением человек, решил, что в город пришло небесное послание, а брошенное дитя это ни больше ни меньше, как... младенец Иисус.

Кюре собрал свою паству и, взяв хоругвь, возглавил шествие, призванное достойно встретить таинственного посланника. Однако уже в церкви принесенное на алтарь дитя, опершись на дарохранительницу, так захохотало, что стало ясно, кто это на самом деле, — Дьявол...

Однако все молитвы и обряды изгнания были Дьяволу как мертвому припарки. Один за другим приходили священники из соседних деревень и пытались убедить его, что место это не для него предназначено. После каждой неудачи злыдень так подшучивал над ними, к тому же и смеясь над их грехами, что вскоре ни у кого из батюшек не осталось охоты с ним связываться... пока дело не получило огласку.

В конце концов пришел один из монахов соседнего монастыря. Он был беден и добродетели его очевидны — только перед его лицом, исполненным несомненными чертами святости, Дьявол был вынужден отступить... Лишь монета, отданная в церкви за виноградную гроздь, раскалилась до невероятного жара, упала на пол да так и пропала.

XIX

ИЗГНАТЬ ДЬЯВОЛА

В Дофине некто Х., скончавшийся тому назад четыре года (рассказ датируется около 1886 г.), наводил ржавчину на гвозди, а затем разбрасывал их по двору, из которого он хотел изгнать Дьявола. Он как-то умел делать Дьявола видимым на дне ведра воды и протыкал ему глаза, сверлил сердце. Пришел он издалека специально для того, чтобы, как он сам говорил, места эти «очистить от дьявольского зла».

И..., умерший в том же году, наоборот, «передавал» Дьявола и всякое зло. Я не знаю, как конкретно это происходило. Во всяком случае, Дьявола изгоняли из одного человека и передавали другому. Говорят, что две семьи при этом пали жертвой легковерия. Владельцы таких секретов окутывали это ремесло покровом тайны, дабы увеличить свои доходы.

XX

ДЬЯВОЛ-СВЯЩЕННИК

Колокол, который звонит в глубине Керпижанского пруда в Сен-Жан-дю-Дуа (провинция Финистер), когда-то висел на колокольне домовой церкви замка. Забрал его оттуда Дьявол, а дело было так.

Наш герой, переодевшись священником, пошел служить мессу. Когда он простер руку к дарохранительнице, раздался удар грома, и на месте священника прихожане увидели огромного черного человека, который при приближении капеллана обернулся летучей мышью, вылетев, снова принял первоначальную форму, поднялся на колокольню и уволок колокол.

XXI

ДЕВУШКА, ОДЕРЖИМАЯ ДЕМОНОМ

Некогда в одном из приходов в окрестностях Вилена жила девушка, одержимая Дьяволом. Родителям ее это причиняло огромное горе, и они решили отвести ее к кюре на отчитку.

Священник окропил девушку святой водой и приказал Дьяволу выйти.

— А я не выйду! — закричал демон.

— Нет, выйдешь, — отвечал кюре, продолжая кропить девушку.

Дьявол, боровшийся, как мог, но уже чувствуя себя побежденным, закричал:

— Я могу выйти из ее тела, но только если потом войду в пономаря.

— Нет, только не это! — закричал пономарь.

Однако кюре, который продолжал настаивать на своем, сказал демону:

— Вопрос решенный, ты выйдешь изо рта девушки и залезешь в пономаря через зад.

Сказав это, кюре тут же достал кропильницу и, плеснув святой водой, крикнул:

— А теперь убирайся немедленно!

Дьяволу, только что изошедшему из тела девушки и преследуемому всплесками святой воды, не оставалось ничего другого, как покинуть церковь и отправиться обратно в ад.

XXII

ДЬЯВОЛ-СКРИПАЧ

Неподалеку от Донона находится озеро Ламэ. Возле него с незапамятных времен раскинулись луга, посреди которых на небольшом холме высится одинокое дерево. По воскресеньям вокруг него собирается сельская молодежь. Как-то раз после мессы у церкви появился незнакомый музыкант. Он играл на скрипке столь незнакомые мелодии и вальсы, что юноши и девушки все последовали за ним в луга. Он собрал их в круг возле дерева, и они, разбившись на пары, пустились без устали танцевать под музыку незнакомца, все более и более виртуозную.

Когда зазвонили к вечерне, танцующие замерли — колокол звал их к божественной службе. Но это было только мгновение — скрипач заиграл еще более быстрый танец. И хотя колокол звонил и звонил, танцующие выделывали вокруг дерева все ускорявшуюся фарандолу.

Кюре, обеспокоенный отсутствием на службе своих прихожан, приказал звонить двенадцать раз, однако увлеченные танцоры не слышали небесного зова об оставлении греховных соблазнов и даже не замечали, что уже и солнце начинало садиться.

Колокол замолк. Перестал играть и скрипач. Внезапно луга и танцоров покрыла бездна — это провалилась земля под действием подземных вод, образовавших когда-то озеро Ламэ.

Скрипач тут же бросил свой инструмент на скалу и стал подниматься на воздух. Скрипка же внезапно загорелась и начала издавать запах серы. Из глубины заливавших окрестность вод доносились вопли и стоны обезумевшей молодежи, однако их заглушал адский хохот.

XXIII

ДЬЯВОЛ В ГОСТЯХ У АРЕНДАТОРОВ

Жила когда-то семья арендаторов, в которой только и говорили, что о Дьяволе. Однажды после ужина, когда они вели беседу на любимую тему, он сам пришел на ферму. Это было существо, одетое в красное, с большими рогами, длинным хвостом и ногами, как у старого козла.

Дьявол сел в углу у огня и сидел до полуночи. Затем он вышел, а арендаторы, со страхом переглянувшись, принялись за молитву, которая продолжалась до зари.

На следующий день, и еще на следующий Дьявол возвращался и вел себя, как и в первый раз.

Все это арендаторы рассказали приходскому кюре.

— Друзья мои, — сказал кюре, — вы получили то, что заслужили. Если бы вы столько не говорили о Дьяволе, он бы к вам и не приходил. А я помолюсь Господу Богу, чтобы он впредь хранил вас от визитов этой мерзкой твари.

Кюре сделал все, что обещал. Однако молитвы его не принесли пользы, и Дьявол по-прежнему каждый вечер являлся на ферму. Пришлось арендаторам обратиться к епископу, который вскоре явился к ним в митре и с крестом, сопровождаемый многочисленный духовенством.

Когда епископ со свитой вошли на ферму, Дьявол, как обычно, сидел у огня. Епископ сотворил молитву и начал кропить святой водой. Однако Дьявол не шевелился. Все молились об одном: чтобы, когда он будет уходить, он не проломил, как обычно это делает, стену так, что дыру потом не могут закрыть ни плотники, ни каменщики. Чтобы такого не случилось, епископ возложил на спину Дьявола епитрахиль и только затем погнал его с фермы. Дьявол помчался с быстротой молнии. Через час, однако, пошел такой град, что он побил весь урожай и местность не скоро еще вернулась к прежнему благополучию.

XXIV

ПОРТРЕТ ДЬЯВОЛА В ДЕРЕВЯННЫХ БАШМАКАХ

Сопровождаемый стуком сухого дерева, огромный детина бодро и быстро проходит мимо первого дома в Брандах — дома Сабера, старого лесничего. Человек выходит на тропинку, которая, сперва поворачивая к широкой и ровной полосе песка на равнине Буассьер, покрытой зарослями кустистого дрока, вдруг останавливается и не ведет больше никуда.

На каждом спуске башмаки звенят, как деревянные колокола. Внутри них ноги ходят туда-сюда, как сухие орехи в своей скорлупе. На плечи его большого плоского тела натянут широкий черный плащ, который можно принять за небосвод этой ночи… большой, хорошо отрезанный кусок с отделкой и капюшоном, опущенным на голову неизвестного, сидящим на ней, как наседка на яйцах.

Длинные, вытянутые ноги делают его походку расхлябанной, создается впечатление, что грудь резкими рывками тянет его вперед, а руки делают такие широкие движения, что, кажется, будто они косят сумерки, чтобы сложить их в снопы. Подобным образом, повсюду сцепляясь с ночью, человек идет дьявольски быстро и за ничтожно малое время оказывается в центре Брандов. Можно подумать, что песчаная равнина освободилась от него одним ударом, как от паразита.

Подобный гигантской летучей мыши, которая пытается идти, как человеческое существо, прохожий обращает внимание на яркие огни постоялого двора. Он отправляется прямо туда и останавливается только для того, чтобы толкнуть закрытую дверь.

При виде того, как входит это большое тело, плоское и черное, на минуту деформированное движением вверх, которым он сбрасывает свой капюшон, у хозяев постоялого двора создается впечатление, что перед ними вдруг возникло само Лихо в человеческом обличье.

Он садится и заказывает выпить, он говорит так резко, что каждое слово звучит, как приказ.

— И куда это вы идете в такой час? — беспокоится женщина; на ее губах застыла натянутая улыбка.

Человек плотно прислонился к стене и вытянул ноги, длинные, как рукояти грабель. Не глядя на нее, он уклончиво отвечает:

— …Быть может, сюда… Быть может, туда…

Слоги резкими толчками бьются у него между языком и нёбом: можно сказать, он плюется булыжниками.

Хозяева, желавшие услышать другой ответ, попытались бы добиться этого при помощи лукавства, но он не проявляет ни малейшей тени любезности. Затем он протягивает руку к куску хлеба, который остался на столе.

Тогда женщина видит, какие длинные и тонкие у него пальцы; какие у него тонкие и ухоженные ногти, как если б он никогда не пользовался руками, чтобы заниматься каким-нибудь мужским делом. Это, должно быть, учитель из соседней деревни, думает она, и, чтобы ответить на слова незнакомца, она с запозданием выговаривает покорное «Ах!». Затем, опустив голову над тарелкой, она глотает кусок, который не сразу проходит в горло, настолько она под впечатлением того, как над ней насмеялся этот посетитель.

Как только хозяин гостиницы приносит ему флягу белого вина, незнакомец некоторое время пьет. Когда его стакан пустеет, он наполняет его до краев. При каждом глотке его взгляд скользит по входной двери, а его угрюмое лицо, кажется, силится оживить грубая улыбка… но это, должно быть, только игра тени, которую отбрасывает лампа, висящая над ним.

Через некоторое время беспокойство охватывает хозяев постоялого двора, которые вдруг спрашивают себя, а не замышляет ли этот посетитель зла против них. Ночь приносит только неприятности, думают они, а этого человека забросила к ним ночь… Так что они пристально и подозрительно смотрят на него, желая проникнуть в его мысли.

Несмотря на грубость его черт, покрывающую его кожу морщинами, в его губах видна молодость, и это дает основания предполагать, что ему, видимо, еще не перевалило за сорок… может быть, меньше, но не больше… Его костлявое лицо — как будто охряная маска, срубленная из двух овалов, удлиненных к вискам, внутри которых находятся его глаза, обладающие животной пристальностью. Его голова, вытянутая вверх, слишком узкая и столь обезображивает большое тело, что наводит на мысль о незрелом фрукте, который остался на дереве, задержанный каким-нибудь морозом. Сильный нос, короткий лоб, похожий на столб, обрамленный черной блестящей шевелюрой, разрезает эту маску и помогает ей парализовать любую волю, которая бы противоречила ее собственной… С таким властным носом и не может быть иначе. Его скулы выступают, натягивая на себя щеки, также перерезая их.

На первый взгляд, это лицо, кажется, выдает все то, что оно выражает, но каждый раз украдкой хозяева постоялого двора открывают детали, которые стирают предыдущие; можно подумать, что оно состоит из дюжин подвижных углов, чья подвижность со временем сбивает с толку и в то же время завораживает.

Наконец незнакомец вытаскивает из кармана кожаный кошелек, полный и раздутый. Он небрежно развязывает его и двумя пальцами достает оттуда красивый новенький луи, который бросает на стол так, чтоб хозяин мог достать его рукой. Тот немедленно хватает его, боясь, чтоб незнакомец немедленно не забрал его обратно или, может быть, не заставил его исчезнуть у хозяина под носом… а этому человеку, кажется, по силам сыграть подобную шутку. Нагнувшись, хозяин видит, что кошелек еще полон золотых: металлических яблочек, которые ворошит рука незнакомца.

При виде этого насупившееся лицо Гробуа раздувается от удовольствия и лопается улыбкой, как переспелый финик. Теперь, сбросив этот груз, он ощущает потребность пошутить. В конце концов, у него есть интересная тема для разговора.

— На это, — говорит он, — вы можете купить целый город…

Человек снова кладет кошелек в карман.

— Если есть что купить, — отвечает он сухо, — я куплю…

— Всегда есть что продать, — снова вступает в разговор Гробуа, глаза которого блестят от внезапного приступа алчности.

Вдруг становясь привлекательной, его жена встает и подходит ближе. Она не видела содержимого кошелька, но заметила отблеск в глазах мужа.

— Вы здесь найдете то, что ищите…, — вставляет она.

— Я по ремеслу кузнец, — сказал незнакомец, и грудь его раздулась, как кузнечные меха.

— В таком случае, — говорит хозяин, — вам не повезло, в этой деревне ничего такого не продашь… У нас уже есть один железных дел мастер. И он не собирается нас покидать… Я вам это говорю…

— Я кузнец, и я решил ковать здесь…

И, сказав это, человек как будто превращается в статую из гранита и бронзы.

Вдруг, как раз в этот момент, снаружи доносятся громкие звуки ударов, как будто кто-то вывалил прямо в дверь полную телегу груза. Дверь открывается, можно подумать, что она не устояла от этого толчка. Руки, локти и сумасшедшие лица тотчас же снимают это впечатление.

Это Жантиль — поденщик, Вэрон — столяр, Жерли — дорожный рабочий, Лоран, Монж и еще другие. Они жестикулируют, призывая друг друга в свидетели того, что привело их сюда и что их ошарашило.

— Ну?.. Что?.. Что с вами приключилось?.. — кричит женщина, охваченная ужасом, которой почти кажется, что, воспользовавшись этим шумом, незнакомец прыгнул на нее.

Люди остаются на пороге.

— Вы не знаете? – говорит Вэрон.

— Кристоф мертв… — выпаливают другие.

Взволнованный голос каждого — звено в тяжелой цепи, которую они тащат, позвякивая, через всю деревню.

— Он повесился, — добавляет Жерли.

— Кто это сделал? — жадно спрашивает женщина, стараясь не глядеть на незнакомца, который выказывает ко всему полнейшее равнодушие.

— Кто бы это его мог силком повесить? — отвечает кто-то. — Вы можете представить, чтоб он дал себя связать?

Когда все уходят, хозяин резко обращается к незнакомцу:

— Вы, конечно, не знаете, кто такой был этот Кристоф?

— Честно говоря, нет, — отвечает он бесстрастно.

— Вы, может быть, поднимете свой нос, если я вам сообщу, что это был наш кузнец и что нет никого, кто мог бы продолжить его дело?

Незнакомец наконец удостаивает его взглядом. Его лицо не выражает радости, которую парочка ожидала там увидеть.

— А! — только и говорит он.

Он встает, высоко поднимается его длинное плоское тело. Кажется, что на его плечи натянут кусок черной ткани, которую они поднимают вверх.

— Можно сказать, — продолжает жена, — что вам, с вашей стороны, повезло.

— Может быть, — говорит человек, широко зевая и глядя в сторону лестницы.

Она так спешит с ним расстаться, что приносит ему лампу. Он берет ее, не поблагодарив.

— Вы увидите комнату на втором этаже, на площадке, прямо перед вами, — проговаривает она, не смея взглянуть на него.

Вскоре он поднимается. Его деревянные башмаки скрипят на ступеньках. Приободренная тем, что находится от него далеко, она кричит ему:

— Кстати, как вас зовут?

Постояв немного, он как будто возвращается очень издалека, кажется, что он колеблется, потом отвечает:

— Зовите меня… Рок.

— И это все?

— Да… Коротко… Рок.

Он поднимается наверх. Дверь его комнаты захлопывается за ним. Пол скрипит и тотчас же скрипит кровать. Человек лег спать совсем одетым.

Тогда они вдруг чувствуют, как тяжело им стало от присутствия на постоялом дворе этого незнакомца.

XXV

ДЬЯВОЛ В ГЮГШТЕЙНЕ

В четверти часа ходьбы от местечка Гебвиллер на высоком холме расположены развалины замка Гюгштейн. Когда-то им владели два брата, рыцари-разбойники, ведшие разгульную жизнь. Они были преданы Дьяволу душою и телом. Грабили они купцов и путников на дороге из Франции в Германию. Нападая на них, братья требовали значительных денежных сумм, а если жертвы грабежа таковыми не располагали, их бросали в ров и морили голодом. Говорили, что ров был полон костей.

>Как-то вечером Гюгштейны остановили доверху груженую повозку. Под шпалерами они обнаружили до смерти перепугавшегося торговца, которого отвели в один из самых темных казематов замка и потребовали выкупа.

Богатства, которыми была гружена повозка, оказались столь значительны, что братья провели всю ночь в их подсчетах.

Утром слуга доложил:

— Путешественник не хочет есть сухой хлеб, который вы ему дали, и воды не пьет. Он говорит, что достаточно богат, чтобы хорошо питаться, и готов дать вам вдвое больше, чем у него в повозке, но при этом обедать вместе с вами.

Просьбу братья уважили. Путешественник вошел к ним и обнял их. За обедом он прекрасно пел, и все обитатели замка были очарованы. Пленник сам накрывал на стол, на котором появились вина из его повозки — французские, испанские, итальянские. Кроме того, он проделывал тысячи фокусов — превращал вино в воду, делал так, что зубы одного оказывались во рту другого, беззубого, а борода господина вдруг перемещалась на подбородок слуги — и множество других, изрядно всех веселивших.

На замок пала ночная тьма, но веселье продолжалось. Путешественник дарил дорогие плащи, чудесные шелковые ткани, невиданные цветы, драгоценные вазы и ожерелья, блиставшие слепящими огнями.

Часы в Гебвиллере пробили полночь. Путешественник достал из маленького сундучка бутылку, которую особенно похвалил, и предложил распить. И тут, хотя и охваченные винными парами, братья Гюгштейны увидели, что над головой незнакомца высятся рога, а тело пылает огнем. Гость открыл свой сосуд, но оттуда вместо вина хлынул огонь. Раздался взрыв, гром которого разбудил все окрестности, а замок взлетел на воздух.

XXVI

ГОСПОДИН ДЕЛЛА РОККА

Малья была девушкой, блиставшей поистине солнечной красотой. Все до одного парни из ла Пьеве хотели на ней жениться, но она была очень разборчива и не останавливала свой взор ни на ком. Уж не поклялся ли ей в вечной любви сын местного землевладельца, местного господина?

Да, так оно и было, хотя отец прекрасной Мальи и господин делла Рокка были врагами. Однако что для девушки какая-то отеческая вражда?

Как-то вечером, ближе к полуночи, Малья ждала своего возлюбленного у окна. Малейший шорох листвы, малейшее дуновение заставляли девушку вздрагивать.

И, наконец, он появился. Плащ его развевался на ветру над его скорой лошадью.

— Малья, Малья, спускайся и поедем со мной.

— Сейчас, мой любимый. О, как я тебя ждала...

— Быстрее, быстрее, ведь завтра ты будешь владелицей замка делла Рокка.

С трепетом Малья открыла дверь. Ее не останавливали воспоминания ни об отце, ни о матери, ни о братьях, готовых убить, но отомстить.

А пока что девушку ждал всадник.

— Вот, Маттео, видишь, как я дрожу, но сердце мое полно радости.

— Быстро на лошадь! Ведь скоро уже рассвет.

Малья подчинилась.

Табурым, табурым, табурым! — все вперед и вперед! Вот уже исчезают деревни, равнины и горы!

Табурым, табурым! — Это Сатана похитил девушку! Мимо кладбища — табурым, табурым! — они летят, словно ветер.

— Мой любимый, я голодна, мой Маттео, ах! Мне холодно, мне очень холодно!

— Ха-ха-ха!

Безумный полет продолжался.

Бедная Малья, потерявшая рассудок от страха, слетела с лошади и упала на землю. Сатана схватил ее за длинные черные волосы и продолжал свой адский путь. Словно молния, исчезали окрестности — с равнины они на скаку помчались по морю аки посуху.

Вперед и вперед! Лошадь даже не приостановилась — казалось, она обрела новые силы. Тело бедной Мальи волочилось по воде.

«Вперед! Встречайте нас, демоны и колдуны!» — раздавался крик в ночи.

Внезапно еще одно диво, морское, бросилось на несчастную девушку, а Сатана держал ее уже только за волосы.

Вперед и вперед! Из конских ноздрей вырывалось пламя.

А у всадника был козлиный хвост и два рога.

Вперед! По морю аки посуху! Вот уже и солнце встает!

Они пересекли море, они примчались.

Двери ада сами собою отворились со страшным треском и впустили Малью, лошадь и всадника.

XXVII

ДЬЯВОЛ НАД МОРЕМ

Как-то вечером один рыбак из Морле, наловивший очень мало рыбы и теперь печально рызмышлявший о своей участи, услышал страшный шум и увидел: по морю скачет, как по суху, одетый в красное всадник на черном коне, из-под четырех железных подков которого бьют огненные искры. Это был Дьявол, догадавшийся о беде рыбака и прибывший с предложением купить за деньги его душу.

XXVIII

НА КАКИХ ЛОШАДЯХ ЕЗДИТ ДЬЯВОЛ

Дьявол особенно любит ездить на увечных лошадях. Так, в Пуату его как-то видели на лошади без головы, а во Франш-Комте — на лошади о трех ногах.

Чтобы добыть себе лошадь, ему достаточно расковырять землю пяткой: из ямы тут же выскочит очень резвая черная лошадь.

XXIX

ДЬЯВОЛ В ТЕЙЕ

Маркиз де Контен-Фао, владелец замка Рош-Гиффар, совершил за свою жизнь столько злодеяний, что и после смерти вызывал ужас. Никто не решался ночью идти через лес Тейе, ибо дух злодея постоянно там появлялся, порой на лошади, порой в коляске, а иногда и спешившись — маркиз охотился, свистел собакам и, подобно молнии, мелькал по мелколесьям и строевым борам. Призрак появлялся под разными видами и все больше на дьявольской лошади, как об этом повествует легенда, особенно часто пересказываемая на разных вечеринках.

Симон Ле Бигр темной ночью возвращался из Шатобриана, когда недалеко от Тейе, в кустарнике, он увидел привязанную лошадь, которая человеческим голосом обратилась к нему с такими словами:

— Помнишь ли ты, Симон Ле Бигр, как мы встретились когда-то на берегу Пильского озера? Я подстрелил двух селезней, а было так холодно, что моя собака не полезла за ними в воду. Ты же по моему приказу это сделал.

К ужасу бедного Симона он узнал голос умершего маркиза, напомнившему ему о приключении, после коего Ле Бигр долго страдал ревматизмом.

— Я хорошо это помню, — дрожа, ответил Симон.

— Ну что же, — отвечала лошадь, — теперь моя очередь оказать тебе услугу. Cлушай меня: сейчас тебе встретится мой господин. Он попросит у тебя нож. Но будь осторожен — это Дьявол и, если ты хочешь избежать смерти, протяни ему острие, а не рукоятку.

— Премного вам благодарен, — пробормотал бедняга.

Тут же, примерно в ста шагах, появился господин в огромных сапогах со шпорами и хлыстом под мышкой. Незнакомец вышел на середину дороги и громким голосом сказал:

— Дай мне нож.

Весь дрожа, Симон протянул ему лезвие своей финки. Сатана издал яростный крик и направился к кустарнику, где была привязана лошадь.

— Грязная скотина! Я говорил тебе, смотри у меня!

Он отрезал веревку, сел на лошадь и Ле Бигр услышал только, как ураган пронесся по лесу. Кустарники задрожали, ветки затрещали, из-под ног лошади, промчавшейся быстрее ветра, били искры.

Симон Ле Бигр отправился домой, но в ту ночь уснуть он не смог.

XXX

БЕССТРАШНЫЙ ЖАН И ДЬЯВОЛ

Жил когда-то в Лаворетт (департамент Тарн-и-Гаронна) парень, такой смелый, такой смелый, что получил он прозвище Жан Бесстрашный. Этот самый Жан дал клятву не жениться до тех пор, пока не испытает настоящего страха. Мать его от этого очень страдала и горевала днями и ночами.

Однажды, не в силах более терпеть, она отправилась к местному кюре за советом. Она хотела, чтобы тот придумал ему такое задание, чтобы Жан уж непременно сильно испугался.

Кюре вызвал к себе Жана и сказал:

— Вот, возьми эту епитрахиль и кропило… сегодня вечером ты пойдешь вон в тот дом: говорят, там появляется Дьявол. Твое дело его оттуда изгнать.

Следующей ночью Бесстрашный Жан отправился в дом, где появлялся Дьявол и, придя туда, спокойно развел огонь в камине, чтобы испечь себе картошки. Затем он сел почитать книгу.

Вскоре из камина высунулась рука, как бы обнимавшая огонь, затем еще одна… вылезла и нога, затем вторая… туловище и, наконец, голова… Дьявол отряхнулся и предстал перед нашим героем, скорее удивленным, нежели испуганным. Через некоторое время оба уже непринужденно беседовали и ели картошку.

Вдруг Жан уронил на пол свою картофелину и сказал Дьяволу:

— Подними...

Ничего не подозревая, Дьявол наклонился, чтобы поднять картофелину, а Жан сверху обвил его шею епитрахилью и начал кропить голову святой водой.

— Отпусти меня, — умолял Дьявол, вертясь от боли, — ты меня сожжешь, сожжешь...

— Я тебя отпущу при условии, что ты здесь больше не появишься.

— Обещаю, слово даю, отпусти... Я так страдаю...

Бесстрашный Жан снял епитрахиль и перестал кропить. Тело Дьявола тут же начало перемещаться. Один за другим его члены втягивались в камин и там исчезали. Больше он в том доме не появлялся.

Что же до Жана, так и не испытавшего страха, то он продолжал вести безбрачную жизнь к великой печали своих родителей и местных девушек, которые все до одной мечтали выйти за него замуж.

XXXI

ДЬЯВОЛ ИЗ ЛА ФУРТОНИ

Лет сто назад — во времена моего деда — Дьявол жил в замке ла Фуртони, недалеко от Рибери, в Перигоре.

Это был Дьявол-трудяга. По ночам он выполнял самую разную работу. Каждое утро арендатор обнаруживал, что лошади обихожены, подстилки прибраны, в кормушках достаточно корма. Словно кто-то вставал в два часа ночи и к пяти утра уже заканчивал все дела.

Тем не менее, вспышки его ярости были весьма неприятны, равно как и его злые шутки. Так, каждое утро на шатком балконе находили огромные куски известняка, грозившие упасть и убить какого-нибудь прохожего. Всякий раз приходилось что-то делать — или сбрасывать их на землю, или перетаскивать куда-нибудь подальше. Однако ночью Дьявол опять приволакивал откуда-то точно такие же.

XXXII

ХРАНИТЕЛЬ СОКРОВИЩ

Легенда местечка Сент-Катрин повествует о жадных охотниках, раскопавших небольшую пещеру, расположенную недалеко от овальной башки Шато, в Балагере (Арьеж). Там, освещенные огнем свечей (candelos), сияли куски золота и серебра, нависавшие под сводами, подобно сталактитам. Как только охотники протянули к ним руки, они увидели маленького старичка, что-то варившего в котелке (era ola) и внимательно смотревшего на незванных гостей. Охотники заметили, что у него вместо ногтей на руках и нижних конечностях — кошачьи когти. Сделав тут же ноги, они все же прихватили несколько кусков золота, однако под действием какой-то таинственной силы золото исчезло. Охотники вернулись домой с пустыми карманами, но хотя бы живые, здоровые и довольные, что их отпустили на все четыре стороны. С тех пор никто больше не пытался искать в тех краях сокровища — ведь хранитель их был поистине ужасен.

XXXIII

ТРИ ДЕЗЕРТИРА,

или Народная сказка о щедром Дьяволе

Жила некогда в одной деревне крестьянская семья — отец, мать и трое еще совсем маленьких сыновей. Как-то раз отец, который понял, что им не прожить каждодневным тяжким трудом, объявил, что пора сниматься с места, и вскоре все они вместе отправились в Париж. После долгого пути семья, наконец, добралась до столицы и с большим трудом нашла крышу над головой. В конце концов, после долгих поисков работы они вошли в долю с таким же бедным семейством местных старьевщиков. Через пару лет жена умерла, и отец остался один с тремя повзрослевшими сыновьями. Старшему, Франсуа, было восемнадцать, среднему, Жану, шестнадцать, а самому младшему, Полю — четырнадцать. Быть старьевщиками им не хотелось. И старший сказал:

— Отец, я хочу пойти добровольцем в армию.

Старик благословил сына и его взяли в 24-ю колониальную дивизию, которая стояла в Перпиньяне. Через шесть месяцев Франсуа стал капралом, а еще через год — сержантом. Начав зарабатывать небольшие деньги, он посылал их отцу.

Прошло еще два года. Жану исполнилось восемнадцать, и он пожелал сделать то же самое. Отцу очень этого не хотелось, но в конце концов свое благословение он ему дал. Жан отправился служить туда же, где служил его брат, в 24-ю колониальную, и тоже стал капралом. А старший брат уже получил должность сержанта-каптенармуса.

Прошло еще два года, и в армию запросился младший, Поль. Отцу очень хотелось, чтобы сын остался дома, — ведь он превращался в одинокого старика, и благословения своему сыну он давать не желал, но что поделаешь? Пришлось все-таки согласиться. Поль отправился туда же — в 24-ю колониальную, и через полгода тоже стал капралом. За такое короткое время старший брат получил звание главного сержанта, средний — сержанта, а младший — капрала. Вот это да! Жалование свое им удавалось и отцу посылать, и небольшие вложения в ренту из него делать. И братья уже считали себя богачами, счастливо избежавшими ремесла старьевщиков.

Через два года старший связался с дурной компанией, загулял и к тому же проиграл в карты все деньги, которые задолжал собутыльникам. А это действительно было бедой. Франсуа пытался было просить у сослуживцев, но никто ему ничего не дал. И бедного каптенармуса стали навещать мысли о самоубийстве, однако в конце концов он подумал:

— Ну, хорошо, а что на это скажут братья...

И в конце концов он им все рассказал. Братья посоветовались и решили: cамоубийство — это все же не дело, лучше просто дезертировать. На следующий день, как только стемнело, все трое покинули казармы. Одеты они были в военную форму, и им пришлось плутать и заметать следы. Всю ночь и следующий день братья провели в лесу.

Наутро капитан роты приказал поймать всех троих любой ценой. Ведь рота была образцовой, и дезертиров из нее никогда раньше не было. А братья вели себя так, что поймать их труда не составляло. Если старший еще как-то держался, то средний захотел есть, а младший так натер ноги, что не мог дальше идти. В конце концов, когда на землю пала ночь, они с трудом вышли к какому-то замку.

— Давайте постучимся.

Так и сделали, но никто им дверей не открывал и не отзывался, и света в окнах тоже не было. Братья обошли парк вокруг замка и увидели среди деревьев маленький домик, в котором горел свет. Они постучались. Открыла уже старая, но красивая женщина. Увидя, что пришли не бродяги, а люди военные, она осмелела и сказала, что можно войти. Старший ей и говорит:

— Мадам, мы солдаты французской армии, находимся на учениях и просим о ночлеге на одну ночь.

— Заходите, доблестные бойцы! — тут же ответила женщина.

Когда братья вошли, она сказала:

— Скоро придет муж, он здесь сторожем.

Сторож тут же вошел, и, когда увидел троих молодых военных, пригласил их за стол — поужинать вместе с ним. За столом главный сержант ему сказал:

— Мы стучали в двери замка, но нам никто не отвечал, — и добавил: — Наверное, богатых там принимают лучше, чем бедных солдат.

Но сторож на это ответил:

— Вы ошибаетесь. Дело совсем в другом. Замок этот с привидениями — там никто не живет.

Главного сержанта охватило любопытство:

— Что же, никто не может зайти туда и посмотреть, что там происходит?

— Нет, случаи были, но каждого, кто туда попадал, охватывал такой страх, что после он не мог ничего вспомнить и рассказать.

Тогда старший, обращаясь и к сторожам, и к братьям, предложил:

— Ну что же, если вы хотите, чтобы мы вам помогли, мы можем взять на себя охрану замка. Не так ли, бойцы?

Братья тут же ответили «да» и сторожа тоже. Было решено отправиться в замок этой же ночью и провести ее там. Для сугрева взяли изрядное количество вина, длиннющий ключ от дверей, свечи и, пожелав спокойной ночи добрым старикам, отправились в замок. Подошли, открыли. Зашли, зажгли свечу, осмотрели комнаты, развели огонь в камине, сели за стол и начали опустошать свои запасы. После уже изрядной заправки разговор принял непринужденный характер. Старший и говорит:

— А вы уверены, что здесь вообще есть привидения? Я — нет!

— Да нет, все возможно, — ответили средний и младший, — вполне возможно.

— В конце концов, сейчас это неважно, — подвел итог старший. — Пока что недурственно будет и соснуть. Я посторожу первый, а вы расходитесь по комнатам и ложитесь.

Братья отправились спать, обнаружив в комнатах замечательные постели. Старший уже закурил трубку и налил себе еще. В полночь ударил гром, поднялся ветер, раздался стук в окно.

— Кто там?

— Говорю тебе прямо, бедный дезертир из французской армии! Ты хочешь помешать мне войти. Не делай этого — я знаю, что ты беден, впусти меня, и я сделаю тебя богатым. Я подарю тебе кошелек, в котором всегда будет не меньше сотни франков.

— Хорошо, — сказал сержант, — давай кошелек.

— Нет, сначала впусти меня.

— Э, нет, давай сперва кошелек, а там поглядим.

Посетителю ничего не оставалось, как бросить кошелек в окно. А было это никакое не привидение, а сам Дьявол! Главный сержант положил кошелек на стол, раскрыл его и оторопел: 100 франков, еще 100 франков, еще 100 франков! Целая кипа строфранковых купюр! Надо же, теперь он богат! И ему ничего не оставалось, как сказать Дьяволу:

— Заходи!

И отомкнуть замок. Дьявол вошел.

Через некоторое время он опять начал шуметь, но главный сержант уже мирно спал прямо на столе.

Наутро братья вошли на кухню и, поприветствовав старшего, спросили:

— Ну как, ничего не случилось? Ты ничего не видел? Не слышал?

— Нет, ничего, я спокойно спал. Все это сказки, никого здесь нет.

Они закрыли замок на ключ и отправились в домик, где их уже ждали с улыбкой добрые старики, которые тут же подали кофе и спросили, что происходило ночью в замке. Братья сказали, что они спали, а старший сторожил и ничего такого не заметил. Старики предложили:

— Может быть, кто-нибудь из вас еще ночь не поспит?

— Конечно же, можно.

И братья согласились, а вечером отправились в замок. На этот раз очередь бодрствовать подошла среднему — сержанту Жану. Он также неплохо заложил за воротник и сел ждать. В полночь крупные дождевые капли забили в окна, а стекла задрожали. Жан немного испугался и спросил:

— Стой, кто идет? Не двигаться, а то я открою огонь и продырявлю тебе брюхо.

И услышал ответ:

— Бедный дезертир из французской армии! Ты ведь сильно голоден, я это знаю, тебе надо подкрепиться. Я тебе помогу. Если ты меня впустишь, я подарю тебе скатерть-самобранку, которая всегда накроет тебе на стол, тебе только надо сказать: «Скатерть, накрой на стол!» — и стол готов. На нем всегда будут лучшие вина и лучшие блюда.

— Хорошо, давай скатерть.

— Нет, сначала впусти меня.

— Э, нет, давай сперва скатерть, а там поглядим.

И тогда Дьявол бросил ему скатерть через окно, и сержант приказал:

— Скатерть, накрой на стол ста блюдами!

Во мгновение ока на столе стояли сто блюд. И тогда сержант крикнул:

— Годится, заходи, я беру твою скатерть.

Дьявол вошел и со страшным шумом стал обходить комнаты. Вскоре сержант уснул. Наутро братья пришли его проведать. Первое, что они сделали, это спросили, не происходило ли чего ночью.

— О, ничего! Я ничего не видел и ничего не слышал. Все это сказки, в замке можно спокойно жить!

Они вернулись в домик, все рассказали, и добрые старики попросили их пободрствовать в замке еще одну ночь. Братья согласились. В третий вечер они вновь отправились в замок и самый младший, капрал Поль, приготовился не спать. Братья же отправились по постелям. В полночь поднялся страшный ураган, окна замка залепил снег. Стекла трещали.

— А вот он, бедолага, — раздался голос из парка.

Капрал вздрогнул.

— Кто там?

— Ты еще тут рыпаешься, бедный дезертир из французской армии? Ты и ходить-то не можешь со своими мозолями!

— Проваливай, или я пропорю тебе брюхо штыком!

— Ты слишком развоевался, — ответил Дьявол, — успокойся. Если ты меня впустишь, я подарю тебе волшебный плащ, который доставит тебя в любое место, куда ты захочешь.

— Хорошо, давай плащ, а там поглядим.

Дьявол бросил ему плащ через окно. Капрал накинул плащ на плечи и говорит:

— Волшебный плащ, пронеси меня по комнате.

Поднялся ветер, капрал взлетел на воздух и в мгновение ока сделал по комнате круг.

— Хорошо, — сказал он, — это годится.

— Теперь ты меня впустишь?

— Нет.

— Почему?

— Я хочу знать, что ты делаешь в этом замке. Плащ у меня есть, и я могу в нем летать и охранять замок, а тебя как охранник имею право спросить, зачем тебе замок?

— А если я не скажу?

— То я пропорю тебе брюхо!

— Ну хорошо, слушай. В замке, в погребе под номером 9 спрятано сокровище. Я его оберегаю. Вот почему каждый вечер я прихожу сюда и проверяю, не взял ли его кто-нибудь. Это золото не мое — оно не проклятое, а, наоборот, благословенное и когда-нибудь должно быть употреблено на добрые дела. Если это произойдет, я уже не смогу вернуться, и в замке можно будет жить.

— И это все? — спросил капрал.

— Все.

— Ну хорошо, проходи.

Дьявол вошел, посетил погреб, все проверил и отправился восвояси. На следующее утро братья пришли проведать младшего. Пожелав ему доброго утра, они спросили, видел ли он что-нибудь. Капрал ответил, что нет.

— Ничего я не видел и не слышал. В замке можно жить.

Все трое вернулись к добрым старикам и сказали:

— В замке можно жить, никого и ничего нет.

На это сторож сказал:

— Больше не надо туда ходить, я багодарен всем вам.

И братья пошли своим путем. Когда они дошли до перекрестья трех дорог, старший сержант сказал:

— Поскольку мы дезертиры и нас наверняка ищут, лучше всего нам разойтись — каждый пойдет сам, а встретимся мы в Париже, в доме нашего отца.

Сказано — сделано. Однако младшему, после суток скитаний, захотелось вернуться в замок. Он накинул свой плащ на плечи и сказал:

— Волшебный плащ, отнеси меня в замок, откуда я пришел.

Тут же с быстротою урагана его понесло в сторону замка. Там он снял плащ и подошел к домику добрых стариков, постучался — и ему открыли. Старики, конечно, удивились и даже опечалились, что братья ничего не сказали им сразу, но что теперь поделать... Поль же им все рассказал.

Послали за владельцем замка, который вскоре прибыл в карете за сокровищами. А должен он был поделиться ими со всей округой и особенно с бедняками. Конечно же, ему был нужен Поль как провожатый по замку, но, когда все уже подошли к месту назначения, Поль накинул плащ на плечи и сказал:

— Волшебный плащ, отнеси меня в Париж!

В тот же вечер он был в Париже и, конечно же, отправился к отцу, но отец больше не жил там, где раньше. Уже давно старик не получал денег от сыновей и вынужден был вернуться к ремеслу старьевщика, а где он собирал тряпье, никто не знал. Поль искал отца, но не нашел и остался в Париже в поисках работы. Братья его тоже прибыли в столицу — а что им еще оставалось делать?

Было это во времена Луи-Филиппа, когда король издал указ, в котором обещал выдать свою дочь замуж за самого богатого человека в мире. Конечно же, прибыло множество претендентов. Среди них был и Франсуа со своим волшебным кошельком. Когда от него потребовали представить доказательства его богатства, Франсуа сказал:

— Вот эти доказательства — мой кошелек.

— Как, всего-навсего кошелек?

И все над ним стали смеяться.

— Вы хотите, чтобы я раскошелился? — ответил Франсуа. — Пожалуйста, вот вам стофранковые купюры.

Он достал кошелек, открыл и показал: 100 франков, 100 франков, еще 100 франков. Стофранковые купюры вылетали, как семечки. Увидев это, король сказал:

— Пожалуй, это и есть самый богатый человек в мире, ведь у него в кошельке одни стофранковые!

Теперь можно было официально объявить, что самый богатый человек в мире найден. И он был представлен дочери самим королем:

— Вот, дочь моя, самый богатый человек в мире.

Однако принцесса, увидев Франсуа, сделала гримасу и шепнула отцу на ухо:

— А мне он не нравится.

Тогда король ей ответил:

— Ты сама знаешь, что должна сделать.

— Хорошо, я сделаю.

Сказал это, королевская дочь обратилась к Франсуа:

— О, приветствую вас, мсье. Мне кажется, что вы стали самым богатым человеком в мире благодаря силе вашего кошелька. В таком случае вы должны провести время ожидания свадьбы в замке — я предоставлю вам комнату, а вы в залог дружбы отдадите мне на время свой кошелек.

Как ни был Франсуа обескуражен, пришлось ему это сделать. Принцесса позвала слугу и сказала ему:

— Отведите мсье в комнату номер 12. Очень важно не ошибиться номером.

Франсуа отвели, куда сказала принцесса. Устав за день, проведенный при дворе, он завалился спать. В час пополуночи щелкнул замок, отворилась дверь, и наш герой какой-то силой был выброшен в канализационную яму. Проведя там часть ночи, он вдруг увидел доброго старика, который взял и вытянул Франсуа за ворот рубашки. Это был его отец!

— Где же ты теперь живешь, отец? — спросил Франсуа.

И старик отвел его к себе. И снова стал Франсуа помогать отцу в его ремесле старьевщика.

Прошло некоторое время, и король опять выпустил указ — на этот раз о том, что хочет выдать свою дочь за лучшего в мире повара. Жан, у которого была волшебная скатерть, таковым и решил предстать.

— Докажите! — сказали ему при дворе.

— Доказать? Ну, что же, вот вам моя скатерть!

— Как, всего-навсего скатерть?

— С помощью этой скатерти я накрою стол двумя сотнями блюд, а если хотите — тысячей.

— Хорошо, — ответил король, — вот стол на тысячу блюд, трудитесь!

Жан принес скатерть и сказал:

— Волшебная скатерть, накрой стол тысячей блюд, чтобы не было чего-то, чего не хватает.

И перед глазами изумленного короля эти блюда предстали в одно мгновение.

Король и говорит:

— Да, молодой человек, я вижу, что вы действительно лучший в мире повар.

А остальных поваров прогнал:

— Вы все можете идти! Я нашел того, кого искал!

А затем позвал принцессу и сказал ей:

— Представляю тебе лучшего в мире повара!

Однако принцесса, увидев Жана, сделала гримасу и шепнула отцу на ухо:

— А мне он не нравится.

Тогда король ей ответил:

— Ты сама знаешь, что должна сделать.

И принцесса сделала все, как и с Франсуа. Она попросила скатерть, отправила парня в замок, и в час пополуночи он точно так же обнаружил себя в канализационной яме. И точно так же появился его отец. И говорит:

— Ну что же, пойдем ко мне…

И снова стал Жан старьевщиком, как и Франсуа.

Прошло еще некоторое время, и король опять издал указ: на этот раз о том, что выдаст дочь за лучшего в мире всадника. И тогда — ну, разумеется! — самый младший из братьев, Поль, решил попытать счастья. Он купил себе лошадь, старую-престарую клячу. Вот смеху-то было, когда он ее привел! Но — напрасно смеетесь! — прежде, чем начать показывать свое искусство, Поль накинул на плечи плащ и сказал:

— О, мой плащ, доставь меня во мгновение ока на другой конец поля и еще во мгновение — обратно!

И действительно, словно молния, понеслась кляча с неимоверно быстротой и тут же вернулась. Вот он, лучший в мире всадник! И тут появился некий англичанин и даже предложил Полю купить у него лошадь и, конечно же, он ее получил — за баснословные деньги.

— Теперь я могу выиграть в Англии любые скачки!

— Конечно же, вы их выиграете, сэр!

Увидев все это, король и говорит дочери:

— Вот он, лучший в мире всадник. Наконец-то ты у меня выйдешь замуж!

Но и на этот раз принцесса, увидев жениха, сделала гримасу и шепнула отцу на ухо:

— А мне он не нравится.

— Ну что же, решай сама, как с ним поступить.

И принцесса позвала парня в замок и в отведенной ему комнате она спросила:

— А зачем вы продали свою лошадь?

— Лошадь-то? А на кой она мне? Это вовсе не лошадь победила на соревнованиях!

— А я бы хотела такую лошадь…

— Не знаю, чем могу вам помочь. Повторю только, что лошадь здесь ни при чем, все дело в моем плаще.

— Каким образом?

— Сейчас увидите, откройте окно.

И добавил:

— Пойдемте.

Они подошли к окну, принцесса его открыла, Поль накинул плащ на плечи — себе и принцессе — и сказал:

— Волшебный плащ, доставь нас двоих на самый далекий в мире остров.

И действительно, в мгновение ока они оказались на острове. Наступила ночь, и они легли спать, легли рядом, бок о бок. Поль натянул плащ себе на голову — чтобы принцесса не стащила плащ и не улетела одна, без него. Утром они пошли осматривать остров и нашли посадки картофеля — накопали картошки, испекли и стали есть. Но у обоих... неимоверно выросли носы, так, что каждый цеплялся и задевал своим носом за все, что росло вокруг.

Снова наступил вечер, и снова они отправились спать. И снова Поль натянул плащ на голову. Среди ночи принцесса проснулась и, увидев, что парень крепко спит, стянула плащ, набросила его на плечи и говорит:

— Волшебный плащ, доставь меня домой, в замок моего отца.

И уже наутро она была в королевском замке. Отец, увидев ее, конечно, узнал, но… — нос!.. За любой предмет, который ей попадался, задевала принцесса своим носом. Пришлось ей все рассказать отцу.

А на острове Поль проснулся и обнаружил, что остался один, без невесты, без плаща и с неимоверно длинным носом. Вот незадача! Оставалось одно — обойти остров и найти хотя бы чего-нибудь поесть. Так он и сделал, но нашел только грушевое дерево. Голод не тетка — сойдут и груши. И, когда он стал надкусывать плод, нос его опал, уменьшился и стал таким, каким был прежде. Поль сам себе и говорит:

— Вот оно в чем дело: картошка нос удлинняет, а груши укорачивают...

И он собрал остатки вчерашней картошки, сегодняшние груши, пошел на берег и стал ждать, не подберет ли его какой-нибудь корабль. В конце концов корабль появился, Поль замахал руками, закричал матросам, и его подобрали. Он сказал им, что стал жертвой кораблекрушения. Прошло время, и корабль причалил к берегам Франции, а парень отправился в Париж — с картошкой и грушами.

А тем временем король собрал лучших в мире врачей — исцелить принцессу. Поль же вырядился, пришел ко двору и объявил, что он — врач из Америки. Перед этим он сделал пюре из картошки и пюре из груш, наполнил тем и другим два горшочка и наклеил надписи с мудреными названиями. А королю сказал:

— Ваше величество, я хочу вылечить вашу дочь.

— Хорошо. А какими средствами?

— Вот они.

— Небось, вы опять какой-нибудь мошенник! — воскликнул король.

Но все-таки решил рискнуть и отвел «врача» к дочери, которая его, переодетого, не узнала. Поль ей и говорит:

— Мадемуазель, я вижу, что положение ваше почти безнадежно. Дело в том, что вы совершили в своей жизни какие-то тяжкие грехи. Если вы мне в них не признаетесь, я не смогу вас вылечить, а в противном случае — попробую.

И тогда девушка сказала:

— Да, все это так. Мой отец хотел выдать меня замуж за самого богатого человека в мире — тот стал таковым благодаря своему кошельку, а я этот кошелек похитила.

— И это все?

— Да, все.

— Ну что же, вам придется отдать кошелек мне.

Принцесса так и сделала. Тогда Поль сказал ей:

— Отведайте это пюре.

И дал ей горшочек с картофельным пюре. Когда она съела глоток, нос еще вырос.

— Мадемуазель, вы совершили еще какие-то грехи, я это вижу, и вы это сами знаете, да и видите — нос-то растет.

— Увы, это так. Мой отец снова захотел выдать меня замуж — на этот раз за лучшего в мире повара. У того была волшебная скатерть, и я ее тоже похитила.

— Ну что же, попробуем.

Он взял у принцессы скатерть, свернул и положил в карман вместе с кошельком. А затем снова дал ей картофельного пюре — и нос опять начал расти.

— Значит, вы сказали не все. Вы совершили еще что-то очень плохое.

И ей не оставалось ничего, кроме как признаться:

— Да, вы правы, в третий раз отец пожелал меня выдать замуж — теперь уже за лучшего в мире всадника. На этот раз причиной его искусства был волшебный плащ. И после долгих приключений, следствием которых и стал мой длинный нос, я похитила плащ.

— Вам и его придется мне отдать.

Пришлось отдать. И тогда Поль сказал:

— На этот раз все?

— Все.

— Ну что же, попробуем все-таки вас вылечить.

Он помазал ей нос грушевым пюре: нос начал уменьшаться. Затем Поль дал принцессе этой мази отведать, и нос стал еще меньше. Но после этого он дал ей пюре картофельного — нос вырос до такой длины, что принцесса не могла повернуться в комнате — нос задевал за стены. И девушка начала рыдать! Оставив ее одну, Поль обещал вернуться. А королю, пламенно желавшему выздоровления дочери, он сказал:

— Ваше величество, я еще вернусь и попробую ее вылечить, но в успехе не уверен.

И покинул замок, в котором осталась королевская дочь со своим длинным носом. Никогда он больше туда не возвращался. Долго-долго искал Поль своего отца и братьев и, наконец, нашел и рассказал все, что с ним произошло. Отец и братья, конечно, были несказанно удивлены. А Поль отправился в заколдованный замок, нашел владельца, и они открыли погреб и забрали сокровища. А у владельца замка была юная дочь. На ней-то Поль и женился. Свадьба, на которой, конечно же, присутствовали отец и братья, была что надо.

Поль и его жена жили вместе долго и счастливо. У них родилось много детей, доставлявших родителям много-много радости.

Что же до королевской дочери, то она так и дожила до смерти со своим длиннющим носом.

Криц-крец,

Вот и сказочке конец.

*

* *

* *

* * * *

XXXIV

ОБЛИЧЬЯ У НЕГО РАЗНЫЕ

В Сен-Морис-де-Лионе (Шарант) Дьявол много раз являлся семейству Д. под видом белой лошади, входившей в конюшню. Было это еще до войны 1914 года. Возможно, именно потому, что Дьявол столь часто принимает подобное обличие, в Ангулене принято трижды стукнуть пяткой оземь при виде белой лошади (без хвоста) — считается, что загаданное при этом желание непременно исполнится.

Довольно часто также он принимает форму жабы или собаки. Вот почему следует бояться бегущих и вообще незнакомых собак. Что до жабы, то она земноводное — непременный спутник колдунов. Вот почему этих бедных тварей всегда убивают.

Общее правило таково: следует бояться всякого неизвестного животного, неожиданно появляющегося на территории общины или на перекрестии дорог. Вообще с животными надо все время сохранять бдительность — даже в знакомых нам домашних животных может вселяться дьявол. Быстрый бег животного — уже признак того, что Злыдень его оседлал, а мы должны быть настороже.

XXXV

КРОМЕ ОСЛА

Дьявол частенько принимает облик какого-нибудь животного. В Неверской долине — черной курицы, черной кобылы или черного быка, в Амоне — зайца, в Донзиэ — черного вола... Вообще, он принимает облик любого животного, кроме осла, «по причине креста, образуемого разными цветами шерсти на спине». Этот крест существует у него со времени посещения ослом яслей Младенца Иисуса.

XXXVI

БЕЛЫЙ ПЕС

Как-то вечером некий человек, возвращаясь домой, увидел огромного белого пса, лежавшего на его пути. Чтобы прогнать его, он несколько раз ударил пса ногой, и пес убежал.

Однако кого же увидел наш путник, когда пришел домой? Все его же, белого пса, только теперь — лежавшего на крыльце. На этот раз человек не стал прогонять животное, но отвел его в конуру и посадил на цепь. После этого пошел спать. Но как только он начал засыпать, кто бы вы думали, кто вошел в его комнату? Кто прыгнул на постель и стал заползать под одеяло? Все он же, белый пес, опершийся лапами на человека.

Наутро жена очень удивилась, увидев своего съежившегося мужа в объятиях огромного черного Дьявола... А кюре в тот день пришлось очень сильно потрудиться, изгоняя незванного гостя.

XXXVII

МАЛЕНЬКИЙ СПАНИЕЛЬ

Как-то раз один человек встретил на улице маленького бесхозного спаниеля с огромными ушами и поджатым хвостом, который жалобно прижимался к стене. Человек пожалел собаку и взял к себе домой. Дома он устроил спаниелю праздник — накормил досыта и даже позволил своему маленькому сыну уложить песика вместе с собой на постель. Мальчик уснул, посасывая большой палец, а спаниель сосал палец на второй руке.

Посреди ночи огромный Дьявол без всякого шума слез с постели и вышел вон, оставив ребенка в луже крови.

XXXVIII

ЧЕРНЫЕ ПСЫ

В Бреннили, недалеко от Эльгоа (Финистер) его зовут c’hri du ar yum, черный пес болота (речь идет о трясине между Боткардором и Форшамом, которую считают одним из входов в ад). Черный пес болот — это сам Дьявол, бегающий по окрестностям и ищущий жертву среди совершивших тяжкие грехи. Боится этот Дьявол только маленькой девочки, у которой в руках есть кувшинчик со святой водой и веточка бука, освященная в Вербное Воскресение.

Году в 1836, в Плюаре (Кот-дю-Нор) возле моста постоянно пребывал черный пес. Он не позволял подойти к нему и приласкать. Из-под лап его сверкали искры. Если же кто-то угрожал псу палкой, тот скалился и открытая пасть его обнажала огненные зубы. Это было такое же воплощение Дьявола, как и пес, встречавшийся еще в конце XVIII века в Кимпе, возле Камбри. Этот последний пес был как бы сторожем, следившим за переезжавшими через реку.

В Морбигане возле Сеньельского моста на пути из Нойяля в Понтиви тоже встречался черный пес. Он кидался на прохожих с такой силой, что те падали в реку. Еще один пес жил возле моста Сент-Фьякр. Уверяли, что это Дьявол.

XXXIX

ДЬЯВОЛ, ВЫШЕДШИЙ ИЗ ПСА

Один корсиканский крестьянин из Поджио возвращался в полночь после праздника Ивана Купалы. Возле Касчи (местечко между Поджио и Ольмичча, где находится кладбище) он заметил, что пес его начал надуваться изнутри, увеличиваться в размерах и в конце концов принял форму человека.

Путник не на шутку перепугался, но, поскольку у него было ружье, взял себя в руки и спросил:

— Что ты хочешь? Не дух ли ты одного из здешних покойников?

Человек-пес не отвечал. Вместо этого он схватил лежавшую рядом орясину и стал охаживать ею нашего беднягу.

Крестьянин закричал изо всех сил и помчался прочь, но — увы! — Дьявол настигал его и продолжал осыпать люлями. Так они добрались до ближайшей деревни — это и была Ольмиччиа.

Наш путешественник был уже избит до полусмерти, а ружье его вовсе расколото вдребезги. Пришел кюре с предсмертным напутствием. Конечно же, Дьявола он узнал и начал изгонять.

— Кто ты и откуда? — спросил кюре.

И начал кропить святой водой — и дьявола, и умирающего. С каждой падавшей на него каплей Дьявол изрыгал ругань и проклятия, но в конце концов исчез под землей.

Крестьянин выжил, но очень долго болел и смог полностью поправиться только на Ивана Купалу следующего года. Но с тех пор он уже никогда не возвращался в поздний час через Поджио. Что до пса, то как вошел в него Дьявол, так и пса не стало, и больше его никто не видел.

XL

СЛЕДЫ КОГТЕЙ НА СТОЛЕ

Как мне рассказывал наш пастух, уроженец Сен-Монтань, в кафе Сусме (Луар-и-Шер) некий незнакомец заставлял Дьявола появляться на столе. На удивление посетителей нечистый возникал под видом индюка и прогнать его можно было только с помощью кюре.

О Дьяволе из Сусле, правда, по-другому рассказывал мне и сосед-хуторянин. В этой деревне был постоялый двор под названием «Зеленый пес». Пьяные посетители часто просили Дьявола показаться им, что он не замедлял делать, являясь на столе среди стаканов и бутылок. Появлялся он под видом пса, а когда исчезал, на столе оставались следы когтей. «Так рассказывают, — утверждал сосед, — я-то сам не видел, но это чистая правда».

XLI

КОТ, КОТОРЫЙ ВРАЩАЛ ВЕРТЕЛ

Замок Гримодерьер, недалеко от Турувра (Орн) принадлежал феодалу-гугеноту, господину де Турнебёфу, все остальные члены семьи которого были католиками. Под Рождество все семейство де Турнебёф отправилось в церковь; сам же он, хотя его и звали, отказался, заявив, что лучше будет зажарен живьем, нежели подчинится нелепым предрассудкам. Когда семья вернулась домой, она в ужасе увидела своего главу на вертеле в большом камине, жарящегося, словно обычная курица. Вертел вращал огромный черный кот, в котором сразу же опознали Дьявола собственной персоной. В середине ХIХ века такая страшная казнь встречалась неоднократно.

XLII

ЧЕРНЫЙ ЗВЕРЕК,

КОТОРОГО НУЖНО НОСИТЬ НА СПИНЕ

Жил-был человек, прогуливавшийся как-то раз по своему саду. Вдруг он услышал чей-то крик и сам воскликнул:

— Будет лучше, если ты заткнешься!

Тогда весьма скоро прибежал человек с черным зверьком на спине и, совсем запыхавшись, спросилл:

— Чего тебе от меня понадобилось?

— Ничего, — отвечал он, сильно испугавшись.

— Вот как! — сказал носивший зверька. — Ну, раз ты ничего не хочешь, то иди на мое место!

И он бросил ему на спину черного зверька и исчез.

Бестия вцепилась в спину так крепко, что от нее никак нельзя было отделаться. Пришлось носить зверька на себе.

Однажды этот человек повстречал кюре, который ему сказал:

— Знаете ли вы, как надо поступить, чтобы отделаться от дьявола, что вы носите на спине?

— Нет, этого я не знаю, — отвечал носивший черного зверька. — И я этим весьма удручен. Но разве и в самом деле дьявол сидит у меня на спине?

— Увы, это он, — отвечал кюре. — У меня есть чуток святой воды. Я сейчас его окроплю и вы увидите, как он у меня запоет!

Как только зверек почувствовал святую воду, он, ничего прежде не говоривший, стал издавать ужасные крики.

— Пройдемте, — сказал кюре.

Человек последовал за ним. И они вошли в церковь. Кюре положил на шею зверьку, а затем принялся тянуть изо всех сил свою епитрахиль, пытаясь ее сорвать. Достигнув желаемого, он бросил епитрахиль в кропильницу. И бестия страдала от этого так, как будто сама была погружена в святую воду. Кончилось тем, что она сиганула на землю и унеслась как ветер. С тех пор тому человеку больше не требовалось таскать на себе дьявола.

XLIII

ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ ВСАДНИКА НА ДЬЯВОЛЕ

Как-то раз в районе Лагьоля (Обрак) двадцать четыре приятеля — а были они весельчаки, выпивохи и к тому же еще и мошенники — усталые возвращались с вечеринки. Они изрядно поели и еще более изрядно поддали и, естественно, искали, каким бы путем покороче подняться на гору. Найдя в конце концов проход, они спьяну забыли, что он упирается в быструю реку, не пересеченную мостом. И, упершись в поток, стали пытаться сообразить, что им делать. Как же пересечь такое течение, широкое, да и бурное?

Тут они вспомнили, что всю дорогу за ними брела какая-то лошадь. Обернулись — стоит. Не найдя иного средства, они ее-то и решили использовать. Так, по крайней мере, они делали и раньше — пересекали реку на лошадях.

Лошадь оседлали сразу трое и уже собрались трогаться, как тут на круп прыгнул четвертый, затем пятый... шестой, седьмой, восьмой, девятый...

Странная оказалась лошадь — сколько бы ни вспрыгивало не нее всадников, все умещались. Держа друг друга за спины и бока, в конце концов на крупе уселись все двадцать четыре — как будто все так и надо. И лошадь вошла в воду. Вода подымалась все выше и выше — по пятки, по колени, по бедра, по пояс, по грудь... вот она уже достигла рта и носа...

И тут последний, самый задний всадник просек стрёму и, совершенно непроизвольно перекрестившись, начал читать In nomine. Тут лошадь мгновенно поднялась над потоком, скакнула на другой берег, и в мгновение ока сбросила всех всадников на землю и помчалась прочь... а затем раздался голос:

— Без вашего In nomine patre я бы потопил всю ораву!..

XLIV

БЕЛАЯ КОБЫЛА ИЗ МАРЬОНА

Три юные девушки из деревни Марьонэ (Иль-и-Вилен, община Брю, местное название Марьона) как-то вечером собрались на девичник (filoirs).

Был уже поздний вечер, когда они добрались до большого болота, откуда, если его пересечь, можно было легко вернуться.

— Если мы сможем его перейти, то вернемся очень быстро, — сказала одна из них.

— Самим это сложно, — ответила другая, — все-таки здесь болото. Но, смотрите, вон гуляет белая кобыла, которую я, правда, не знаю, но на ней мы переберемся...

— Троих она не выдержит, — предположила третья.

— А мы сядем вдвоем: третья останется, а потом вторая за ней вернется.

Самая смелая прыгнула на лошадь и сказала:

— Прыгай и ты, Виктуар!

Виктуар прыгнула.

— Да есть и для тебя место, Селеста. Прыгай!

Селеста прыгнула тоже. И, действительно, редко можно было встретить лошадь с таким длинным крупом. Места хватило бы даже если бы их было четверо.

Лошадь, погоняемая девушками, которые визжали и хохотали, как сумасшедшие, быстро вошла в воду — по бедра. Девушки, чтобы не замочить ног, вынуждены были поднять их и положить на спину животного, что вызвало у них еще больший смех. Однако вскоре все трое пустились в крик: кобыла постепенно исчезала под водой, и девушки уже начали барахтаться. Хватаясь руками за камыши, они услышали голос:

— Ха! Ха! Ха! Вот вам, девушки из Марьоны, и девичник!

Несчастным удалось выкарабкаться, и они долго-долго, сквозь темную ночь возвращались обратным путем.

XLV

АДСКИЙ ОСЕЛ

В Артуа рассказывают, что когда-то, очень давно местная ребятня вместо того, чтобы идти на полуночную мессу, пустилась играть с огромным серым ослом, появившимся в местечке Водрикур. Чтобы проверить, не призрак ли это, мальчишки приблизились к нему и стали гладить его шею. Самый смелый из них забрался на спину осла. Животное пустилось галопом, сделало круг и остановилось. Тогда остальные приятели также забрались на спину осла — их было двадцать человек, и как они там уместились — неведомо. А животное отправилось на водопой, при этом странно гарцуя. Как раз тогда, когда месса закончилась, животное погрузилось в воду, и все дети утонули.

В ночь под Рождество адский осел также появлялся и уносил жертвы, странным образом к нему привлекаемые. Иногда он бесшумно скакал по деревне, выходя в полночь из какого-нибудь водоема, в котором потом и исчезал.

XLVI

ПРОКЛЯТАЯ ЛОШАДЬ

В деревне Бонне близ Шовиньи одна старая крестьянка поведала некоторые подробности о дьяволе-животном, появляющемся возле реки Вьенны. Это проклятая лошадь — кобыла белого цвета, которую можно встретить в лесу, — животное стоит, прислонившись к дереву. Если ее оседлать, она поскачет по правому берегу Вьенны и завершит свой бег прыжком в реку, где жертва и потонет. «Лошадь эта, — заключала моя собеседница, — не кто иной, как Дьявол».

XLVII

ДЬЯВОЛЬСКАЯ ЛОШАДЬ

Ален Ар Гийу, бретонец из Элиана, в юности был очень благочестив, предан церкви и даже уважаем приходским священником. На собственные деньги он поставил на перекрестке дорог близ своего хутора гранитное распятие высотой в пятнадцать или шестнадцать футов, изваяние Господа Бога на котором было сделано лучшим корнуэльским резчиком по камню. Каждое воскресение, когда Ален Ар Гийу отправлялся к мессе, он преклонял колена перед «своим» распятием. На цоколе он приказал выбить имена и фамилии — себя и своей жены.

Обычно говорят, что к старости человек становится смиренным. С Аленом Ар Гийу все обстояло противоположным образом. Седина в бороду — бес в ребро. Волосы Алена поседели, а нос покраснел. От церкви он отошел, зато пропадал по кабакам. Что до «своего» распятия, то он не только больше не преклонял пред ним колен, но и вовсе не останавливался перед ним без ругательств. Вообще стал он настолько безумен, что уверял, будто бы уже «наперед расплатился с Господом Богом» и теперь может позволить себе все что угодно.

Каждое воскресение он напивался, причем с утра, не боясь ни Бога, ни жандармов. А к полуночи пропадал пьяный по городским окраинам с самой дурной репутацией. На рассвете следующего дня Ален возвращался домой, подпирая то одну стену, то другую.

Как-то ночью, по своему обыкновению, он возвращался домой пьяный в дупелину, зацепился за «свое распятие» и упал. Удар оземь был столь силен, что он долго-долго лежал на земле ничком, причем все это время у него шла носом кровь. Ален несколько раз пытался встать — напрасно... Бутылка водки выпала из кармана и протекла.

Ален Ар Гийу изрыгал ругательства и проклятия. Он хулил крест, хулил самого Христа. Спьяну в голову ему стукнуло, что крест поставлен специально, чтобы загородить ему дорогу. В конце концов там же он и уснул. Уснул на голой, сырой и твердой земле.

Когда проснулся, опять не мог встать.

— Будь все проклято! — закричал Ален, — если Бог против меня, пусть мне Дьявол поможет!

И как только он это произнес, он услышал стук лошадиных подков. Лошадь подошла, остановилась и обнюхала лежащее тело. Наш герой почувствовал на себе ее дыхание — оно было горячо до невозможности. Ален Ар Гийу приподнялся на локте. Лошадиная грива, вся алая, свисала над землей и над мужиком. Он поднялся на другом локте — но руки его так ослабли, что он снова шмякнулся на землю. И все-таки Ален напрягся и… внезапно словно какою-то силой вспрыгнул на спину лошади.

И… буяк! … Трах-тарарах!

Гром и молния! Это тебе не тощие клячи деревень Элиана! Это зверь, несущийся и несущий оседлавшего его человека прямо на Страшный Суд!

У всадника руки? — Нет, крылья!

Стремительный ветер выдувал похмелье их головы Алена... Проснулось соображалово.

— Что за Дьявол меня несет? И куда, куда?

Уже не было видно ни долин, ни лесов.

— Потише, лошадушка!

Даже если бы ее манили вязанкой душистого утесника, «лошадушка» бы не неслась так быстро.

Звезды постепенно гасли. Ночное небо светлело. Где-то на хуторе запел петух. И лошадь остановилась. Ничего не понимавший Ален оторопел.

— Что случилось? — спросил он вслух самого себя.

Вы, конечно, подумаете, что лошадь ничего не ответила. Как раз наоборот. Человеческим языком она сказала Алену Ар Гийу:

— Дело в том, что запел курицын сын.

И сказав это, затряслась он головы до хвоста.

— Ну и ну, — подумал Ален, — дело все в петухе... Надо же...

— Mab ar iar

A gвn pa gar.

Курицын сын: «Ку-ку-

ку-кареку — реку!»

И Ален пришпорил лошадь ботинками на гвоздях. Лошадь повернулась назад и вновь помчалась. Ален Ар Гийу видел, как мелькают незнакомые деревья и кусты. В конце концов появился силуэт распятия.

И у самого креста лошадь исчезла под землей. Ален Ар Гийу вновь обнаружил себя лежащим на земле с раскинутыми руками. Встал и пошел. Домой он вернулся спокойно, без происшествий.

Урок этот, однако, ничему его не научил. Скорее, напротив. С тех пор его переполняла гордость — еще бы, промчался на Дьяволе по всему Элиану! Но уж после смерти Алена «друг» его на нем отыгрался!

XLVIII

ЗАЯЦ С ЧЕТЫРЕХ ДОРОГ

Один лесоруб из Дубля несколько ночей подряд замечал на пересечении четырех дорог (Катр-Рут) огромного зайца, который, к великому удивлению этого человека, вставал на задние лапы и по очереди обращаясь на четыре стороны света, делал странные знаки, поднимая верхнюю лапку кверху.

Наш лесоруб, который был также и изобретательным охотником, решил зайца этого завалить. На четвертую ночь он выпустил в него заряд, рассчитанный на волка. Однако заяц, хотя и получил от охотника по полной, даже не пошевелился и продолжал свой необычный ритуал.

Возвратясь в деревню, лесоруб рассказал обо всем кюре и получил такой ответ:

— Мой бедный друг, сколько бы ты ни стрелял, все будет напрасно... Этот заяц — не кто иной, как Дьявол... Знаками же своими он призывает всех своих приближенных со всех сторон света на шабаш. Если ты хочешь мне удружить и избавить старого священника от необходимости идти ночью в лес, ты можешь все сделать сам, но для этого тебе придется сменить свои патроны на святую воду, освященную на последнего Ивана Купалу.

Лесоруб затрясся от страха, однако исполнил все ему сказанное. Придя на известное ему место и увидев зайца, он начал его кропить, и заяц стал высоко подпрыгивать. В конце концов животное на мгновение замерло, а затем резко сделало ноги... Глядя на удирающего зайца, лесоруб уже на слух стал различать кряхтение, блеяние, лай, рев и рык... А на перекрестии дорог постепенно, словно из воздуха, появились голенастые ноги, костлявые руки и, наконец, длинное тощее тело, черное, как у угольщика.

У лесоруба потемнело в глазах, однако он остался жив и здоров.

XLIX

КИКИМОРА

Кикимора (la treve, lo trebo) — форма дьявола, полупризрак, полудиво, посещающее деревни Рюэрга, возле Роде, в горах. Множество молодых людей, зная, какой она способна вызвать страх, подражало ей, пугая своих более робких приятелей или же «деревенских дураков», но эти макабрические шутки и провокации всегда плохо кончались.

Вот пример: в одной из рюэргских деревень вечеринка затянулась допоздна, и соседние парни, возвращаясь домой, при подходе к своей деревне, подражая кикиморе, начали рычать. Рычал, собственно, один, а другие, якобы дрожа от страха, прибежав в деревню, стали всем доказывать, что если ее не убить, то она навредит всей деревне.

— Вот ты, ты, — просили они одного из «дурачков», — ты и должен помочь нам это сделать.

Ничего не подозревая, простофиля вышел с дубиной. Подзуживаемый всеми остальными, он направился туда, куда ему указали.

Через некоторое время он вернулся, уверяя, что убил Дьявола. При этом показывал свою дубину. Дубина была покрыта кровью.

А на дороге нашли труп того, кто изображал кикимору. Череп его был раскроен пополам. Невинный убийца, все объяснивший, был оправдан.

L

ЖАБА, ДЫШАВШАЯ ГОРДЫНЕЙ

Один средневековый писатель рассказывает о некой даме, при отпевании которой капеллан увидел, как «враг уносил ее душу, а на сердце ее сидела огромная жаба». Пришлось открыть гроб, и там действительно сидела жаба, которая на вопрос священника, кто она и откуда, ответила, что она — Дьявол, вот уже двадцать пять лет живущий в покойнице по причине ее огромной гордыни. Эта гордыня даже была причиной того, почему дама не посетила Святой Земли.

LI

КОГДА ДЬЯВОЛ ОБОРАЧИВАЕТСЯ БАРАНОМ

Когда-то очень давно в кустах ежевики обнаружили запутавшегося там черного барана. Растение это устроено так, что если вы поднимете один куст и с одной стороны, то он потянет за собой все другие. Чтобы распутать образовавшиеся узлы кустарника, надо было заставить барана идти, хотя бы оттолкнувшись двумя передними ногами, а затем взвалить на плечи и вытянуть из кустов. Как только это сделали, баран исчез и раздался голос:

— О-о-ох... хорошо, что меня вытащили!

Опять Дьявол...

LII

ДЬЯВОЛ В РЫЖЕЙ КОЗЕ

В Арьеже Дьявола часто называют Pilou — кличкой, часто даваемой козе или козлу. И, действительно, его часто можно встретить в образе красной (рыжей) козы (craba roja).

LIII

КЛАДБИЩЕ БАРАНКУ

В районе Наилль, в Арьеже, в горах Ясс де ла Баней есть проклятое место, именуемое кладбище Баранку. Когда-то, в очень давние времена, там действительно было кладбище, потому что еще некоторое время назад в Баранку находили старые железные кресты. Позже место это было завалено гранитными плитами. Происхождение кладбища загадочно, но что несомненно — очень и очень давнее. Его присутствие на такой большой высоте сегодня объяснить очень трудно. Однако известно, что когда-то жители гор устраивали кладбища именно очень высоко — на горных пастбищах. Во времена наивной и горячей веры люди думали, что таким образом их родственники будут ближе к Богу и дальше от дьявольских козней и от колдунов. Когда-то по весне длинные-длинные процессии поднимались туда, вверх, в горы — поминать своих... Был случай, что одна из таких процессий на вершины Баней, как раз во время, когда солнце растапливает горные снега, была застигнута лавиной и пропала. В том числе поэтому население, по сути ничего не зная собственно о том, как и когда было создано кладбище Баранку, своими рассказами окружило это место ореолом легенды. Вот одна из них.

Однажды рамадьеры (погонщики скота) гнали овец по травянистым лугам Нагилля и были очень удивлены, увидев среди своих ничем не выдающихся животных великолепного черного барана. Они пытались прогнать его, но тщетно. Баран, которого и били, и пугали, спокойно продолжал свое путешествие среди прочих овец. Но когда стадо достигло пастбищ, призрак (marra) исчез. На следующий год он вновь появился неизвестно откуда. Удивленные пастухи так же погнали его, но на этот раз с таким остервенением, что баран под градом палочных ударов вынужден был направиться к озеру, куда он затем вошел и исчез в чистых озерных водах, которые сразу же стали подниматься, как при наводнении. Раздалось страшное блеяние, отзывавшееся горным эхом. К удивлению рамадьеров, все черные бараны и овцы услышали как бы зов своего отца. Они сорвались с горных пастбищ и помчались к озеру, где и потонули. Никто никогда их более не вернул. Пастухи, пораженные и опечаленные такой потерей, увидели в черном баране посланца Дьявола. За помощью они обратились к кюре из Орлю. Тот, сопровождаемый своими прихожанами, отправился в Нагилль, чтобы освятить озеро и избавить пастухов от козней Сатаны. Процессия отправилась через перевал и прибыла в Баранку. Священник на старороманском языке, еще известном тогда в тех местах, обратился ко всем с последними предупреждениями: «Viratz l’esquina al lac et pregatz Duis! Malur als que se revirarаns». («Повернитесь к озеру спиной и молитесь Богу! Проклятие тому, кто посмотрит назад!»). Он начал творить длинные молитвы и песнопения и, наконец, перешел к освящению озера. В этот момент послышался страшный шум, сопровождаемый сильными толчками, а в долине появились вспышки огня. Дьявол и все воинство его из глубин озера зарычало: «On viurem? A Naguilles totjorn» («Где мы живем? Всегда в Нагилле»). Но священник строгим голосом приказал: «Praqui n’amon — Estang d’Eron» («Вон отсюда и все вверх! — в озеро Эрун»).

LIV

ЧЕРНЫЙ КОЗЕЛ

В Сен-Жени-де-Мальгруа, недалеко от Гарда, жителей, ночью проходивших через место, именуемое Крест святого Георгия (Круа де Сен-Жорж), бывшее древнее кладбище, терроризировал черный козел.

При виде запоздалых прохожих он пускался в фантастический танец и совершал необычные прыжки. С женщинами он проделывал такие непристойности, о которых не следует говорить. Что же до мужчин, то их он заставлял целовать себя в зад. Зад этот был окружен такими колючими волосами, что если бедняга пытался сделать это не в самое отверстие, то получал удар в лицо наподобие удара шипов. Если же человек делал «то, что надо», то козел испускал ему в лицо изрядное количество соответствующего газа, а затем отпускал. Те же, кто отказывался подчиняться, получали такой удар рогами, что прохожий летел на землю, да и не всякий оставался жив.

LV

ДЬЯВОЛ-ВОЛК

Дьявол под видом волка любит преследовать музыкантов, возвращающихся поздно вечером с какой-нибудь вечерники или свадьбы. Это вообще любимая тема виолонариев (рассказов скрипачей) в Арре — согласно этим байкам, Дьявол-волк обитает в Виссеке (местечко Гард). Ночью он подстерегает прохожих в Фальгейретском лесу. Во всяком случае, с его необычным присутствием приходится считаться. Так, один музыкант однажды ночью оказавшись в подобной ситуации, заметил на себе взгляд двух пронизывающих темноту глаз. Испугавшись, он стал бросать в приближавшегося к нему животного кусочки лепешек, которые обычно дарят музыкантам на вечеринках. Но волк все приближался, и бедняга начал искать по карманам что-нибудь еще. Нечаянно он задел свой инструмент, и струна зазвенела. Волк остановился. Повинуясь некоей странной силе, музыкант достал свой смычок и начал играть — играл он до полного изнеможения всю ночь до рассвета, пока волк не исчез.

LVI

БЫК ИЗ ПЛУРЕНА

В Плурене, возле Морле, Дьявол под видом быка стоял на перекрестии дорог и мешал проходу людей. Один мясник попытался убить его ударом топора, но он не только даже не поранил «животного», но и отлетел на пятнадцать метров и от удара оземь вскоре скончался.

LVII

ВОДНЫЙ ДЬЯВОЛ

В Верхней Бретани рассказывают, что водный дьявол (diable-des-eaux), огромная рыба, живущая в глубинах океана, ведет войну с другими рыбами; делая это, дьявол выпускает изо рта огонь, покрывающий всю морскую поверхность.

Так говорят о слабом свечении океана; в окрестностях же Сен-Мало полагают, что это свечение рождено светильником колдуна, ищущего волшебную мельницу, которую водный дьявол у него украл (см. далее о Мельнице, солящей воду).

LVIII

РЫБА НИКОЛЬ

Рыбакам часто попадаются существа, которые только на вид как рыба, а на самом деле это или Дьявол, или покойники. Так, жители залива Сен-Мало особенно заботятся об изгнании существа, которое они зовут Николь, — по их мнению, это либо собственно демон, либо суровый хозяин и страж рыб, либо злой, одержимый дьяволом рыбак, обретший на смертном одре силу совершать превращения и вредить своим бывшим товарищам. Существо это чаще всего встречается возле скал, нежели на глубине.

LIX

ОТЧЕГО ДЕВУШКИ ИЗ ЭНГЛЯ УРОДЛИВЫ

В долине Трусснуаль (Вандея) когда-то в старые времена находилось логово огромного черного длинношерстного зверя, напоминавшего медведя, который наводил страх на окрестности. Любимой пищей этого существа были женщины и коровы, причем не было дня без очередной жертвы. Жители пытались предпринять любые меры, чтобы избавиться от напасти.

Папский легат предложил свои услуги по изгнанию демона, однако не преуспел, как говорят, из-за его связи с одной из местных разбитных девиц. Попытался это сделать аббат де Фонтен, однако по дороге выпил четыре бутылки вина и не дошел. У аббата де Тальмона грех оказался и вовсе смертный — по дороге в Трусснуаль он в гневе раскроил череп крестьянину, случайно перегородившему ему путь.

Аббатством же Энгль управлял отец Мартин — человек святой, после всего происшедшего он тоже решил попробовать. Для этого надо было провести в молитве пять дней и пять ночей. Совершив положенное бдение, отец Мартин с помощью крестного знамения подчинил зверя мановениям своего жезла, и тот, сделавшись кротким, как ягненок, пошел за аббатом в Энгль, где уже ждала толпа народа.

Мужчины и женщины пели Аллилуйя, однако девушки начали хохотать: «Отец Мартин, как это вы сумели стать пастухом Дьявола?»

Ничего не ответив, аббат ввел зверя под крышу церкви, которая стоит до сих пор, и, осенив медведя крестным знамением, превратил его в камень, а затем сказал: «Цена твоей жизни — красота девушек из Энгля».

И в эту минуту все девушки Энгля, даже красавицы, стали уродливы и так и остаются до сих пор.

LX

ИЗГНАНИЕ ОБЕЗЬЯНЫ

Обезьяны вообще считаются воплощением Дьявола или, крайней мере, его обиталищем.

Так, в Беарне был случай: ручная обезьяна, увидев кюре, которого ее хозяин пригласил обедать, убежала из комнаты и спряталась в укромном месте. Еще более явственно обезьянья сущность проявилась, когда священника пригласили освятить дом, где держали это животное. Как только он начал молиться, обезьяна выскочила через окно и исчезла, чтобы более в этом доме не появиться никогда. Причем через несколько минут после исчезновения животного небо затянулось тучами, засверкала молния и грянул гром, сопровождаемый градом.

*

* *

* *

* * * *

LXI

ДРАК

Драк (le drac), дворовой — это бестелесное отродье Дьявола или дракона, Обрака (Aubrac). Те, кто его видели, утверждают, что он вовсе не ужасен, однако это весьма сомнительно.

Если в жару вы уснете в тени, а он окажется рядом, то обязательно ляжет вам на грудь и начнет навевать сонную слабость.

Как только вы станете пробуждаться, он тут же исчезнет, но к вечеру, когда вы будете уже отходить ко сну, вас охватит озноб и жар. Это начало неведомой болезни, которая неминуемо ведет к смерти.

*

* *

По ночам он дразнит и досаждает скотине. Если в это время вы услышите шум в лошадином стойле, не ходите туда — это опасно.

*

* *

Драк — чертенок хорошо известный. Он любопытен и проворен. Живет он на отдельных обособленных хуторах, и людям приходится прибегать к самым разнообразным средствам, чтобы защититься от его вмешательства. Некоторые склонные к колдовству хуторяне выставляют на двери стойла веялку, наполненную просом, в состоянии неравновесия. Влезая туда, драк просыпает зерно на землю и начинает его собирать по зернышку… пока он это делает, весь дом, равно как и скотина, может спать спокойно.

Обычно драк невидим, и очень легко ошибиться в определении его местоположения. Например, ваш носовой платок падает на дорогу. Вы поднимаете его, сморкаетесь и… нос у вас уже сворочен на сторону. Или вы кладете какую-то вещь в карман, и вот уже собираетесь ее использовать, и — где она? — «Ну, я тебе покажу, ну, я тебя проучу…»

Драк также охотно покрывает и делает невидимыми для стариков любовные шашни молодежи. Как правило, он пакостит в теплое время года — когда приходит зима, этот бесенок закапывается в землю, как сурок.

LXII

ДВОРОВОЙ

Дворовые — это мелкие духи, которые развлекаются на конюшне. Днем они прячутся кто где — как правило, под подстилками или в степных щелях. Ночью же вылезают, заплетают лошадям гривы, как это не умеет сделать ни один человек. Если хозяева не закроют на ключ ящик с овсом, Дворовой обязательно туда залезет, достанет и накормит лошадей.

Был такой случай. Дворовой подружился с одним перекупщиком лошадей из Пупа (Тарн-и-Гаронна). Перекупщик подарил ему шелковую плетку с красно-желтым набалдашником. Она висела у входа в стойло и пользоваться ей мог только сам дворовой. За это он оказывал перекупщику всяческие услуги по уходу за лошадьми. Он их так тщательно причесывал и кормил таким прекрасным овсом, что лошади эти были самыми красивыми на ярмарках Ажана и Тулузы.

К несчастью, перекупщик как-то раз решил сам воспользоваться плеткой, и дворовой не замедлил отомстить. В тот же вечер он так сильно бил этой плеткой оземь, что лошади скакали и подпрыгивали, как безумные. После дворовой исчез и никто его больше не видел. Однако бедные животные были в тот день в таком поту, словно проскакали галопом аж десять лье.

Каждый вечер все это повторялось. Но сколько ни старался хозяин и его слуги увидеть дворового, им это не удавалось. Однако через семь месяцев плутни прекратились. Дворовой ушел. Возможно, его изгнал своими проклятиями знаменитый колдун из Ланда, которого пригласил хозяин. Возможно, дворовой почувствовал себя отмщенным и ушел сам.

*

* *

— Господин Бладе, — обращался к человеку, записавшему эту историю, его собеседник, — Пьер неспособен лгать. Все, что он знает о дворовом, он вам уже рассказал. А вот то, чего он не знает. Рассказал мне это мой отец (Царствие ему небесное!), который, когда вы были еще ребенком, был арендатором у вашего деда и вашего отца (Царствие им небесное!). Дело было в Урсе.

Как-то вечером отец возвращался один из города Лактура в Урсе. Было одиннадцать часов, и ночь была черна, как зола. Вы знаете, что возле Булоша, слева от дороги есть пруд. Так вот, из этого пруда раздавался странный шум, похожий на тот, который производят прачки, взбивающие белье колотушками. Отец подумал про себя: «Какие дуры могут взбивать белье в такой поздний час?» Но это были не прачки, господин Бладе. Это был дворовой. Он выскочил и облил моего отца тиной с ног до головы. Отец мой был не робкого десятка, но перепугался не на шутку, и потом рассказывал мне эту историю раз двадцать, и ее же рассказывала моя бедная мать, тоже очень испугавшаяся, когда встретила своего мужа в таком виде»…

LXIII

СОТРЕ

В Вогезах Сотре — маленький человечек, уродливый, нескладный, с раздвоенными копытами. То он показывается одетым в красную крылатку и в черном колпаке, то наоборот, носит красный колпак и черную крылатку, хотя его рост не больше младенческого. Сотре наделен необыкновенной силой. Он проказливый и веселый. О нем говорят, что он, с одной стороны, добрый и услужливый, но также и любитель пожрать, растратчик, распущенный, любопытный, заносчивый и мстительный. Ах! какие шутки он играет с бездельниками и оболтусами!

«Однажды косарь, насвистывая, со своей косой на спине возвращался домой к ужину.

— Свисти-свисти, коли не в лом. Давай, дурья башка, ничего не видя, ничего не слыша, — сказал себе под нос хитрый Сотре, совершавший вечернюю прогулку поблизости. — Но твоя блестящая коса — мне.

И он украл ее так ловко, что крестьянин вернулся к себе, ничего не заметив».

Кто же, когда добрые сельские кумушки грезят с открытыми глазами о стопках экю, которые принесут им их несушки, развлекается тем, что крадет одно за другим все яйца из курятника? Это Сотре. Кто прячет мастерок каменщика, рубанок плотника, делает узлы в дратве сапожника, путает нитку ткача, когда эти трудяги хотят немного отдохнуть? Все он. Всегда он. Если служанка в том доме, куда он проникает, добрая девица, он ей охотно помогает по хозяйству, ставит метлу на место, моет тарелки, вытирает их и ставит горкой в серванте. Утром, проснувшись, она находит половину своей работы сделанной. И хорошо сделанной! Даже очаг зажжен. И наоборот, если она скверна характером, он посыпает пылью мебель, бросает волосы в масло, гадит в кадку с молоком, изыскивает все возможные способы, чтобы заставить ее ворчать.

Никто не умеет лучше, чем он, ухаживать за скотом, давать ему аппетитный корм, менять подстилку. Коровы пользующиеся его любовью, полны сил и здоровья, дают несравненные удои. А те, которыми он не занимается, тощают. Иногда он забавляется тем, что заплетает гриву или хвост у лошади. Не надо об этом беспокоиться. Эти лошади не терпят урона от такого обхождения и ценятся всегда больше, чем другие.

Если случится застукать Сотре с поличным, будь то в стойле или в доме, не надо делать вид, что вы его заметили, не обращайтесь к нему. Иначе случится переполох. Он злится и его гнева надо опасаться.

«Однажды некий Сотре собрался завести лошадь в свинарник. Это было в Бан-сюр-Мёрт. Хозяин скотины увидел такое дело и решил узнать, что это за чертовищина творится у этого дворового, что за делишки он там замышляет. Его охватила злая сила и залепила ему оплеуху в качестве расплаты за нескромное любопытство. Ему пришлось потом бросить вниз le ran и снизу доверху обойти дом, чтобы вытащить оттуда свою лошадь.

Сотре любит детей, может быть, даже слишком. Потому-то его обвиняют в том, что он некоторых украл. Обычно он довольствуется тем, что нежничает с ними, баюкает их, поет им красивые песенки, чтобы они уснули. Счастлив тот малыш, которого он окружает своей предупредительностью. Сотре открывает младенцам ум и сердце. Он дает им ловкость, силу, здоровье. Говорят, что Сотре охоч до коровьего молока. Каша без молока вещь немыслимая. Но считается, что ничто не бывает лучше, когда он сам ее готовит. Эта каша, которую он оставляет избранным детям — даром, что черная — весьма оздоровительна, несмотря на то, что она сварена на простой воде.

Когда Сотре хочет подоить корову, он сначала похищает ее рога. Если его побеспокоить в это время, он не возвратит их на место. Те, кто хотят избежать фамильярности Сотре, а он в этом вопросе весьма дерзок, должны сложить руки крестом в тот момент, когда засыпают. Некоторые кладут себе на грудь острие ножа. Сотре ранит себя, убежит и больше не возвратится.

Тот же дух принимает иногда вид вихря, разбрасывает и увлекает на большие расстояния все, что встречает на своем пути: листья, ветки, солому, сено, вплоть до женщин и детей, с которыми он обращается столь же бесцеремонно. Отсюда столько исчезновений близких существ, о чем время от времени сообщается. Из всего сказанного становится понятным, насколько опасно не понравиться этому духу, разозлить его и сделаться ему врагом.

LXIV

ДУХ-НЕВИДИМКА

Вот вам еще рассказ.

«Одна добрая женщина из План де ла Гард (недалеко от Тулона) с полной уверенностью говорила мне, что где-то около 1887 года в их деревенском доме поселился дух-невидимка, домовой. Дух этот исполнял домашнюю работу с таким рвением, что никто с ним не мог сравниться. Каждый вечер хозяйка оставляла посуду на столе; наутро посуда была вымыта и расставлена по полкам. Хозяйка не любила подметать и не делала этого; но каждое утро полы были тщательно подметены и вымыты; не было и пыли на мебели. Одним словом, дух-невидимка образцово вел домашнее хозяйство.

Точно так же домовой наводил порядок в погребе, амбаре и дровянном сарае; было вычищено стойло для осла, и в нем всегда был корм; подстилка каждое утро оказывалась чистой; вино, масло, зерно, овощи и остальные продукты содержались в порядке.

Дух этот имел, однако, некоторые причуды. Он любил выказывать свой характер — все надо было делать только так, как хотел он. Как-то утром хозяйка увидела, что расположение мебели в кухне было не таким, к какому она привыкла, — она переставила все по своему вкусу, но на следующий день обнаружила еще больший беспорядок; на обеденном столе стоял ночной горшок, а в хлебнице было нагажено. Короче, дух-невидимка не любил, когда что-то делали ему поперек.

Словом, хозяйке была очень удобна помощь домашнего духа, и, хотя дух был капризен и своенравен, женщина оставляла на него всю работу и была счастлива. Но однажды, рассказав о происходящем соседке, она услышала в ответ: «Будь острожна, матушка. Не продаешься ли ты за помощь домового?» Как можно легко понять, на хозяйку слова эти произвели большое впечатление: она была набожна и не могла делать что-либо противное вере. В тот же день женщина отправилась на исповедь и во всем призналась кюре.

Прежде всего она поведала, как все это началось и как продолжалось. Как-то ночью она услышала шум и поняла, что это трудится домовой. При этом она его не видела — ни в тот раз, ни после. Несколько раз пыталась поймать его врасплох и посмотреть на него, но каждый раз получала такой отпор, что в конце концов от этих намерений отказалась.

Кюре сказал, что пользоваться услугами домового нельзя, так как это запрещено Церковью. Когда хозяйка возразила, что она не знает, как от него избавиться, кюре добавил: «Разбросай по полу сухую фасоль, и ты увидишь, что он предпочтет уйти, чем ее собирать».

Совет кюре был исполнен, но наутро хозяйка увидела на столе хлебницу, полную фасоли. Она снова пошла к кюре, который сказал: «Раз он собрал фасоль, разбросай горох, с ним он может не справиться». Но и на этот раз хозяйка потерпела неудачу. И тогда кюре сказал: «Разбросай чечевицу». Хозяйка повиновалась. На этот раз дух, видимо, устав от такой утомительной и отвратительной работы, покинул дом и более никогда не возвращался.

Крестьянка, рассказавшая мне эту историю в 1887 году, верила в нее безусловно. Она добавила, что знает еще один деревенский дом, где есть домовой. Существование этого духа очевидно; хорошо известно и как его можно прогнать (способ обычно один, а все остальные бесполезны). Надо покинуть дом на два или три года; духу будет нечего делать, и он уйдет. По истечении этого срока хозяева могут въезжать обратно, не опасаясь возвращения домового».

*

* *

И еще рассказ о домовом.

«Когда я был ребенком, в одиноком и покинутом жильцами доме на Фаронском склоне возле Тулона жил домовой, чье присутствие препятствовало вселению хозяев. По ночам, а иногда и днем, он совершал прыжки, сопровождаемые странным шумом. Было ли это в одной из комнат нижнего этажа? Порой и на чердаке раздавался такой шум, будто бы кто-то бросал мешок или даже сундук на пол. Значит, он поднимался и на чердак? — Наверное. Но и на кухне часто было слышно, как звенит, сталкиваясь, столовая посуда. А в спальне все время кто-то невидимой рукой передвигал мебель. Осел и коза часто паслись в соседних полях; бывало так: неожиданно они срывались и неслись в стойло — их явно кто-то гнал; и хотя ворота стойла часто были открыты, животные оставались там и не уходили.

Однажды какие-то любопытные решили посетить этот дом и исследовать, что там происходит. Они действительно слышали шум, но так и не смогли определить, откуда он исходит. Внезапно один из них услышал вздохи, доносившиеся из соседнего колодца. Человек пошел посмотреть и вернулся бледный, как смерть, сказав товарищам, что увидел плавающий в воде обезглавленный труп. Все пошли проверять, но ничего не обнаружили. Внезапно окна на чердаке с треском открылись. Любопытные поспешили удалиться».

LXV

ЯЩИК С ЧЕРТЕНЯТАМИ

Как-то раз один владелец замка в области Лануай поручил своему слуге доставить ему (нам не рассказали, откуда) некий ящик и при этом ни в коем случае его не открывать.

Слуга сел на коня и отправился за ящиком, забрал его, крепко привязал к седлу и стал возвращаться обратно.

Когда он проезжал через Резоньяк, любопытство его усилилось. В конце концов он остановился, спешился, снял ящик и открыл его. К несчастью, оттуда выскочило множество чертей, которые все вместе полезли на него, и под их тяжестью он упал на землю.

— Что ты хочешь, чтобы мы сделали… что ты хочешь, чтобы мы сделали… что ты хочешь, чтобы мы сделали…— Они кричали и душили его, причем число их увеличивалось.

Слуга спасся только тем, что крикнул чертям: «Мостите дорогу!»

Черти тут же побежали к реке, набрали камней со дна и, швыряя их на дорогу изо всех сил, замостили ее.

Вы можете подумать, что наш бедный любопытный слуга умчался от них на своей лошади. Увы, черти бежали так быстро, что умудрились вскочить на лошадь и начали наносить бесчисленные, все более сильные, быть может, уже смертельные удары всаднику.

К счастью, хозяин замка находился недалеко. Он ехал из Катр-Рут-де-Борд встречать своего слугу и, когда увидел все происходящее, отправил чертей обратно в ящик.

Кстати, между Резоньяком и Катр-Рут-де-Борд до сих пор очень хорошая, мощеная дорога.

LXVI

КТО ПОСЕЩАЕТ ДОМА?

Даже в наши дни кто-то очень часто посещает дома. Наши знания сокрытого мира еще так малы, что невозможно правильно истолковать истинное значение посланий, к нам обращенных. Вот два случая, имевшие место в Дофинэ. О них рассказал Арнольд ван Геннек, дополнив свой рассказ также повествованием о событиях легендарных.

«Недалеко от дома, где я проводил отпуск, есть небольшая деревенька Ла Блаж. Два или три дома в ней разрушились под соломенной крышей, и от них остались почти одни развалины. В них, однако, жил когда-то некий Жан Ларру, злодей, на чьей совести было множество преступлений и даже поджогов. Жилище его посещала нечистая сила. Каждую ночь в доме раздавался звон ржавых цепей, овечье блеяние и коровье мычание. Заходили в стойло с фонарем, проверяли, откуда и почему весь этот шум. Самым удивительным было то, что коровы спокойно лежали на своих подстилках, а овцы мирно отдыхали в овчарне» (1930, М. Понсе).

«Некоторое время назад дом господина Розье в Рошпике (община Сейсюэль) стал местом происшествий, о которых рассказывают необычные вещи. Супруги Розье, владеющие небольшим хутором, каждый день наблюдают двигающиеся тарелки, стаканы и другую кухонную утварь — какой-то безумный танец предметов. Что это такое и почему происходит? Никто этого не знает. Дети, которых хуторяне просят понаблюдать, после этого внезапно заболевают. По просьбе г-на Розье несколько жителей Вьенна и Сейсюэля посетили его жилище. Он приготовил для них кофе с молоком. Можно представить себе, как были удивлены гости, когда чашки у некоторых из них оказались опорожнены совершенно неизвестно каким образом. Более того: тарелка с маслом, стоявшая на столе, начала двигаться к краю, упала и разбилась, а масло оказалось размазанным по полу. Еще один свидетель, поднимаясь на второй этаж, услышал шум. Зайдя в нужную комнату, он увидел лежащую на полу вазу. Он поставил ее на место, однако некоторое время спустя опять обнаружил на полу. Как и можно предположить, все эти случаи стали предметом всеобщего обсуждения» (Савойяр де Пари, 7 июня 1930).

Обычно считается, что такие мелкие пакости совершает домовой или слуга. Вообще различные шумы, беспорядок в домах и подсобных помещениях, беспокойное поведение домашних животных, как правило, приписывают не привидениям, а особой породе духов, которых в разных районах зовут весельчаками, слугами, домовыми и другими кличками. В Савойе самое распространенное их прозвище — sarvan, или desormaux — по-видимому, это народное произношение слова silvanus — леший. Впрочем, семантически такое объяснение трудно принять, что как во всех странах и областях (славянских, германских, кельтских, галло-римских, берберских), где в народе бытуют о нем представления, дух этот сугубо домашний и живет в доме, стойле и т.д. (отсюда славянское domovoi), но никогда — в лесах. Скорее, sarvan происходит от servant — слуга, хранитель, страж (ср. глаголы servare, conserver, soigner); действительно, этот дух-весельчак выполняет домашнюю работу и помогает сохранять богатство и благосостояние своих «приемных хозяев», хотя и причиняет при этом множество беспокойств, как правило, безобидных.

Вообще, домовой это, безусловно, доживший до наших дней genius loci или лар античных времен. Однако в л’Изере, где этого духа зовут follaton, это преемство очень ослаблено. В целом предания об этом духе утверждены повсеместно, и они повторяют друг друга. В Домене follaton пуще всего боится Сретенской свечи; в Уэсе, чтобы его прогнать, надо разбросать по полу нюхательный табак — он начинает собирать его, быстро устанет, уйдет и больше не вернется. В Сент-Этьен-де-Кроссей он заплетает хвосты лошадям; в это время ему нельзя мешать — лошадь, у которой не заплетен хвост, непременно заболеет. Вот некоторые легенды.

Один землевладелец из Шапель-де-Мерла имел у себя книги по магии, с помощью которых завел себе слугу, духа, сообщавшего ему обо всем, что угрожало его жизни или имуществу. Об этом человеке говорили: «О! Такой-то! Да ему никто не может повредить — у него есть слуга». В доме его был слуга (в обычном смысле слова), который, как и все слуги, спал на соломе. Как-то раз он пожаловался хозяину, что не может спокойно спать. Каждый вечер, когда он уже почти засыпал, кто-то будил его, сдергивая одеяло. Кто это был, он не видел, но, когда пробуждался, был уже без одеяла. Предполагая, что виноват слуга, хозяин сказал слуге: «Поставь сегодня рядом с собой чашку с просяными зернами. Если она перевернется, скажи: «Быстро собери зерна, иначе ты знаешь, что тебя ждет». Дальше было так. Чашка перевернулась, слуга отдал слуге приказ собрать зерна. Наутро все просо было в чашке, однако с тех пор слуга уже не делал слуге таких пакостей.

Один охотник из Виллар-Рекула неудачно поохотился в озерах Бессу и без добычи отправился отдыхать в близ расположенный охотничий домик. В полночь он был разбужен странными шумами, напоминавшими лязг цепей, которыми коров приковывают к решетке стойла. Затем сверху на охотника упал ворох сена, следом за ним еще и еще один. Он прижался к углу и в ужасе увидел маленького черного человечка, который весело собирал сено и ворохами кидал его в охотника, а затем, смеясь, убегал, стучал себя по спине и снова возвращался. С первыми лучами восходящего солнца все стихло. Охотник, дрожа от страха, встал, осмотрелся и, более ничего такого не видя, со всех ног помчался в деревню.

Долгими зимними вечерами можно услышать захватывающие рассказы о духах, которых называют домовушечками (folletons). Вот один из них, который я слышал сравнительно недавно.

«В маленькой деревушке Ла Блаш, дома которой вплотную примыкают к пихтовому лесу, около 1836 года жил один богатый крестьянин. Его звали папаша Руа (на патуа pare Rai), очень уважаемый во всей округе вплоть до Мюра. Настоящее имя этого человека было Ипполит Понсе. Его-то постоянно и беспокоил домовушечка. Правда, он приставал не к самому папаше Руа, а к его великолепной черной кобыле, которой наш добрый малый очень гордился. Домовушечка приходил по ночам и заплетал кобыле гриву. Часто он останавливал выбор на хвосте и сплетал из него косы так, что папаша Руа наутро был вынужден их выстригать.

В конце апреля 1836 года, когда снег уже почти сходил, папаша Руа решил отправиться в Мюр, расположенный на расстоянии около двадцати километров. Обычно отправлялись до заката, он прибывал туда около трех часов утра. Перед отправлением папаша Руа имел обыкновение кормить свою лошадь. Но на этот раз кобыла исчезла. «Опять домовушечка со своими гадкими шутками,— смекнул папаша Руа. — Придется мне поспать до зари, пока кобыла не вернется, но я опоздаю». Все так и вышло: кобыла приплелась домой, одна и вся покрытая потом, к пяти утра. Так повторялось очень часто, а в конце концов папаша Руа принял решение. Оно было очень простым: заночевать в стойле, чтобы никто уже не мог помешать отправиться в путь. Так рассказывал мой дед, девяноста двух лет отроду. Он во все это искренне верил. Меня он уверял, что хвост у кобылы папаши Руа был заплетен так намертво, что расплести его было невозможно. Он знал еще много подобных случаев. Например, домовушечка баловался в доме господина Мютте, жившего в деревне Дезар и умершего несколько лет назад. В той же деревне жил мой прадед. У него было две кобылы, одна черная и одна белая. Как-то ночью домовушечка вошел в конюшню, взял одну из кобыл под уздцы, открыл дверь и исчез вместе с ней. Животное вернулось только к утру, покрытое потом. Об этом рассказывал сам мой прадед и добавлял, что лошади часто пропадали в дни, когда он собирался отправиться в Мюр.

LXVII

МУРЬОШ

В Верхней Бретани встречается очень злое воплощение Дьявола — Мурьош. Вот случай.

«Жил когда-то в Виль-Орьен, что в Сент-Касте, человек, сам приехавший из Матиньона (Кот-дю-Нор). Недалеко от своего дома он встретил как-то животное — вроде бы, как ты сам и подумал, это была овца. Он взял ее с собой и привел в стойло.

Наутро, придя проведать овцу, он увидел вместо нее корову, а еще на следующий день это была уже лошадь. Он решил, что кто-то уводит животных из стойла и приводит новых. А потому крепко привязал лошадь на всю ночь. Наутро на привязи опять была овца. Увидя «хозяина», она начала смеяться человеческим голосом и сказала ему:

— Зачем ты проверяешь меня каждое утро? Ты слишком любопытен!

Человек очень удивился, что овца разговаривает. К тому же, окинув стойло взглядом, он увидел, что весь его скот мертв.

— А! — закричал он. — Это ты убила моих животных. Убирайся вон!

Мурьош помчалась прочь, подняв на воздух и унося с собой половину стойла и трех хозяйских детей, которых несчастный больше никогда не видел.

Хуторянину пришлось перестраивать стойло, но все, что каменщик возводил за день, ночью разрушала Мурьош.

Однажды наш герой, обездоленный и одинокий, нашел в углу, оставленный Мурьош ошейник из чистого золота. Он продал его, и денег ему хватило до конца жизни.

*

* *

Жил когда-то человек и возвращался он как-то раз домой «тепленький». И, поднимаясь по лестнице, заметил маленького котенка.

— Ха-ха! — сказал он. — Это, наверное, Мурьош. Точно, так и есть. Ну-ка, иди вон и дай мне пройти. Дашь пройти?

Но, увы. Мурьош не двигалась с места.

— Тогда я тебя отсюда выброшу, — повторил человек.

Но котенок оставался на своем месте. Человек схватил палку и нанес ему два или три удара по голове. Котенок начал раздуваться и превратился в теленка, а затем исчез.

На следующем этаже возле лестницы стоял теленок.

— Я сказал тебе, Мурьош, убирайся из моего дома или я тебя выброшу!

И ударил теленка палкой. Теленок покатился вниз и свалился в угольную яму, а человек поднялся по лестнице еще на этаж.

Там стояла корова. На этот раз человек перепугался не на шутку, но все-таки, чтобы не впасть в панику, закричал:

— Мурьош, я сказал тебе, убирайся!

И так же, как прежде, ударил животное — оно исчезло, но чуть позже человек увидел, что по лестнице поднимается бык. Бык вошел в комнату вместе с нашим беднягой и начал бегать по ней кругами и кричать, издавая звуки, похожие на то, как если бы кто-то рвал полотно.

*

* *

Обычно Мурьош — это человек (как мужчина, так и женщина), продавший душу Дьяволу. Тот, кто заключает такой договор, мажет себя особой жидкостью и может превращаться в любое животное, какое захочет. Каждый раз сила человека меняется, превращаясь в силу того животного, форму которого он приобретает. Но использовать эту силу, чтобы делать людям зло, он не может.

*

* *

Один солдат, возвращавшийся из своего гарнизона, говорил о Мурьош:

— Я очень хотел бы на нее посмотреть.

В тот же вечер он увидел Мурьош, ждавшую его на лестнице. Они тут же сцепились и, если бы человек не призвал на помощь Господа Бога, ему бы пришел конец.

LXVIII

ОВИННИК

Овинник (Faudoux или Faudeur, от fauder — топтать сено в овине) — разновидность домового, живущий исключительно в овинах. Его зовут также сенной — от senas (старофранцузское sanail — сено). Есть еще валяльщик (Fouloux) или трахальщик (от foulonner — валять, дробить) — тоже сенной, с виду такой же, как овинник. Он ловит мальчиков, валит их на землю, ложится на них, щекочет их так, чтобы они тут же сделали по-большому. К тому же он педераст.

*

* *

Человека, любившего спать на сене, каждую ночь донимал овинник.

Однажды, когда бес уже взобрался на него, человек сказал:

— Если бы у меня был нож…

— Ах, нош-ш-ш!.. И что бы ты им сделал? — игриво спросил овинник.

— А я бы яйца тебе отрезал.

Шутник тут же исчез и больше никогда не появлялся в этом овине.

LXIX

ГАЛИПОТ

Лет пятьдесят назад в деревне Вильнёв (община Силард, недалеко от Монморильона) произошел подлинный переворот из-за появления Галипота (galipot — cмола морской сосны, вар). Вот рассказ.

«В один вечер Галипот это одно животное, на следующий — другое. Они разные. Этого звали Галипот-ан-Пуату. В первый раз, как его видели, это была курица, клевавшая зерно. Точно помню, что черная. Там жила женщина, которая и говорит своей соседке: «Смотри, эта курица склюет все твое зерно».

Курицу начали ловить, а она знай себе смеется под нос, совсем по-человечески: «Ха! Ха! Ха!» И вот каждый вечер это были разные животные. По вечерам никто не хотел выходить из дома — все боялись. Оно стучалось в окна, это животное. Коза, кошка, даже ворон — каждый вечер по-разному! Из Люссака, из Монморильона в Вильнёв приезжали жандармы — у них были особые пули, специально освященные отцом М., однако и они не помогали. Так продолжалось уже не помню сколько времени… Был это скорее всего человек, который становился вороном или кошкой и забирался в трубы, а через них — в дома. Никто не знал, кто это. Это не выдумка, так оно все и было. Лет пятьдесят назад это было».

LXX

КЛУДД

Фламандские крестьяне (французской части Фландрии), а также жители Брабанта знают еще одного злого духа — это Клудд! При одной мысли о возможности встречи с ним на дороге, в лесу или поле они начинают дрожать от страха. Особо непослушные дети тут же становятся послушными, как только им скажут, что их отведут к Клудду.

Дух этот — истинный Протей. В своих путешествиях по земле он принимает любые формы. Он может превращаться в дерево, сначала очень маленькое, а затем в мгновение ока вырастающее до небес и переворачивающее все вокруг, а затем исчезающее в облаках. Иногда он переодевается в шкуру огромного черного пса, встающего на задние лапы, трясущего тяжелой цепью-ошейником и прыгающего на плечи каждого, встречаемого им на пути. Клудд это также старая лошадь-кляча, пугало для всей конюшенной прислуги. Конюхи рассказывали, что были случаи, когда те из них, кто отводил лошадей в ночное в луга, утром седлали Клудда и тот отвозил и сбрасывал седока в канаву. Клудд превращается также в кошку, жабу, летучую мышь или любое другое животное. Сельские жители говорят, что его присутствие можно опознать по голубому пламени, мигающему в сумерках, — это, говорят они, глаза призрака. В этих случаях они предпочитают опасное место обогнуть, как при встрече со змеей. Дух этот получил прозвание Клудда по характерному, только им издаваемому, крику: клудд, клудд…

LXXI

КУЛА

В Вогезах у духа, именуемого Кула, отвратительная репутация. Это обольститель, учитель плутовства, предатель и разрушитель всякого хорошего дела. Всегда возбужденный, вечно бегающий, он принимает пред пылающим взором тысячу обличий — светильника, свечи, огненного шара и, конечно, козла. Идете ли вы по берегу моря, попадаете ли в болотистую местность, именуемую в Вогезах feigne, куда путешественнику лучше не попадать, заблудились ли, у вас появляется очень много шансов на то, что именно он идет перед вами в десяти шагах. Только не следуйте за ним! Он приведет вас к погибели, показывая воду сушей, а сушу водой. Не давайте к вам приблизиться — он обязательно соблазнит вас своим присутствием и сопровождением, молнией проскальзывая или впереди, или позади вас, или сбоку — правого или левого. Будет препятствовать и скакать перед вами, как безумный. О! Если он сумеет утомить ваш взор и затуманить, какова же будет его радость! В этом случае он легко ввергнет вас в пропасть. Сделает все, чтобы казаться красивым, любезным, завлекательным — и если вы отвергнете его в качестве проводника, он попытается просто стать вашим спутником. Даже не думайте брать его с собой! Если вы протянете ему руку, то он исчезнет, растворится, а потом снова появится, хохоча над вами. Единственное средство от него избавиться — ругаться, ругаться, как извозчик: Кула, который приходит в ужас от ругательств, нырнет в ближайший водоем или лужу, и вы увидете, как в воде вспыхнут мириады маленьких зеленых, желтых, голубых, красных огоньков, танцующих так, что у вас начнется головокружение или же вы просто ослепнете.

Кула не любит сурового с ним обращения, не любит, когда его пугают. Однажды ночью один мальчишка сказал ему: «Если ты не уйдешь от меня, то я уйду от тебя». Но такое хвастовство не помогло, и Кула сопровождал его до самой двери.

LXXII

ПРИВИДЕНИЯ

Арденнские привидения, которых там называют Annequins или Lumerettes, ночью, под видом блуждающих огней предстают пред глазами усталых или заблудившихся путешественников, обычно близ болота или реки. Они танцуют перед людьми, понемногу заманивая их в воду, и люди тонут. Чтобы не стать их жертвой, надо, увидя такие огоньки, сразу же спрятать лицо.

LXXIII

ОБРЕЗАННАЯ ШЛЯПА

В Бессене привидения появляются возле стоячих вод, развлекаясь тем, что пугают людей различными огнями. В Пикардии эти, как и вообще все, ночные духи особенно опасны для тех, кто вечером пропустил стаканчик-другой. Духи завлекают их прямо в водоемы. Этих духов часто называют Фофу (feu fou — сумасшедший огонь) или Обрезанная Шляпа — из-за формы шляпы, которую они носят. Чтобы избавиться от них, надо прибегнуть к обряду, хорошо известному в Верхней Бретани: в землю вкапывается палка, нож или игла — Фофу пытается уйти в землю через скважину, и у него это не получается. И он уходит прочь.

Как правило, Фофу — душа человека, заключившего сделку с Дьяволом.

LXXIV

ЖАН С ПОБЕРЕЖЬЯ

Духи, которые, желая обмануть человека, куда-нибудь зовут его, известны во многих краях — они встречаются в полях, лесах и в окрестностях водоемов. Вот каковы повадки некоторых из них, тех, что населяют ручьи и реки.

Дух Конде, живущий на берегах реки Эйн, забавляется тем, что издает крик тонущего ребенка, но он еще не такой обманщик, как его родственники из Верхней Бретани. Об этом, который гораздо хуже, рассказывают так.

В окрестностях Кимпе один из самых известных и самых страшных духов-зазывал (Hoppers) — Jan an Od, Жан с Побережья. Он живет по берегам рек и кричит «Йу-ху-ху!», как правило, по вечерам. Крик этот бретонским крестьянам хорошо известен. Если кто-нибудь на него отвечает, Жан с Побережья в мгновение ока преодолевает расстояние, отделяющее его от этого человека, и повторяет тот же самый крик. Если ему опять ответят, дух приближается еще ближе. В конце концов, получив третий ответ, Жан хватает жертву, душит ее или топит, если все это происходит возле реки.

LXXV

ЛОДЫРЬ

(по описанию Жорж Санд)

Лодырь — это демон, природу которого определить очень трудно, а способы «появления» зависят от местности. Обитает он в Бренне, среди огромных заболоченных равнин, где есть огромные змеи, укус которых вызывает жар. Змеи эти считаются родственниками кодрилл (см. ниже) — появляются они, когда уровень воды понижается, а вывести их совсем невозможно — разве что полностью осушить болота, которые змеи населяют с тех пор, как стоит мир.

Один из наших друзей, путешествовавший по этой местности с опытным провожатым, услышал в сумерках очень приятный, напоминающий человеческий голос, немного насмешливый, который как бы огибал его по кругу, издавая звуки: «Ах! Ах!»

Путник осмотрелся и, ничего не увидев, сказал провожатому:

— Что-то удивительное происходит вокруг нас.

Провожатый ничего не ответил. Оба продолжали свой путь по пустынной местности, где только подрезанные деревья появлялись, озаряемые луной, на горизонте, принимая самые странные очертания. Тоненький нежный голосок следовал за путешественниками и на каждое слово удивления, произнесенное нашим другом, повторял: «Ах! Ах!» так весело и забавно, что невозможно быо не засмеяться ему в ответ:

— Ну хорошо, а что дальше?

— Помолчите, ради Бога! — сказал провожатый, испуганно крестясь. — Не отвечайте ему, только не отвечайте! Если вы хоть раз ответите, мы пропали!

Наш друг, который хорошо понял, что имел в виду крестьянин, тем не менее сказал ему, когда голос-невидимка пропал:

— Это небось какая-нибудь ночная птица, вроде совы?

— Если бы так, — ответил провожатый. — А то хороша себе птица! Это Лодырь! Он начинает с того, что вас веселит, смеется, а затем сбивает с пути и вообще может загубить в каком-нибудь овраге.

Таковы особенности Лодыря, скорее соблазнителя, нежели просто вредителя. Впрочем, его иногда можно увидеть — в подвешеном состоянии, зацепившегося за ветку дерева. Такая «вверх тормашками» поза указывает как на его извращенность, так и на любовь ко всяким препятствиям и помехам.

Те, кто дерзает следовать за ним или просто даже его слушать, оказываются в ужасном положении. Он завлекает приятными сказками или грязными предложениями, пересказывает всякие сплетни — страшно-кровавые или, напротив, комические, и если вы окажетесь любопытны и трижды спросите его «Ну, а что дальше?» или «Ну, а что с того?», он начнет стрекотать, как сорока, предлагая приключения странные и шокирующие, удивит вас тайнами, которые вы сами лелеете в глубине своей порочной натуры. И вот вы уже в его когтях — больше не надо задавать вопросов и слушать ответы. Он ведет вас к обман-воде и показывает свое зерцало — «Смотри!»

И там, в этом фантастическом зеркале, вы увидите все те образы, которые волнуют ваше, и только ваше, воображение, все ваши тайные желания, но… его коварство уже победило вас и, когда смерть берет вас за горло холодной стеклянной рукой, вы понимаете, что это Лодырь — вот он, висящий перед вами на ветке и вздыхающий своим чарующим голоском: «Ах!»… Так вот кто он на самом деле!

LXXVI

ЛОДЫРЬ

(по описаниям поселян)

«В Берри я встречал стариков, чьи предки были знакомы с Лодырем. Это дьявол. С виду ни человек, ни птица. Точнее, полу-то, полу-другое. Ведет себя он как ястреб и внимательно подстерегает жертву, сидя меж ветвей дерева. Ночью он начинает веселить ее и смеяться. Голосок у него — прекрасного дитяти. Если вы не будете настороже и дадите себя привлечь, то угодите в самую глубокую бездну».

LXXVII

ДРОБИЛЬЩИК КАМНЕЙ

В Пенанно, возле Морля, иногда можно услышать шум, похожий на звук молота, дробящего камень. Говорят, что издает его дух, которого зовут Дробильщик камней.

Встретить его можно в скалах Кекарде, возле Геранда. Одна девушка осмелилась на спор отправиться туда в полночь и, трижды ударив о камень, назвать его, — он услышал, но уже больше никто не видел эту девушку живой.

LXXVIII

УХАЛЬЩИК

Возле городка Жюэля, недалеко от Вьё-Бург Кинтена, также обитал дух-зазывала. Его звали Ухальщик, и жил он среди скал, замечательных, но и очень странных своим расположением: на одинаковом расстоянии от менгира. Был он шалун, но иногда и злыдень. Говорили, что это злой дух, балансирующий в воздухе — то вправо, то влево. В один и тот же час, когда на землю спускалась ночь, можно было услышать его резкий крик: «Ух! Ух!», который раздавался как бы из менгира. Того, кто имел неосторожность или дерзость ответить ему, Ухальщик хватал и разрывал на куски.

*

* *

…Я мог бы привести перечень бесчисленных приключений, связанных с Паортами (Paorts — ночными существами из Бретани с изменчивой формой, которых в одной области Карнак более восьмидесяти. Они встречаются в определенных местах и носят соответствующие имена — мостовик, ручейник, ключарь, пересеченский — от перекрестия дорог, лешак, моряк или болотник), а также с Карликами, Гномами, Гномиками, Горными Феями, Бетсутсу, Проклятыми Лучниками, Корандонами, Крикунами, Горлопанами и прочими, но это очень далеко уведет нас собственно от Дьявола и его двора в направлении, где мы встретим также Фей, Морган, Женщинок, Фей с Покрывалом, Белых Дам, Фанетт, арий, Мелюзин или Сирен, которые, в свою очередь, погружают нас уже в иной океан фантастических существ.

*

* *

* *

* * * *

LXXIX

СЕМИГОЛОВОЕ ДИВО

Медвежий Жан (Jean de l’Ours), как хорошо известно, объединил вокруг себя множество самых знаменитых компаньонов своего времени. Как-то раз, путешествуя вместе с двумя из них, после долгого пути он достиг покинутого замка, и там они остановились, по очереди готовя друг другу ужин.

…Первым приступил Вырви-Дуб.

В половине двенадцатого, когда трапеза была приготовлена, он было отправился звонить в колокол, но тут появилось семиголовое диво и стало бесцеременно пробовать каждое блюдо. Удивленный Вырви-Дуб пустился в брань. Но семиголовое диво одним толчком швырнуло его прямо в печь, где бедняга так обгорел, что вынужден был отправиться в постель.

В полночь, не услышав колокольного звона, Медвежий Жан сказал Толкни-Горе:

— Я голоден, пойдем так, без звона.

Увидав Вырви-Дуба, лежащим в постели, он спросил:

— Что с тобой случилось?

— О, ничего, — ответил Вырви-Дуб, приподнявшись.

На следующую ночь пришла очередь Толкни-Горы, а Медвежий Жан и Вырви-Дуб отправились на охоту.

В половине двенадцатого семиголовое диво появилось на кухне и под ошалевшим взором Толкни-Горы стало пробовать все блюда. Толкни-Гора погрозил ему кулаком, но тот так сильно швырнул беднягу к окну, что Толкни-Гора вывихнул запястье и вынужден был прилечь.

В полночь Медвежий Жан почувствовал голод и начал ждать колокольного звона, но, не услышав его, вместе с Вырви-Дубом отправился к Толкни-Горе и нашел его лежащим в постели.

— Что с тобой случилось?

— О, ничего…

На следующую ночь Медвежий Жан сказал:

— Теперь моя очередь готовить ужин.

В половине двенадцатого появилось семиголовое диво и начало пробовать блюда. Медвежий Жан пустился в брань, на что семиголовое диво ответило своим обычным образом, но наш герой не упал, а остался стоять на ногах — одним ударом палицы он отсек три головы у семиголового дива (а это был Дьявол), но тот вдруг достал какую-то скляночку и, держа ее в когтях, капнул чем-то оттуда на каждую из голов, и головы вернулись на свои места. За это время Медвежий Жан успел убежать.

Он отзвонил в колокол и, когда пришли компаньоны, был, к их удивлению, жив-здоров и никому ничего не сказал.

На следующий день он опять пошел на кухню сам, при этом товарищи его вздохнули с облегчением. В обычное время появилось семиголовое диво и стало пробовать блюда. Жан пустился в яростную ругань. Диво толкнуло его, но в ответ получило четыре удара палицей и потеряло четыре головы. Когда же появилась волшебная склянка, восстанавливающая головы на прежнем месте, Медвежий Жан сбросил ее на пол и тут же завладел ею. Вслед за этим он пригрозил чудищу отрубить и оставшиеся головы, если оно не исчезнет. Чудище тут же исчезло.

Медвежий Жан отзвонил в колокол и на этот раз, когда все собрались, сказал:

— Я знаю, отчего вы болели: сам Дьявол превращался в семиголовое диво и вас толкал — кого в печь, кого к стене или окну… Тех, кто здесь бывал раньше, он просто убивал.

— Мы должны вернуться и отомстить, — поклялись Вырви-Дуб и Толкни-Гора.

И они отправились по кровавым следам, оставленным Дьяволом.

После долгого пути компаньоны достигли большого камня. Медвежий Жан приподнял камень и они увидели колодец, ведший в иной мир. Сходили в соседнюю деревню за канатами, укрепили блок, полезли. Вырви-Дуб, сев в ивововую корзину и держа в руке колокольчик, в который должен был позвонить, если его надо будет поднимать обратно, начал спускаться первым.

Когда он опустился на глубину семи или восьми метров, его охватил страх и одолел звон в ушах. Пришлось его поднять. Подошла очередь Толкни-Горы, но на глубине пятнадцати или двадцати метров с ним случилось то же самое. Подняли и его. И тогда Медвежий Жан сказал:

— Теперь моя очередь, но я так, как вы, не испугаюсь… Вот, возьмите свой колокольчик и берегите его.

Он залез в корзине, спустился на самое дно и первым делом отправился к королю той страны.

— Ваше Величество, Вы не видели Дьявола?

— Я тебе не скажу, — отвечал король, — потому что знаю, что ты пришел поглядеть именно на него, а значит, захочешь его убить…

— Ваше Величество, только я могу его убить… помогите мне.

— В таком случае, если ты действительно обещаешь избавить от него мое королевство, я подарю тебе трех своих дочерей.

(Медвежий Жан повстречал Дьявола и убил его, но как он это сделал, рассказчик умолчал.)

Король отдал своих дочерей Медвежьему Жану, который доставил их одну за другой на землю, а затем пошел попрощаться с королем. Когда он вернулся туда, где должна была стоять корзина, он ее не нашел — компаньоны решили, что лучше им от него избавиться.

— Не расстраивайся, — сказал король, — мой орел отнесет тебя наверх. Только исполни все, что он скажет.

Появился орел и предупредил:

— Ты должен мне пятьсот баранов и пятьсот быков. На каждое мое «Пьяо» ты должен давать мне кусок мяса на свой выбор…

Пригнав баранов и быков, Медвежий Жан взвалил все это стадо на спину орла, сам залез, и они полетели. На каждое «Пьяо» орел требовал четверть быка или четверть барана и склевывал мясо. И вот, за два метра до цели у них не осталось более мяса и, чтобы расплатиться, Жану пришлось отдать орлу на съедение одну руку, а затем и вторую.

Орел высадил Медвежьего Жана на траву, а сам вернулся в глубины земли. Медвежий Жан сидел без обеих рук. Но вы, наверное, забыли, что наш герой похитил у Дьявола маленькую скляночку? Итак, он капнул по несколько капель жидкости на каждый обрубок, и руки отросли снова.

Сделав это, он отправился в замок и нашел там своих компаньонов, пировавших с двумя принцессами. Третья им прислуживала. Медвежий Жан прогнал предателей вон, женился на принцессе-служанке, а двух других заставил прислуживать своей жене.

LXXX

ВЫДУМКА О СЕМИГОЛОВОМ ЗВЕРЮГЕ

Один старый крестьянин из Менетреоля, что в Солони, рассказывал, что народ в их местности и вокруг крепко верит в существование семиголового чудища. Вот что он мне рассказал.

Когда-то очень давно владелец земли Эннордр умер, оставив двоих сыновей. Согласно обычаю, старший унаследовал все имущество после смерти отца, и младший был вынужден уехать, исполненный зависти к своему брату. Через много лет он вернулся и пригрозил брату, что убьет его, если тот не выполнит его требования:

— Я хочу, — настаивал младший, — чтобы каждый год ты отдавал мне одну из деревенских девушек. Их надо так или иначе приводить ко мне, а я буду делать с ними что хочу.

Старший брат оказался трусоват и согласился, но ему по щепетильности очень не хотелось, чтобы жители говорили, что он, дескать, не суверенный владыка этого края. И тогда он распустил слух, будто бы в соседнем лесу живет семиголовая зверюга, которая, в качестве жертвы за сохранение населения этой страны, требовала себе раз в год по девушке.

Прошло много лет, и в нужное время года по жребию избиралась очередная девушка, которая, получив черный билет с печальным приговором, должна была взойти на «мученический крест». Что будет с ней на самом деле, она не знала, как никто не знал и о том, что брат их сеньора держал девушек в башне замка, а затем бросал в подземелье, когда ему приводили новую.

И вот однажды один человек, которого звали Жоржем (рассказчик уточнял, что это был сам святой Георгий), попал в беду. У него была дочь-красавица и, к несчастью, именно она вытянула жребий и получила свой черный билет.

Яростный гнев охватил человека, и он решил непременно сопровождать свою дочь и убить чудовище. Но когда они прибыли в нужное место, отец увидел не страшную зверюгу, но жалкого бедняка, засовывавшего красавицу в мешок. Жорж вылез из укрытия и хотел бедняка убить… Но тот, неспособный сопротивляться, взмолился о милости, уверяя, что он простой слуга и обязан подчиняться своему хозяину, брату сеньора. Жорж приказал слуге вести его к нему, а иначе он пойдет сам и сам всех убьет.

Узнав об этом, брат сеньора спрятался там, где был «мученический крест», то есть башня замка. Жорж решил тогда убить самого сеньора, но тот, как за ним водилось, перетрухнул и предоставил ему полную свободу действий. Тогда Жорж пообещал оставить всех в покое при условии, что больше никто не будет требовать себе девушек по селам, а он был готов хранить молчание и скрывать правду о поведении благородных сеньоров.

Жорж вернулся в Эннодр вместе со своей красавицей-дочерью и объявил, что убил семиголовую зверюгу. Началось большое веселье.

LXXXI

КУЛОБР

Вот еще случай. Когда-то очень давно Дьявол пришел в Лалинд, возле реки Дордонь, под видом фантастического животного со змеиным телом, могучими лапами, головой дракона и огромным хвостом. Он прятался в лесах, на левом берегу Дордони или же в глубокой пещере под холмом, называемом Сен-Фрон, в память святого Фрона.

Кулобр (так звали чудовище) беспокоил район и особенно лоцманов из Лалинда, которые, при переходе через пороги Гратуз, вынуждены были не направлять курс своих судов, но приспосабливаться к нему. Рассказывали, что, когда чудовище выходило из лесу, правую заднюю свою лапу оно клало на колокольню Лалинда, а левую переднюю — на колокольню Сен-Фрона, в то время как хвост располагался в Мозаке (итого длина оказывалась пять километров). Лежа таким образом, Кулобр удовлетворял свой аппетит всеми, кто переезжал через пороги Гратуз.

Так продолжалось до тех, пока сам святой Фрон, которому долго молились охваченные ужасом жители, не явился и не уничтожил Кулобра, окропив его святой водой.

LXXXII

ЗЕМЛЯ БЕСПЛОДНА

Земля бесплодна там, где на нее ступали чудовища или сам Дьявол. Так, пока святой Армель не положил епитрахиль на выю дракона, жившего между пещерами и берегом реки Сеш, в которой тот сразу же и утонул, места эти были совершенно голы. И до сих пор земля там сухая, а трава не растет.

LXXXIII

СЛЕДЫ ДРАКОНА

Восьмиугольное надгробие на погосте Ланду-Жан-ан-Ле-Деннек (в департаменте Финистер) было сильно повреждено от того, что святой Уржен поразил на этом месте дракона, терроризировавшего область. Отбиваясь, чудовище оставило в камне трещину до самого его центра.

Некоторые менгиры в земле Ланво также имеют трещину, проходящую прямо через вершину — это след дьявольского хвоста (согласно сведениям г-на де Керьоле).

*

* *

* *

* * * *

LXXXIV

КРОВЬ, ОСТАВШАЯСЯ ДО СИХ ПОР

Вход в пещеру в окрестностях Гранвиля (Ла Манш) до сих пор покрыт кровью жертв адского дракона, который когда-то там их пожирал.

LXXXV

ДРАКОН, ИЗРЫГАЮЩИЙ ОГОНЬ И ВОДУ

Колодцы замка Карноэ в Бретани охраняет огромный дракон — из хвоста его исходит пламя, а из глотки — вода. Смельчака, который не побоится там погулять, чудовище съедает.

LXXXVI

ЛЕТУЧИЙ ЗМЕЙ

Если идти из Хеймса в Жуэр (Вьенна) по дороге, то возле деревни Рилле можно увидеть старинный замок с разрушенными стенами, заросшими плющом. Вокруг замка много вереска. Это замок де ла Франдьер, хорошо известный в округе благодаря местным пугающим легендам. В частности, рассказывают — и до сих пор множество людей в это верит, — что окрестности его когда-то опустошал дьявольский летающий змей, избравший своим логовом подземелья замка. Солдат, пришедший туда из какого-то гарнизона, убил змея шпагой, но от крови, брызнувшей на него, вскоре сам скончался.

А жители Вильмора рассказывают, что герой сражался с целой подземной армией.

В Бетине я слышал от четырех стариков, хорошо знакомых с местностью и тоже рассказывавших эту историю, что животное было сфотографировано (sic!) несколько веков назад, и его изображение можно увидеть в церкви Сен-Савена.

Крестьяне с берегов Гартамюа также верят, что чудище изображено в церкви Сен-Савена в виде апокалиптического змея (на входной двери, сверху и слева). Один земледелец, родившийся в Сольже и живущий в Сен-Пьер-де-Мейе, рассказывал мне, что каждый раз, когда он проезжает через Сен-Савен, он не забывает зайти в церковь, чтобы посмотреть на чудовище (о котором рассказывает ту же историю).

LXXXVII

ЗМЕЙ, ОБВИВАВШИЙ ЦЕЛУЮ ГОРУ

На скале, именуемой Остроконечный Ларец, расположенной недалеко от скал Сен-Мартена, на очень гладкой стороне, можно увидеть три маленьких крестика и два очень заметных следа. Страшный змей терроризировал эти края. Его тело, изгибаясь от ручья у подножия холма до его вершины, обвивало гору целиком. Святой Георгий, бывший, как рассказывают, первым епископом этих мест, прискакал сюда на могучем боевом коне и ударами сабли разрубил прямо на скале тело чудовища. С тех пор на скале остались расщелины и три маленьких крестика. Расщелины — это следы сабельных ударов, которыми святой насквозь разрубил тело змея.

LXXXVIII

ВУАВРА

В пустынных окрестностях Франш-Конте живет Вуавра. Часто можно увидеть, как она выползает из замка Оржеле и, взлетая, следует к Эольскому источнику. Вуавра похожа на длинную железную перекладину, перемещающуюся по воздуху. Это крылатая змея с бриллиантом во лбу, служащим ей в качестве глаза. Чтобы попить воды, она замирает в полете и склоняется над рекой. Если вам удастся захватить ее волшебный бриллиант, вы станете самым богатым и могущественным человеком в мире, а Вуавра, ослепшая, умрет от тоски, снедаемая тьмой. Никто еще не смог этого совершить, а потому Вуавра бессмертна.

В Брессе Вуаврой называют крылатую змею, которая носит или великолепный бриллиант во лбу, или же золотое ожерелье на шее. В Ревермоне считают, что похитить эти драгоценности можно только во время сенокоса. Для этого надо девять перин набить сеном, принести их, положить одну на другую и ждать, когда Вуавра отправится на водопой. Поскольку она обязана оставить свой бриллиант на земле, вы должны изловчиться, завладеть им и спрятаться под перинами, оставшись незаметным. Если вам повезет, то Вуавра, напившись воды, сожрет восемь из девяти перин с сеном и лопнет.

LXXXIX

ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ БОГАТСТВА ЖАКА КЁРА*

Как рассказывают в Форезе, Жак Кёр обязан своим богатством тому, что хитростью похитил чудесный бриллиант у змеи, принадлежавшей к вуаврам, населяющим тамошние источники и проточные воды. Жак Жоли Кёр был сыном довольно бедных родителей, ярмарочных торговцев шерстью из Буржа. Родители, которым было трудно содержать сына, отправили его путешествовать по Франции в поисках удачи. Жоли Кёр узнал, что в Буаси, возле пруда живет змея, на голове которой волшебное кольцо. В этом кольце находится ослепительный бриллиант — тот, кто им владеет, обретает способность превращать в золото все, к чему прикоснется. Змея эта, длиной в сорок футов, каждый вечер кладет бриллиант рядом с собой прежде, чем уснуть. Имевшему всего два экю в кармане Жаку Кёру удалось соорудить утыканную гвоздями и шипами бочку и поставить ее возле пруда на великолепное белое сукно. Змея, только что объевшаяся мясом какого-то доброго христианина, заползла на сукно и обвилась вокруг бочки. Но шипы и гвозди проткнули ее сытую плоть, и она сдохла. Пока змея отходила ко сну, Жоли удалось схватить кольцо и спрятать его в бочку. Так Жак Кёр завладел кольцом, сделавшим его богаче, чем сам король.

XC

БАЗИЛИК

В окрестностях Лудена (Вьенна) и в некоторых селениях возле Ришельё (Эндр-и-Луара) рассказывали о чудовище, которое называли Базилик. Некогда рыцарь Фретар, участвовавший в изгнании англичан из Лудена, выходя из церкви в Клоне, встретил ужасного дракона, против которого тут же обратил свой меч, но, не в силах убить чудовище, все же прогнал его — и оно упало в Кулэнский колодец в двадцати километрах от Клоне. Рассказывают, что каждые десять лет оно всплывает к краю колодца. Тот, кто первый подойдет и увидит его, упадет в колодец и сам пробудет там десять лет. Если все же ему удастся избежать сей участи, то несчастный, на коего упал взгляд чудовища, не проживет и года. Добавляют, что в 1860 году одна девушка, встретившись глазами со взором Базилика, плавающего по поверхности, умерла от ужаса.

Жители этого района узнают Базилика в одном из чудовищ, изображенных в церкви в Клоне. Это «петух с телом дракона, чья голова покрыта коническим шлемом; приподнявшись на задних лапах, он пытается вырвать щит из руки пешего рыцаря, угрожающего ему шпагой».

XCI

КОДРИЛЛЫ

В Солоне рассказывают о кодриллах (codrilles), или летающих змеях. Их никто не видел, но говорят, что змеи эти ужасны. Народное поверье гласит, будто бы они рождаются из яиц без скорлупы (coquille), называемых «њufs d’co» — мягких яиц, которые можно найти весной в навозе, называемых также яйцами ужа (couleuvre). Появление на свет этих змей можно предотвратить, если первого мая бросить в навозную кучу цветущую ветку боярышника.

*

* *

Когда змее исполняется семь лет, у нее отрастают крылья, и она летит на Вавилонскую башню. На этой башне представлены животные всех видов. Нельзя там появляться ближе, чем на семь лье, — все животные чрезвычайно злы.

Жители Солони не знают способов, как уберечь себя от тварей, которым благоприятствует местный климат, — дело в том, что их невозможно увидеть. Существа эти из породы змей и называют их ремнями (sangles). Считается, что, встретив человека, невидимая змея на него бросается, обвивается вокруг тела три или четыре раза и сжимает с такой силой, что человек задыхается, не зная при этом, кто его задушил.

XCII

ЧУДОВИЩЕ ИЗ КЕЙ-ЭГЮ

Маленький квартал Кей-Эгю в простонародном предместье Монбернаж, что в Пуатье, оказался местом необычайного происшествия. Так, по крайней мере, рассказывают тамошние старики. Впрочем, рассказы их очень противоречивы. Вот самая полная версия, которую мне поведал старик из Монбернажа:

«Однажды утром один житель Кей-Эгю, открыв дверь своего погреба, увидел гигантского «земляного червя», неизвестно откуда взявшегося. Он испугался и позвал на помощь соседей. Те, вооружившись лопатами, ломами и мотыгами, ополчились на чудовище. Заметив это, существо втянуло голову в туловище, как черепаха в панцирь. Конечно, можно было разрубить эту тварь пополам, но ведь всякий знает — по крайней мере, в Монбернаже — что если разрубить змею пополам, получатся две новые. Вот почему рубить стали на множество кусочков, но, как ни рубили, головы так и не нашли».

По другой версии, эту змею, огромную, как удав, видели свернувшуюся в клубок в скалах Галуа и убили пушечным выстрелом, когда она ползла в Кей-Эгю к источнику на водопой.

К той же породе принадлежит и еще одна гигантская змея, которую будто бы встречают машинисты, ведущие поезда из Сен-Бенуа в Лиге, — живет она под скалой недалеко от железной дороги.

XCIII

КАУКО-ВЬЕЙО

А не дьявольское ли существо вползает по ночам в хижины, вытягиваясь настолько, что может пролезть в кошачью лазейку или даже замочную скважину и лезет прямо в постель? Поганая тварь свертывается в клубок на груди селянина, греет его своей шерстью, а затем душит всею своею силою. Человек задыхается, вскакивает, бросается в крик и видит ускользающего кауко-вьейо.

*

* *

* *

* * * *

XCIV

ДЬЯВОЛ-ПОЛЕНО

Один человек, гуляя по винограднику, нашел большое полено. Обрадованный тем, что может погреться, человек взял полено под мышку, принес к костру и бросил туда… В ту же минуту полено превратилось в дьявола, который начал смеяться над человеком:

— Ха! Ха! Ха! Ты меня принес, да еще под мышкой… До свидания и спасибо, я возвращаюсь туда, где и был… — И он исчез, оставив человека с разинутым ртом. Конечно, кабы знать, что это не полено, а Дьявол, его бы там и оставить…

XCV

ПОТЕРЯННЫЙ КЛУБОК

Как-то раз три швеи возвращались домой, отработав целый день. Вдруг одна из них увидела на краю дороги клубок ниток.

— Хорошая находка, — сказала она, поднимая клубок и кладя его в карман передника.

Но чем дальше она шла по дороге, тем тяжелее становилось у нее в кармане. В конце концов силы ее иссякли, она взяла клубок и выбросила его.

Тут же появился черт и начал над нею хохотать:

— В клубок и наутек, в клубок и наутек… Хорошо я прокатился…

XCVI

СЮРТУК

Шел куда-то ночью один человек и обнаружил посреди дороги крестьянский сюртук старинного покроя.

— Что за пустая голова разбрасывает свои вещи по дороге, — подумал он и не нашел ничего лучшего, чем ударить по сюртуку палкой.

А это был Дьявол, которого бедолага разбудил своим ударом. Получив палкой, он пришел в ярость. Рукава сюртука приподнялись, выросли и задушили путешественника.

XCVII

СВЕРТОК ПРЯДЕВА

Один извозчик из Бретани каждый раз, когда напивался, пускался в ругань:

— Если бы я знал, какой дьявол так запутал колеса моей повозки, я бы ему таких навешал, что он бы надолго запомнил…

А меж колесами действительно было прядево, выбивавшееся из лежавшего на земле свертка, который пьяный извозчик поднял и, тупо на него глядя, вопрошал:

— Ты, что ли?..

В ответ сверток кинулся на извозчика и начал запутывать уже его, но тот, хотя и был пьян, одолел и, свернув прядево обратно, засунул под мышку. Оставив повозку на месте, извозчик поплелся домой и стал стучать в дверь:

— Открой, — закричал он жене, — я принес самого Дьявола.

Как только извозчик вошел в дом, сверток выпал у него на постель и превратился в человеческую фигуру. Извозчик схватил палку, но услышал взмолившийся голос:

— Не делай мне зла, а я тебе помогу.

— Я тебя отпущу, — сказал извозчик, — только обещай мне, что больше не тронешь мою повозку.

Дьявол обещал и, надо сказать, слово свое сдержал, более того, сам запряг лошадей и доставил повозку домой.

XCVIII

А ТАКЖЕ ПОД ДРУГИМИ ВИДАМИ

Во время процесса над тамплиерами Дьявол под разными видами являлся аббату Адаму в угодьях, принадлежавших аббатству Во-де-Верне, в департаменте Сена-и-Уаза. Злой дух как-то предстал пред ним в виде покрытого белым инеем дерева, приближавшегося к аббату с невиданной скоростью. Однако аббат успел осенить дерево крестным знамением, и оно исчезло, оставив лишь запах серы. Аббат понял, что это Дьявол, и призвал на помощь Пресвятую Деву.

Тем не менее Дьявол явился снова, на этот раз как черный и яростный всадник. «Изыди, — произнес аббат, — зачем ты преследуешь меня, когда я один и вокруг нет моей братии?» Дьявол исчез, однако вскоре предстал под видом огромного человека с длинной могучей шеей. Аббат Адам погрозил ему кулаком. Дьявол вновь изменил свой вид и превратился в маленького монаха в капюшоне. Маленькие глазки его блестели. Монах пытался нанести аббату удар шпагой, но тот оборонялся крестным знамением.

Дабы Дьявол исчез совсем, аббат начертил на земле круг, а в середине круга — крест. Дьявол понял, что более маскироваться ему нечего — на месте ушей выросли рога, а затем, пока аббат выкрикивал ему проклятия, Дьявол превратился в бочку и укатился, не причинив служителю Божиему никакого зла.

*

* *

* *

* * * *

XCIX

У НЕГО ЕСТЬ СВОЙ ДОМ

Во Франции множество деревень, где у него есть недвижимость, разумеется, проклятая. Вот почему он является одним из самых богатых собственников нашей страны.

Дьяволу и его Аду принадлежит очень многое. За собственность, однако, наш владелец никогда не заплатил ни одного су налога…

Вот перечень его владений, исчисляемых десятками:

Луг Дьявола — Болото Дьявола — Пропасть Дьявола — Дорога Дьявола — Деревня Дьявола — Страна Дьявола — Мост Дьявола — Поле или Огород Дьявола — Скала Дьявола — Мостовая Дьявола — Долина Дьявола или Долина Ада — Камень Сатаны — Дорога Ада — Ущелье Ада — Врата Ада — Пропасть Дьявола — Кузница Дьявола — Пещера Ада — Путь Дьявола — Изгородь Сатаны — Мельница Дьявола.

В Париже, в районе Марэ (Болота) до сих пор одна из улиц носит название Шкура Дьявола.

А вот перечень движимого имущества:

Стол Дьявола — Трон или Престол Дьявола — Лестница Дьявола, Котел Дьявола — Ложка или Нож Дьявола — Крюк Сатаны — Ларец Дьявола — Бочка или Котелок Дьявола — Подсвечник Сатаны — Стаканчик Дьявола — Молот Сатаны — Очки Дьявола — Сковородка Дьявола — Палка Дьявола — Точильный Камень Дьявола — Кафедра Дьявола — Постель Дьявола, а в Морбиане — даже Прялка Дьявола!

Следов его пребывания или присутствия не счесть. Целого года не хватит для их перечисления.

C

КАМЕНЬ ПРОЕЗЖАЛ-ДЬЯВОЛ

В долине Рокей, в Савойе, есть множество скал с естественными вмятинами, очень похожими на следы. Дьяволу приписывают похожие на отпечатки ног отметины на камне, именуемом Камень Проезжал-Дьявол (Passa Dauba). Это альпийский гранит, подрезанный с двух сторон. Народное воображение увидело на нем вмятины, напоминающие след колесницы.

CI

КАМЕНЬ ДЬЯВОЛА

Расположен к северу от Ренье, на берегу Форона. На нем можно заметить отпечатки, которые местные жители приписывают Дьяволу, а также желобки, якобы оставленные его ступнями. Говорят, будто там он седлал свою лошадь.

CII

ТРИ ОТМЕТИНЫ

В расщелине скалы, именуемой Замок Дьявола, в Плергере (Иль-и-Вилен) можно увидеть отметины — одна в форме открытой ладони, другая — кулака, а третья — верхней части головы. Говорят, что их оставил Дьявол, отламывавший от этой скалы куски для строительства аббатства на Великой Горе (Мон-Сен-Мишель).

CIII

СТОПЫ ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЫ И КОГТИ ДЬЯВОЛА

Недалеко от часовни Сен-Лоран (Дё-Севр) богомльцы встречают отпечатки Стопы Пресвятой Девы. Они находятся на скале естественного происхождения. Внизу той же скалы можно найти и явные следы когтей Врага. Дева, преследуемая Дьяволом, вознеслась с той скалы на небо, а скала придавила Проклятого. С тех пор он обречен пребывать на земле.

CIV

КАТОК СВЯТОГО КАДО

С тех пор, как был построен мост Этель, Дявол, которого святой Кадо превратил в кота, стремится разрушить создание святого. Последний гнал Дьявола от моста, но упал, поскользнулся на камне, и там до сих пор осталось скользкое место, которое сейчас окружено решеткой. Его называют «каток святого Кадо».

CV

ЕЩЕ НЕКОТОРЫЕ СЛЕДЫ ДЬЯВОЛА

В Суйане (Вандея) следы Дьявола отпечатались на Вернейском менгире. Говорят, что они остались от удара рога.

След ноги хорошо заметен на скале Мон-Доль — оттуда он взлетал на Мон-Сен-Мишель.

Пятка очень глубоко впечатана в камень в Ка-Марго, возле Энона, что в Кот-дю-Нор.

Раздвоенную стопу можно найти в Арагоне (в департаменте Од).

Голова высечена в скале Перже, которую он хотел когда-то перенести, когда строил аббатство Сен-Мишель.

Очень много можно найти следов спины и плеч. Например, в Иль-и-Вилен.

Большой камень недалеко от Плюгульма (Финистер) хранит отпечатки десяти крючковатых пальцев.

CVI

ПОРОН МЕРЖЕ

В Морване рассказывают, что некогда Сатана отправился за скалой Порон Мерже, которая находится в бассейне Рош-ан-Брей, весьма далеко, для того, чтобы завалить этой скалой вход в церковь в Ла Роше в праздник Тела Господня. Господь Бог обещал Дьяволу, что если он успеет сделать это прежде, чем колокол зазвонит к окнчанию мессы, все, кто находится в церкви, будут принадлежать ему. Но колокол зазвонил, когда Дьявол со своей ношей еще только подбирался к церкви, и тот был вынужден бросить скалу у входа, ничего не добившись. На скале, до сих пор лежащей поблизости, остались вмятины от его плеч. Ярости Дьявола, конечно, не было предела.

В тех же местах рассказывают, что когда месса уже отошла, а вечерня еще не начиналась, Дьявол пытался приволочь в церковь святого Леже в Фуршере огромную скалу. Он взвалил ее на спину и помчался на полной скорости, но к вечерне зазвонили прежде, чем он успел завалить вход, и камень остался в ближайшем водоеме, где его до сих пор можно увидеть.

CVII

БАБУШКА ЕГО НЕ СЛАБЕЕ МАТЕРИ

В Бретани ходят предания о его происхождении. Нигде никто не говорит о его отце, но в Морбиане рассказывают о его матери и бабушке. Первая фигурирует в рассказах о том, как Дьявол обещал святому Кадо построить мост за одну ночь. Она таскала ему камни. Мост был закончен в срок, хотя она таскала такие тяжелые камни, что «самый маленький весил столько же, сколько бочка сидра». Она собирала их в кучу в полях Плуинена и палкой разбивала самые большие из них надвое. До сих пор эти камни называют «камнями чертовой матери».

Конечно, у кого столько силы, чтобы ворочать такие камни, у того и сын будет ох как силен…

«Чертовой матерью» (mam en diaul) называют в тех краях злобную женщину, а «чертовым сыном» (mab en diaul) — бездельника. Что касается его бабушки, то она так же сильна, как и мать, — ведь это она набросала в Кенанском лесу (Морбиан) огромные скалы, которые принесла в своем переднике.

CVIII

СЛЕДЫ ДЬЯВОЛА-ВСАДНИКА

Во многих местах жители показывают следы, оставшиеся от конных путешествий Дьявола. А в Арто (Дофине) есть камень, который называют След Мула, на котором ездит Дьявол.

Еще один след подковы этого мула можно увидеть у подножия Матонского Креста недалеко от старинного замка Марсэ. Один из сеньоров этого замка когда-то принял от Дьявола вызов на поединок и атаковал его шпагой, предварительно окропленной святой водой. Побежденный Сатана отступил и во свидетельство своего поражения оставил победитею своего мула, который, однако, не должен был ни пить, ни есть. Тем не менее слуга дал ему овса, и мул приобрел такую силу, что одним ударом копыта перевернул весь замок. Появился Дьявол и укротил животное, которое так брыкалось, что чуть не перевернуло даже крест, однако все же крест устоял — остались лишь отпечатки подковы у подножия.

На песчаном берегу реки Трестель (Кот-дю-Нор), где часто появлялся Дьявол, можно увидеть следы его коня.

Ярко-красные следы огненного коня, на котором Дьявол прискакал к пещере Нино, на Корсике, отбиваясь от святого Мартина, хорошо заметны на одной из скал возле Леции.

В Пейра ла Нормьер (Крёз) можно увидеть следы осла, на котором он ехал через долину; место это так и называется — След Осла (Па де л’Ан).

Есть также следы дьявольского коня в Гран Верьер, возле Источника Дьявола, в департаменте Сона-и-Луара, и на скале Плюзунель, в Кот-дю-Нор. Сатана, прогневавшийся на святого Идунэ, которого он оказался не в силах обозлить против Бога, в ярости исчез, оставив на скале след своего жезла.

CIX

РАСТУЩИЕ СКАЛЫ

Говоря о скалах, дольменах и менгирах, нельзя не отметить, что некоторые из них значительно увеличились в размерах с момента появления.

Менгир Камня Жены когда-то был размером с орех — он вырос и стал таким, как мы его видим сегодня. Когда Господь Бог насадил менгир недалеко от Понтиви, он совпадал в поперечнике с обычной межевой полосой. За двести лет менгир увеличился втрое.

Жители Мальв утверждают, что не знают, каким с самого начала был камень Пейро Фикадо: полвека назад высота его была с человеческий рост, а сегодня около пяти метров — до сих пор он растет, и свойство это, конечно же, сверхъестественно.

Остроконечные скалы в лесу От-Сев (Иль-и-Вилен) тоже растут, но медленно.

CX

ЧЕГО ТОЛЬКО НЕ НАСТРОИЛ ДЬЯВОЛ!

Честь создания памятников романской эпохи Дьявол делит с феями. В окрестностях Тула есть Дорога Дьявола. Во французских Арденнах — Мостовая Дьявола. В Нормандии именно он построил большинство дорог и делал это, как, впрочем, и работу по строительству зданий, с потрясающей быстротой. В Конде-сюр-Итон он мостил дорогу так быстро, что лошадь не успевала его догнать. За такое короткое время он соорудил мост дю Гар. Условие договора подряда на его строительство (как и других таких же мостов) было таким: первый, кто пройдет по мосту, принадлежит ему и только ему. Легенда XVIII века гласит, что в Бордо он построил ворота дворца Гасьель и сделал это за одну ночь. Жители Корсо (Кот-дю-Нор) показывают развалины древнего галло-римского города со словами, что другого такого сооружения на земле не было — когда-то город был весь из золота, его построил Дьявол и сам же там жил.

И еще очень много-много есть сооружений, построенных Дьяволом: мостов, замков, мельниц и даже… церквей.

CXI

СЛЕД ДЬЯВОЛА

«Мы жили в деревне Пьерфиш, на краю Ларсака. Прабабка моей матери умерла, ее дети заказали заупокойную мессу, но сделали все очень небрежно. Через некоторое время ночью мощный порыв ветра, какого не бывает в это время в наших краях, ударил по дому.

Когда все проснулись, раздались еще три удара в окно нашей комнаты. Мы смело вскочили и побежали к стеклу: там мы увидели три как бы обращенные к нам знака …три капли крови.

Наша семья заказала еще три мессы, которые, однако, не помогли — в следующий же вечер после последней, как только опустилась ночь, мы были разбужены диким, истошным воплем, раздавшимся у входной двери. Как мы и думали, там никого не оказалось.

Утром на пороге мы обнаружили след раздвоенной пятки. Только один, второго не было… Что там произошло? Не решаюсь и подумать».

CXII

КОЗЬЕ КОПЫТО И ПРОТЕЗ

Отпечатки ног Дьявола очень не похожи друг на друга: если хорошо посмотреть, то левый след напоминает след от протеза (причем сбоку от него бывает и след костыля), а правый — от обычного козлиного копыта.

Очень часто следы пересекаются — получается, что протез и козлиное копыто меняются местами, точнее, одна и та же нога попеременно делается тем и другим. Таким образом, Дьявол может передвигаться очень быстро.

Ровно в полночь у Дьявола, как и у всех колдунов, ноги становятся козлиными.

CXIII

РУКА ДЬЯВОЛА

Моя бабушка в юности видела на стволе старого дуба, теперь уже погибшего, отпечаток руки Дьявола. Было это в окрестностях Кинсака, в Перигоре.

Рассказывают, что некогда, во время шабаша, один колдун так обидел своего Хозяина, что тот влепил ему пощечину, задев при это и дерево, — на голове смельчака остался ожог, а на стволе — след.

CXIV

ЕЩЕ СЛЕД РУКИ

Один человек, знавший об огнях-призраках и о том, как от них защищаться, как-то встретил на дороге такой огонь.

Когда человек приблизился к призраку, он, почувствовав опасность, поворотился вспять. Но огонь все приближался и приближался с неимоверной скоростью. Человек, однако, успел добежать до своего дома и спрятаться, накрепко закрыв окна и двери.

Запирая последнюю задвижку, он услышал сухой хлопок. Наутро он пошел проверить дверь и увидел на ней отпечаток чьей-то руки.

Говорят, что если бы он не успел закрыть дверь, то получил бы огненную пощечину, и пятно от ожога осталось бы у него на всю жизнь.

CXV

МАНДРАГОРА

Завладеть мандрагорой означает получить в руки самую великую силу из всех, какие бывают. Всё идет в руки владельца — богатство, власть и даже женщины… Но путь к мандрагоре лежит через множество опасностей и среди них, конечно же, встреча с Дьяволом, ибо только он может вручить это растение его искателям.

В поисках мандрагоры вам помогут две вещи — черная курица и ваша смелость… Нужно дождаться темной ночи, самой темной, подобной жерлу пещеры, и отправиться на пересечение дорог. Придя туда, громко и быстро кричите:

— Черная курица… черная курица… черная курица…

Если у Дьявола хорошее настроение и ему хочется поесть курятины, он не замедлит появиться, слегка возбужденный и вальяжный.

Но горе вам, если вы не обратитесь к нему с вежливым приветствием. Быть вам тут же в аду… Если же вы обратитесь к нему со словами почтения, он подаст вам мандрагору, которую так и зовут — «рука Дьявола».

CXVI

РУКА БОГА ИЗГОНЯЕТ РУКУ ДЬЯВОЛА

В прошлом веке пастухи Савойи объясняли сверхъестественым вмешательством появление очень красивого растения из семейства орхидей с ярко-красными цветами. Оно растет на самых высоких горных пастбищах, а корень состоит как бы из двух корней, напоминающих пальцы. Каждый год, по весне, один из них погибает, и на его месте мгновенно появляется новый. Первый называют рукой Дьявола, губящей и удерживающей развитие жизни, а второй — рукой Бога, восстанавливающей и питающей растительный мир.

CXVII

ХВОСТ ДЬЯВОЛА

Слава колдуна Клемана пошла вот с такого случая. Некая Марисетт охала и стонала, лежа в постели. Клеман открыл гримуар, произнес магические слова и сделал необходимые знаки. Женщине стало легче, а вскоре она и вовсе поправилась и начала повсюду славить своего исцелителя. Об этом узнала вся округа. В Вигру умирающий крестьянин стал звал Клемана в предсмертном бреду. Крестьянин никак не мог умереть, но и жить дальше было непереносимым страданием…

— Ты уже сжег бычье ярмо? — спросил Клеман умирающего.

Тот ответил «Да», хотя и не понимал, о чем идет речь, а Клеман понял, что ничего сделано не было.

Он попросил принести ему новое ярмо, долго смотрел на него а затем повел им по подушке — это средство сбить с толку злую силу, своего рода провокация Дьявола. Многие не знают, что бычье ярмо — это хвост Сатаны, на него-то и налепляются человеческие грехи. Если его сжечь, грехи сгорят прежде, чем грешник попадет в ад.

Проведя ярмом по подушке, Клеман затем сжег его, и Дьявол оставил умирающего в покое — вскоре тот тихо отошел.

CXVIII

ЗАПАХ ДЬЯВОЛА

Если Дьявол в данный момент не занимается соблазнением, что требует от него изысканного стиля и тонких манер, то он, как правило, появляется голым. Обычно он любит чесаться подобно обезьяне. Он уродлив, как боров. Шкура его черна и пупырчата. Запахи он издает разные в зависимости он настроения — только колдуны умеют их истолковывать… для нас же, непосвященных, пахнет он всегда одинаково — гнилой падалью.

Чтобы отбить этот запах, он пользуется особой мазью, состав которой неизвестен.

*

* *

* *

* * * *

CXIX

СОЛЬ И ДЬЯВОЛ

Все, кто любит соленую пищу, могут не рассчитывать на то, что дьявол когда-нибудь пригласит их на шабаш. Более того, использование соли в его присутствии вообще запрещено — если вы встретите Дьявола без хвоста, то именно по вине соли.

Кормить его солью — то же самое, что держать щипцами за уд. Действие соли на его кожу можно сравнить с действием огня на нашу. Если сыпать на него соль, он будет скрежетать зубами от боли, а от ног его и рук останутся одни обрубки.

CXX

ДЬЯВОЛ ЛЮБИТ СУМЕРКИ

В каждом доме знают обряды, католические и языческие, для предохранения от злых сил. Это использование святой воды, сретенских свечей, освященной вербы, статуй и икон. Если правильно все это использовать, вы в безопасности. Дело в том, что Дьявол любит в сумерки ходить и искать, куда он может проникнуть; такие места есть — это, собственно, все дома, которые не имеют защиты.

В XV веке он влезал в жилища, где домашняя утварь валялась в беспорядке. Если седло или тренога перевернуты, то так и есть: на лошади прискакал Дьявол и он уже где-то рядом.

В Верхней Бретани говорят, что если стреноженная лошадь подняла ноги вверх, Дьявол уже в доме.

Дьявол появляется, когда жещина смотрится в зеркало после захода солнца. В Сен-Бриеке утверждают, что он стоит у нее за спиной. Этот предрассудок отражен в «Сказаниях о веретене»: «Которая ночью смотрится в зеркало, та если и не подурнеет, то молоко уж точно у нее пропадет».

Многие легенды повествуют, что в прежние времена Дьявол часто появлялся в городских окраинах на танцах, которые длились далеко за полночь. В Пиренеях и Гаскони говорят, что он может прийти ночью к тем, кто много говорит о нем после захода солнца.

Именно в сумерки приходит он в дома тех людей, которые предали себя ему.

В Нормандии ни одна мать не выйдет из дому после захода солнца с ребенком, которому меньше года, на руках: Дьявол может свернуть ему шею, расплющить головку или утащить к себе.

*

* *

* *

* * * *

CXXI

КОГДА ДЬЯВОЛ БЬЕТ СВОЮ ЖЕНУ

Каждый знает, что когда солнце светит сквозь облака и при этом начинается дождь, это дьявол, чем-то недовольный, бьет свою жену до слез.

*

* *

Дождь сквозь солнце — Дьявол бьет жену — Вот он бежит за ней, прихрамывая — Вот он уже поймал ее своими когтями — криц... крец...

*

* *

И дождь идет, и солнца свет —

То Дьявол прибыл в Картерет.

Жену колотит — спасу нет...

*

* *

В Эйно рассказывают, что он бьет ее, затолкав в корзину.

*

* *

В Арденнах считают, что он колотит не жену, а дочь.

*

* *

Впрочем, бывает, что он бьет жену да еще и снова женится — на собственной дочери.

*

* *

Когда идет снег, это он просеивает зерно. В Каптале считают, что если снег идет одновременно с ветром, он расчесывает своей жене волосы.

CXXII

ДЬЯВОЛЬСКИЕ СПИЧКИ

Множество рассказов ходит о кометах и падающих звездах. Так, в Лимузене полагают, что это спички, с помощью которых Дьявол раскуривает свою трубку.

Но лучше думать, что это души, летящие в Рай.

CXXIII

ДЬЯВОЛЬСКИЙ ОГОНЬ

В старину на флоте для изгнания огней-призраков применялись такие способы, которые основаны на глубокой вере в способности одолеть силу колдунов и самого демона; сами же эти огни носили собирательное название Дьявольского Огня. П. Фурнье, вначале указав, что в борьбе с этим огнем призывалось имя святого Эльма и приведя также молитву этому святому, затем пишет так: «Матросы хорошо знали, что если колдун, строя им пакость, скрывается под видом шарового огня, его можно преследовать ударами копья; потом колдуна определяли по колотым ранам на теле — таковых оказывалось довольно много».

CXXIV

РЫК ДЬЯВОЛА

Удары молнии — это крик Дьявола, находящегося в опасности, но и Бог, предупреждая об опасности верных Ему, приближаясь, освещает небо молниями. Так оба, борясь меж собою, обнаруживают свое присутствие и выдают свои намерения. Рассказывают, что два молодых крестьянина из окрестностей Йера, в Провансе, укрывшись от грозы под сенью старой стены, где растет карамандрьер (овощ со множеством разнообразных свойств), услышали, как молния говорит грому: «Ну-ка, бей сюда, а теперь сюда...» Гром отвечал: «...Вот, сделано». Затем молния начала просить: «Слушай, убей-ка этих двух парней!» Последовал ответ: «Это невозможно, их хранит карамандрьер!...»

CXXV

СЕМЬ ФОРМ ГНЕВА

Дьявольский гнев принимает семь форм. Все они разные и из разного вещества:

Из железа, чтоб колоть.

Из огня, чтоб палить.

Из серы, чтоб травить.

Из тряпки, чтоб душить.

Из молнии, чтоб глушить.

Из камня, чтоб крошить.

Из дерева, чтоб крушить.

CXXVI

БОЖЬЯ МОЛНИЯ

В Франш-Конте рассказывают, что именно Дьявол изобрел гром, и первые люди были очень этим напуганы; но Господь Бог сказал им: «Не бойтесь, о всяком громе я буду предупреждать молнией, и вы сможете сразу же сотворить крестное знамение и отогнать от себя это зло».

CXXVII

СВЯТОЙ ИОАНН, ПОРАЖЕННЫЙ ГРОМОМ

В кантоне Курпьер, что в Пюи-де-Дом, жители прячут под скирды с зерном крест из соломы, а также необточенный камень. Камень, как они считают, изображает святого Иоанна, и он сохраняет скирду от грома. В деревне Себаза существует легенда, доказывающая, что по народным представлениям между святым Иоанном и громом существуют очень тесные отношения. Как-то раз святой Иоанн попросил у Бога показать ему, как выглядит гром. «Я не могу этого сделать, — ответил Бог, — ты умрешь от страха». Святой Иоанн ответил, что он жил в пустыне среди диких зверей, и никогда страх не вводил его в дрожь. В конце концов, вняв просьбам, Бог показал ему то, что тот хотел. И гром поразил святого Иоанна. Он не погиб от него, но потом всю жизнь страдал от эпилепсии, которую и называют болезнью святого Иоанна.

CXXVIII

СВЯТАЯ ЕКАТЕРИНА,

ОСТАНОВИВШАЯ РУКУ ДЬЯВОЛА

Когда в Перше Дьявол хотел метнуть молнию в жителей, его руку остановила святая Екатерина; вот почему ей молятся во время грозы.

CXXIX

...НЕКОТОРЫЕ СВЯЩЕННИКИ ИЗ САВОЙИ

Среди кюре существуют различные способы наложения проклятий, многие из которых весьма гетеродоксальны. Анри Этьен пишет: «Некоторые священники из Савойи приносят гостию в качестве искупительной жертвы против грома, и если она не помогает, бросают ее в грязь — дескать, Дьявол оказался сильнее...»

CXXX

ПАЛЬЦЫ ДЬЯВОЛА

Недалеко от Страсбурга есть скважина от удара молнии. Находится она по другую сторону от Тур-Блаши, между дорогами на Лингольсхайм и Монтань-Верт. Из нее бьет подземный источник, вода которого образует небольшое болото. Там обычная земля, но когда-то пробитая молнией, — так и образовался родник.

Был такой случай: пара молодоженов возвращалась со свадьбы, упала в эту скважину, и больше никто их не видел.

Есть духи, под действием которых проваливаются под землю целые местности — поля, луга, горы. Есть и такие, которые вызывают к жизни источники, рождают реки и озера.

Пальцы Дьявола — особая разновидность стрел неизвестной природы. Они проходят сквозь облака, и именно их мы видим как молнии. Они зигзагообразно входят в землю и проникают в почву на глубину, равную высоте самой высокой колокольни данной области. Пребывают они там в течение семи лет и перемещают за это время земные пласты. Так появляется вода: земля ранена, и рана не заживает никогда. Образуется болото или озеро. Палец Дьявола всплывает. Тот, кому удается его вытащить, несет его в дом — это лучшая защита от молнии. Если где-то начинается гроза, и ее еще даже не слышно, палец Дьявола покрывается потом.

Некоторые говорят, что палец Дьявола проникает в землю на глубину, соответствующую расстоянию, которое заяц преодолевает за сто лет.

Возле грозовых скважин нельзя строить дома.

CXXXI

БУЛЫЖНИК ДЬЯВОЛА

Так называют топоры доисторического происхождения, которые находят в полях. Их считают талисманами Сатаны. Заложенные в основание дома или крытого гумна, они сохраняют здание от удара молнии. Но можно их использовать и в других целях.

CXXXII

РАЗЛИЧНЫЕ СПОСОБЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

ГРОМОВНОГО КАМНЯ

Наиболее распространены Громовные или Молнийные камни, которые в разных местах называют по-разному: Камни грома (Pierres а tonnerre) в Эйнате (в основном это кремни), Громовные Скалы (Roches de tonnerre) в Верхней Бретани, Камни Грома (Piarres dou Tonnarre) в Айе, Peiros del trou в Верхних Альпах, Peiros del tro в Авейроне, Peiros de tron, Peiros dou trou в Лангедоке, Peyres de toun в Жиронде, Топоры, Углы или Громовые Камни (Donneraxt, Donnerkeil, Donnerstein) в Эльзасе, Громовая брусчатка (Carreaux de tonnerre) в Эймсе, Громовники (Fandres) в Гернесе, Доледниковые камни (Peyre de prigle) в Ланде, Peirat d’et periglйs в Люшоне, Световые камни (Pedra de llamp) в Руссильоне, Молнийные камни (Strahlstein) в Эльзасе. Так или иначе, подчеркивается их связь с ослепительным светом. Стрелы, о которых мы уже говорили, также связаны с громом — в Жиронде их тоже зовут Громовыми камнями (Peyres de tounes или Pierres d’orage).

*

* *

Каменщики из Бресса верят, что вокруг дерева, в которое ударила молния, можно найти каменные стрелы или топоры. Те, кто их найдет, должны обязательно положить в основание нового строения.

Крестьяне Южной Франции собирают эти камни и кладут в какое-нибудь укромное место, откуда потом можно будет их взять на разные нужды — у входа в пещеру, у основания скалы, у корней дерева, у границы поля. Считается, что они имеют огромную силу, но сила эта нечистая. Вот почему земледельцы Южной Жиронды, обрабатывая поля, стараются их обходить. На островах Ла-Манша, найдя такой камень, стараются раздробить его, положив между двумя другими. В Альпах его тут же взрывают, иначе, как полагают жители, камень вернется на небо и упадет с новым громом.

*

* *

В германской части Лотарингии считают, что камни эти бывают двух видов — горячие и холодные. Первые вызывают пожар, вторые его тушат. Холодный камень найти трудно, а от тех, которые считаются горячими, жители стараются избавиться. Но по каким признакам они его определяют, сказать трудно. Возможно, используется та же процедура, что и на юге Франции: крестьяне Восточных Пиренеев подвешивают камень над огнем — если веревка не загорается, это тот самый камень.

*

* *

В Эльзасе существует поверье, что если маленький кусочек громового камня зашить в человеческое тело, хозяин его обретет огромную силу. Один житель Вейслингена утверждал, что зашил такой кусочек в руку, и рука стала неимоверно сильной — человек мог становиться невидимкой, ввязываться в драку и убивать противника легким прикосновением, при этом тихо произнося: «Разрази тебя гром!»

В народе используют это средство для достижения целей весьма опасных. В Хирцбахе такой камень (кельт) затачивают и используют в драках — раны от него не заживают. В Эсвилере нож, заточенный громовым камнем, считают очень опасным. В Бокаже (Вандея) верят, что если скосить чертополох косой, заточенной о гладкий камень, предварительно положенный в гроб, то больше он не вырастет, однако рана от такой косы смертельна.

*

* *

В Раувилере (Эльзас) такие камни используют для облегчения родов — надо осторожно погладить громовником по животу роженицы, боль уменьшится и плод выйдет в срок и правильно. В Леспаре (Жиронда) для этих целей ищут не просто камень, а нефрит. За изготовление нефритового талисмана следует платить натурой, но ни в коем случае не деньгами, иначе он потеряет свою силу. Он же используется и для лечения желудочных колик.

CXXXIII

ЗАКЛИНАНИЕ ГРОЗЫ

Во многих селениях Прованса кюре обладает довольно необычной прерогативой отводить грозу. Хотелось бы подчеркнуть одну деталь: у некоторых кюре этой силы нет, и это вредит их отношениям с прихожанами. Один священник еще в 1889 году рассказывал, что когда епархиальные власти меняют сельского кюре, жители первым делом интересуются, есть ли у новичка сила. От этого зависит, как сложатся его будущие отношения с прихожанами — хорошо или плохо. При первой же опасности грозы жители приходят к новому кюре и просят его отогнать тучу. Во многих местах, если это не удается несколько раз подряд, жители обращаются к викарию с просьбой о замене священника.

Есть и еще одна категория лиц, способных отогнать грозу, — это колдуны. Вот многих деревнях есть старики и старухи, умеющие это делать. Отношение к ним также зависит от того, хороший ли собран урожай или же он пострадал от непогоды.

CXXXIV

ЦЕПЬ ОТ КОТЛА

Грозы, как рассказывала Мари Монье из Кабасса (Вар), селяне всегда очень боятся, и справедливо. Какие урожаи бывали сожжены молнией или побиты градом! Однако в некоторых деревнях есть люди, умеющие отгонять опасные тучи. Вот что случилось примерно лет двадцать пять назад: нашим священником был аббат Робер, человек очень опытный и уважаемый. Как только он видел, что собирается гроза, он выходил в поле, возносил руку к небу, делал какие-то знаки и произносил слова, хранимые им в тайне. Ему это очень тяжело доставалось — лоб его буквально истекал потом. И вот... облака расступались, и вместе с ними прекращался гром. Сельские жители знали, что пока их кюре с ними, в Кабассе никакая гроза не сделает им зла.

Прекратить рокотание грома еще отдаленной грозы можно также, если бросить три гранулы соли на порог дома. Гром больше греметь не будет. Еще более любопытный факт: если гроза разразилась над деревней, хозяйка может бросить цепь от котла наружу через окно. Дом будет сохранен от удара молнии, а гроза быстро прекратится.

CXXXV

РАЗДРОБИТЬ ГРАДИНУ НА ДВЕ

Эли Алексис из Ла Рокбрюссана (Вар) рассказывал, что примерно в 1920 году, когда началась гроза с градом, его отец вынес во двор косу, острым концом направленную в небо, per coupa la chavano. Старики научили его, что если хоть одна градина расколется на две, то град и гроза перейдут в дождь.

Июньскую или июльскую «сухую» грозу, при которой нет дождя, в народе зовут «Пожги-зерно».

CXXXVI

ДРУГИЕ СПОСОБЫ

В Бёвре (Сона-и-Луара) крестьяне соседних хуторов при первых звуках грома и первых каплях дождя кладут на порог дома железный топор или нож лезвием к небу и поворачивают ручку двери к земле — все для того, чтобы защититься от молнии и града. Эта практика наполовину христианизирована в окрестностях Сен-Годена (Верхняя Гаронна), где тарелку, в которую налита святая вода, разбивают на лету топором.

В Жиронде перед дверью кладут железный треножник. В Пуату вращают на весу трехногий котелок.

*

* *

Куски Рождественского полена и головешки из костров, разжигаемых на Иванов и Петров дни, также используются как обереги домов от грозы — при приближении ненастья их достают из тайников, произнося при этом определенные слова. Это верование во Франции можно считать повсеместным.

*

* *

В прошлом веке один кюре из Нижней Нормандии, прозванный в народе Победителем гроз, прогонял тучи тем, что поворачивал к небу один из углов своей треуголки.

CXXXVII

ТУФЛЯ СВЯЩЕННИКА

В Аверне считается, что священник обязан изгонять бурю. Делается это так. Два человека держат кюре под руки, а тот произносит проклятие и делает сильный удар ногой в направлении тучи. Однажды, в очень беспокойный с точки зрения погоды год, подобный экзорцизм имел место и в Шатеге. Злой дух хотел унести священника, но ему удалось только сорвать с его ноги туфлю, которую на следующий день нашли в Кёрском болоте — пустынном месте, единственном, где накануне все-таки выпал град.

CXXXVII

НАВОЗ КЮРЕ

В Франш-Конте прежде был способ отвратить дьявола от его намерения побить всё градом. Во время трехдневной молитвы о благословлении полей, священников заставляли собирать круглые булыжники, на которые наклеивались маленькие восковые кресты. Этими заговоренными булыжниками затем «засевались» поля. Их непочтительно называли «навоз кюре».

CXXXIX

ЗАКЛЯТИЕ МОРСКИХ ВЕТРОВ

Шквальные морские ветры вызываются Дьяволом, но моряки знают, как с ними справиться. Средство очень простое: надо высечь юнгу. Когда он вскрикивает от боли, стихия успокаивается.

*

* *

* *

* * * *

CXL

ЧТО ГОВОРЯТ УЧЕНЫЕ КНИГИ

Согласно знаменитому Жану Вьеру, медику герцога Клевского (XVI в.), всего демонов семь миллионов четыреста девять тысяч сто двадцать девять, а князей их — семьдесят девять. «Кабинет Короля Франции», анонимная книга 1581 года, приписываемая Фроменто, называет после подробного каталога демонских имен несколько иную цифру: семьдесят два князя и семь миллионов четыреста пять тысяч девятьсот двадцать демонов. Некоторые авторы, также весьма компетентные, дают другие цифры. Согласно их данным, существует шесть легионов демонов, состоящих из шестидесяти шести когорт, в каждой из которых по шестьсот шестьдесят шесть ателье и по шесть тысяч шестьсот шестьдесят шесть индивидуумов — итого один миллиард семьсот пятьдесят восемь миллионов шестьдесят четыре тысячи сто семьдесят шесть демонов. Слишком много для такой маленькой планеты, как наша... Кроме того, к каждому человеку приставлен свой демон и еще по демону, опекающему шестьсот душ!..

...У каждого демона есть свое имя; все их мы не знаем, но знаем, как зовут основных... Вот несколько наиболее важных: Сатана, Левиафан, Велиал, Вельзевул (Вельзебуб или Вельзебут), Аввадон, Ваал, Пурсан, Вилет, Пэмон, Запан...

CXLI

ЧТО ГОВОРЯТ У НАС В СЕЛЬСКОЙ МЕСТНОСТИ

...Наш Дьявол, в каком бы виде и под каким бы именем ни являлся, всегда один и тот же...

CXLII

ОТ СТАРОГО ПОЛЯ ДО ЧЕЛОВЕКА

С ОГНЕННЫМИ КОГТЯМИ

В Бретани его называют: Поль или Полик (Pфl, Pфlic) или Старый Поль (Pфl goz); Дурак Жан-Поль, Красивый мальчик (Ar pфtr braw), Торговец углем (Ar marc’hadour glaou), Старый Сатана (Satann goz), Мальчик с лошадиными ногами (Pфtr he dreid marc’h), Красный человек (Ar Pфtr Rouz), Красный принц (Ar prins rы), Лукатан, Старик Лука (Lucas coz), Царь-змея (Ar Erouant), Рогатый (Cornik, от Cornu с оттенком отвращения), Человек с огненными когтями (Pфtr he invinф houarn).

CXLIII

НЕКОТОРЫЕ ЕГО ПРОЗВИЩА

Злыдень, Злодей или Дурной (Malin, Mauvais), общее.

Crapelet, в Верхних Альпах.

Cheuchevielle, в Савойе.

Жоржик или Жорик (Georgeon, возм., искаж. Georgien — грузин), в Шере и Эндре.

Злой Дух, (Ropotou, le Coulobre), в Дордони.

Bigette или Старый Жером, в Иль-и-Вилен.

Grippi (тот, кто хватает когтями) или Harpi, Великий Козел (le Grand Biquion), Кум — в Верхней Бретани.

CXLIV

ЙОНА ГОРРИ

Жители Лескена, в Арьеже, с тревогой смотрят на гору Ори: ее вершина — это место рождения гроз. Там якобы живет Йона Горри — существо в одеянии цвета огня, чьи посещения бывают страшны. Йона Горри мстит людям тем, что посылает грозу на равнину.

CXLV

КАМЕНЬ-ЛЕСТНИЦА

В Савойе, в общине Аллэнж, если сесть на вершину Камня-Лестницы, можно увидеть тянущуюся на восток гряду из семи небольших взгорков, которые в народе называют Семь Какашек Дьявола.

Лестница — также одно из его имен. Беспокойному ребенку приговаривают: «Спи спокойно, маленькая лестничка».

CXLVI

ВЫЗЫВАЮЩИЙ ОТВРАЩЕНИЕ

В окрестностях Бержерака и Сарлада рассказывают о таинственном существе, чья огромная и ужасная сила происходит от Дьявола. Его зовут Вызывающий отвращение (Aversier). Вызывает он также и ужас. Полагают, что существо это имеет титул Князя Ада. Он противник (adversaire) Бога. В перигорском чине простого освящения елея есть слова: «Omnis virtus Adversarii, omnie exercitus Diaboli, et omnis incursus, omne phantasma Satanoe eradicare». Этими словами изгоняются три разных существа, одно из которых (первое) и есть этот самый дух.

В перигорских хижинах много рассказывают о злодействах, совершенных этим духом и его приспешниками. У всех их раздвоенные ступни и рога на лбу.

CXLVII

МОРВАНСКИЙ ЗЛЫДЕНЬ

...Дьявола, ответственного за все дела людские, в Ниверне и Морване никогда не называют его собственным именем... иначе он может явиться сам — с выпяченными когтями, готовый вредить. Как правило, крестьяне, говорящие о Злыдне или Нечистом, называют его Другой или Этот. Этот великий Злыдень занимает в традиционном сознании так много места, что присутствует при каждом перелистывании календарной страницы.

CXLVIII

ДЬЯВОЛ РИКУКЕ

Однажды Жан повстречал Дьявола, который с присущим ему злобным юмором сказал:

— Если ты в течение восьми дней не назовешь мое имя, я тебя спалю.

Следующие семь дней, прекрасно зная, что Дьявол обязательно его спалит, Жан провел в уединении, не пил и не ел, но был совершенно не способен угадать нужное имя.

Утром восьмого дня, идя по полю и думая, как бы ему хоть немного продлить свою жизнь, Жан увидел Дьявола, который перепрыгивал туда-сюда через канаву и кричал:

— Если бы Жан знал, что меня зовут просто Рикуке, он бы посмеялся. Жан бы посмеялся... Жан бы посмеялся...

Но услышать его уже было некому.

*

* *

Дьявола, который жил в лесу Редон Эспик, недалеко от Сен-Синрьен, в Дордони, звали Рапату.

*

* *

Сатана, Мефлисто (sic), Люцифер — каждый статный кавалер,

А наш Рипатон — всех их краше будет он.

CXLIX

ДРОВОСЕК И ДЬЯВОЛ

Как-то раз старая и очень смелая пряха из Кинсака, что в Дордони, хорошо поработавшая за день, вдруг почувствовала, что прядильная нить обмоталась вокруг нее и обвила ее, словно паутина. Она долго пыталась разобраться, что же произошло, чтобы распутать нить, но, кроме того, чтобы обрезать ее ножницами, потеряв при этом множество хорошего и нужного материала, ничего ей сделать не удалось — пряжа все путалась и путалась вокруг пряхи.

В конце концов, исполненная раздражения, она начала ругаться Дьяволом, и тот в конце концов появился, спустившись через трубу в облаке сажи... Он резво скакнул на середину комнаты и сказал:

— Старуха, я тот, кого ты звала. Без меня ты так и останешься здесь замотанной до смерти... Хочешь ли ты, чтобы я тебя освободил?

— Конечно, хочу, и прежде всего, освободи меня от этой пряжи, а ее восстанови, как была.

— Это можно, но прежде, чем я это сделаю, давай с тобой заключим маленький договорчик.

— Я поняла... хочешь, я тебе дам десяток яичек? ...или курочку?

Пораженный такой наивностью, Дьявол разразился хохотом.

— Ха-ха, мне всего этого не надо... мне вообще не надо того, что когда-нибудь и тебе не понадобится.

— Ну, может быть, ты хочешь, чтобы я отдала тебе свою пряжу?..

— Нет, я не умею прясть... мне нужна твоя душа.

И тут наша добрая женщина оторопела.

— Но... ведь тогда я совершу грех...

— Грех-х-х... ну, конечно... но такой ма-а-аленький...

— Ну, пожалуйста, дай мне возможность не грешить.

— Ну, что же, давай договоримся так: через восемь дней я вернусь, а ты скажешь, сколько мне лет. Если угадаешь, я тебя оставлю в покое. Навсегда.

— Согласна.

И старушка почувствовала, что она вращается на пятках, а пряжа спадает с нее и сворачивается в огромный клубок. «Какой добрый Дьявол, — подумала она, — он сделал мне такой подарок: теперь вся пряжа у меня в порядке, как в прошлый вечер».

Однако наутро женщина вдруг ощутила упреки совести — она поняла, что все-таки навредила своей христианской душе. Что делать? И она отправилась к приятелю своей давней молодости, дровосеку, человеку во всех отношениях дурному, но в таких делах толк знавшему.

— Душенька моя, — воскликнул дровосек. — Ты проста, как трояк... и твой Дьявол уже может потирать руки... но я думаю, что тебе помогу, — для этого мне надо утром пойти прогуляться по берегу Комба...

Сказав это, он туда и отправился.

Зайдя на берегу в маленький лесок, он начал свистеть, как будто подзывал свою собаку, и, естественно, появился Дьявол.

— Ну ты, нечисть, — громко сказал дровосек, — я звал собаку, а прибежал ты. Первый раз в моей жизни такое случается... А лет мне уже немало, если бы ты знал, сколько мне лет!

— Тебе шестьдесят три года, шесть месяцев, три дня и два часа.

— Ошибаешься, — сказал дровосек (хотя это была правда), — мне больше, но я еще силен, как молодой парень! Смотри!

И он схватил топор и быстро срубил ближайший куст.

— Видишь, как я силен!..

Задетый за живое, Дьявол выхватил топор из рук дровосека и тут же, в один удар, срубил самый большой и крепкий дуб из стоявших рядом.

— Вот видишь, дровосек, что я могу, а ведь мне уже четыре тысячи четыреста сорок четыре года!

CL

СКОЛЬКО ЕМУ ЛЕТ

Некто по имени Филипп, заложивший душу Дьяволу, по мере приближения срока расплаты, испытывал все больший страх. Когда-то из-за благоприятных рыночных условий дела у него шли хорошо (он даже познал роскошь), но постепенно они все ухудшались и ухудшались, и в конце концов он понял, что так и не расплатится ни по капиталу, ни по процентам.

Буквально за неделю до рокового дня Филипп, к несчастью, его встретил на дороге.

— Ну как? — спросил Дьявол.

— Ну... э-э-э, — промычал Филипп, которому сказать было нечего, — вот, прогуливаюсь...

— Значит, дела идут хорошо?

— Ну... э-э-э...

— Надеюсь, ты помнишь о долге... Все будет в порядке?

— Увы, я каждый день работаю, как проклятый, но еле хватает на еду, нет лишнего ни сантима... Может быть, вы бы мне немного продлили срок...

— Жаль, конечно, что ты мне не можешь вернуть... Ты мне симпатичен, да и достаточно умен, чтобы найти способ расплатиться...

— Я постараюсь, поверьте... Ну продлите немного срок...

Дьявол задумался. Наконец, положив руку на плечо Филиппа, он сказал:

— Дело в том, что деньги твои мне не нужны, но, чтобы простить долг, условия мои уже будут окончательные. Когда я называю срок, это значит, что он мне необходим по моим делам... но иногда я могу и менять свои условия... а поскольку ты, кажется, не дурак, я могу тебе предложить великолепное дело... Тоже, конечно, к определенному дню, ты должен будешь сказать, сколько мне лет. Если ты это сделаешь, мы будем квиты.

Сказав это, Дьявол исчез, оставив Филиппа в недоумении.

В течение двух дней бедняга Филипп, погрузившись в самые невероятные, замысловатые и необычайные расчеты, пытался решить заданную ему задачу. А она-то и есть самая трудная загадка в мире, разгадать которую невозможно.

На третий день Филиппа, наконец, осенила идея. Он вымазал тело медом, обвалялся в птичьем пух-пере и обрел облик неведомого зверя. Сзади, вместо хвоста, он прицепил себе лук-порей.

Преобразив таким образом свой облик, Филипп отправился в лес, где, как он знал, Дьявол бывает. Повиснув на ветке, он изобразил птицу и стал ждать. Когда кредитор появился, Филипп начал издавать жалобные звуки. Заинтригованный, Дьявол поднял голову и, обнаружив необычное существо, задумчиво произнес:

— Ни хрена себе... За свои сто девяносто два года я такого зверя ни разу не видел...

В день расплаты счастливый Филипп предстал пред Дьяволом, который ехидно спросил его:

— Итак, ты можешь дать мне ответ?

— Вполне. Тебе сто девяносто два года.

Дьявол оторопел.

— Но... как ты узнал?

— Это проще простого, мсье. Вы что, не помните, что сами мне это сказали? Там, в лесу...

— Вот проклятье! Это, оказывается, ты был на дереве, а никакая не птица! Н-да-а-а-а... Но, что делать, мы в расчете.

CLI

ДЬЯВОЛ МИРЛОРЕ

Жила когда-то одна старая женщина, смелая, решительная и сильная. Жила она в развалинах замка-крепости, поэтому ее звали Старуха из Замка. Развалины эти посещали демоны. Обычно, когда солнце светит через дождь (а в это время Дьявол бьет жену и женится на собственной дочери), в замке раздавался яростный крик — что-то среднее между криком мегеры, воплями радости и любовными стонами. Старуха из Замка уже привыкла к этим звукам, которые слышала много лет.

На жизнь себе эта женщина зарабатывала тем, что ткала холст из конопляных нитей. Порою, когда она очень уставала за пряжей и ткацким станком, она несла эти сделанные ею самой нити к ткачу. В этом случае она всегда говорила: «Как все это дорого! Прядешь-прядешь, а вся работа получается за ничего!» Но как правило, поскольку она была очень бедна, старуха делала все сама.

Однажды — дело было в августе (обратим на это внимание) — пряжа так запуталась, что дальше работать было совершенно невозможно. Старуха вышла из себя. Надо сказать, что обычно такую пряжу она наматывала на веретено по мере того, как распутывалась кудель. Начав распутывать, старуха воскликнула:

— Кроме Дьявола, все это запутать было некому!

На следующий день она снова попыталась распутать пряжу — и опять сделать это было невозможно. На пределе нервов она начала разговаривать сама с собою громким голосом:

— Вот так-то, Старуха, надо быть самой дочерью Дьявола, чтобы что-то здесь сделать.

Как только она произнесла эти слова, в комнату вошел незнакомец приятной наружности, статный, одетый в зеленый сюртук.

— Добрый день, добрая женщина.

— Добрый день, добрый господин.

— Кажется, ты тут запуталась с пряжей. Как это получилось?! Все пустое: вить и перевивать, ворчать и бухтеть... Мне сказали, что у тебя на чердаке есть точно такая же, и на самом деле нет никакой разницы, соткешь ты холст из этой или из той. Сделать все проще простого. Хочешь, я тебе все перетащу, все спряду, да и холст сделаю и доставлю все куда надо?

Он немного помолчал и добавил:

— Это будет недорого. Сотку я вообще бесплатно. Хочешь?

— Да, конечно, — ответила старуха.

— Значит, так, — добавил незнакомец в зеленом. — Если я все это сделаю, ты должна будешь угадать мое имя: это и будет вознаграждением. Годится?

— Конечно, добрый господин.

— Через два часа я буду здесь вместе с холстами, — сказал незнакомец, — а ты угадаешь, как меня зовут. Я даю тебе три попытки. Но это еще не все. Если мы дойдем до третьего раза, то тебе придется еще угадать, сколько мне лет. Если ты не угадаешь ни моего имени, ни возраста, я не только заберу холсты обратно, но и отправлю твою душу куда следует. Годится?

Тут же, не раздумывая Старуха из Замка ошеломленно пробормотала:

— Годится.

Незнакомец забрал всю пряжу с чердака и исчез. Сделал он это так быстро, как исчезает дым.

И тут наша добрая женщина вдруг задумалась, что же могут означать слова о том, что незнакомец отправит ее душу куда следует. Явно, здесь какая-то дьявольщина. Даже то, что незнакомец мгновенно собрал всю пряжу и исчез, не пугало ее так, как то, что за два часа она должна угадать его имя и возраст.

Минут на пять она погрузилась в бездну раздумий. И тут ей, кажется, повезло — пришел сосед, визиты которого ее всегда радовали, поскольку он умел разрешать все ее затруднения. Это был дровосек, с которым вместе она часто бывала в лесу, где собирала хворост.

— О, дорогой сосед, вот ты-то мне и поможешь. Не знаю, что и делать — я в такую историю вляпалась...

И она рассказала о своем приключении, о том, что приходил незнакомец в зеленом статный и приятной наружности. Рассказала и о всех его словах и условиях.

— Судя по твоим описаниям, я видел его в дубовом лесу три дня назад; он, действительно, был одет в зеленый сюртук. А встречал я его возле самого старого дуплистого дуба, окруженного маленькими дубками. Потом я его видел еще раз — вчера. Мне бы самому было интересно узнать, кто он. Я постараюсь тебе помочь. Поверь мне!

И дровосек ушел.

«Поверь мне, поверь мне... — думала старуха, — тут всего-то два часа осталось». Дровосек тоже торопился — он выбрал самую короткую дорогу и отправился в лес. Он дошел до старого дуплистого дуба, окруженного молодыми дубками, и... незнакомец опять был там. Дровосек подошел к нему как можно ближе, но тот посмотрел на него дурным глазом, пригрозил дубиной и злобно сказал:

— Тебе здесь нечего делать. Вали отсюда! Чтоб тебя больше у этого дерева не было, а то я тебе таких навешаю!..

Испуганный дровосек поспешил удалиться, спрятался в чаще и из своего укрытия стал наблюдать за тем, что будет делать неизвестный. К своему удивлению, он увидел, что тот возобрался на вершину, причем так быстро, что дело чистым тут быть никак не могло.

Дровосек осторожно бесшумно подкрался к дереву и спрятался в дупле, надвое разделявшем столетний ствол. Он был весь слух и весь зрение.

Незнакомец (а это был Дьявол) сидел возле верхушки на ветвях. Выглядел он совсем иначе — так, как обычно выглядит Дьявол. Он прял и ткал с помощью какой-то адской машины, производившей характерный звук. Было слышно: клик-клак, так-так... Окружен он был множеством дьяволиц и дьяволят, которые помогали ему в работе. Дровосек же, словно мальчишка, спрятавшийся в дупле, начал куковать: «Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку!»

И тогда Дьявол заговорил:

Черной душою своею клянусь —

Пусть Мирлоре зовут меня, пусть.

В августе лишь на птичьем току

Я понимаю звуки «ку-ку»,

В августе лишь скажу я в ответ:

Тысячи три и двести мне лет!

Бабка не слышит, а то, хе-хе! —

Были б холсты у старой в мешке.

Клик-клак, так-так, хе-хе, бре-ке-ке.

И все прял, и все ткал... Клик-клак, так-так...

Услышав это, дровосек тихо выскочил из дупла, исчез в чаще и побежал... Тут он увидел, что сапоги его все в пыли, и, чтобы не забыть, плюнул на палец и написал на одном «Мирлоре», а на другом — «3200».

Пока он бежал к замку, два часа как раз подошли к концу, но дровосек успел. Конечно же, он рассказал все старухе, и та попросила, чтобы он остался с ней, да и сапоги его с надписью были рядом на случай, если, увидя Дьявола, она перепугается насмерть.

Так они и остались ждать, а вскоре, таща с собой огромный кусок холста, появился и незнакомец в зеленом. Увидя дровосека, он мрачно, с угрозой, спросил:

— Это все еще ты?

А затем повернулся к Старухе из Замка, указывая ей на холст:

— Вот, видишь, он прекрасен и тонок, он воистину великолепен. А теперь определим — мой он или твой. Итак, мое имя.

— Наверное, Гиберт.

— Нет, дорогая женщина, я не Жильбер.

— Ну, тогда Глодон.

— Тоже нет. Клод — это не мое имя. Я предупреждаю: третий раз — последний.

Тогда старуха посмотрела на сапог и, увидев надпись, дрожащим голосом произнесла:

— Быть может, вас зовут Мирлоре?

Незнакомец подпрыгнул от удивления, скорчил гримасу и с ненавистью посмотрел на дровосека. Однако, придя в себя, он снова повернулся к Старухе и повелительно произнес:

— А теперь — мой возраст...

— Вам сорок лет.

— Нет.

— Тогда пятьдесят.

— Нет. Это не так, добрая женщина. Спрашиваю последний раз.

Старуха снова посмотрела на сапоги и решительно сказала:

— Возможно, вам три тысячи двести лет.

— Каналья! — закричал он дровосеку. — Каналья, если бы ты не сидел в дупле, старуха ничего бы не узнала!

Извергнув поток отборной ругани, он исчез, причем исчез так быстро, как исчезает дым. После него остался лишь отвратительный запах.

*

* *

* *

* * * *

CLII

НЕКОТОРЫЕ ИЗРЕЧЕНИЯ

Думай — Дьявол иль жена.

...Выберешь — а суть одна.

*

* *

Черт скорей добро сготовит,

Чем Господь насквернословит.

*

* *

Говорят, безрогий черт —

Самый лживый чертов сорт.

(Перигор)

*

* *

Если в небе ходят тучи —

Дьявол близится летучий.

(Эйно)

*

* *

Чести черту ох как хватит —

За ничто ничем не платит.

(Бретань)

*

* *

Кто, едя, рыгает зобом,

Дьявол ждет того за гробом.

*

* *

Чем ты больше черту дашь,

Тем он больше входит в раж.

(Шарант)

*

* *

Aquйli que lon Bouon Diйu marсo

Dфn diable soun pres en cargo.

Всех, кого пометил Бог,

Дьявол тащит в свой сапог.

(Прованс)

CLIII

НЕКОТОРЫЕ РУГАТЕЛЬСТВА

Его имя смело употребляют в ругательствах, причем гораздо чаще, чем Бога.

Вот что говорят о человеке, на поведение которого жалуется говорящий:

Чтоб его Дьявол унес!

Дьявольское отродье!

Чтоб его Дьявол сожрал!

Чтоб он к Дьяволу улетел!

Чтоб ему Дьявол брюхо порвал!

Чтоб его Дьявол поискал!

Чтоб его Дьявол удавил!

Чтоб меня Дьявол унес, если я лгу!

Чертов сын.

Чтоб его Дьявол спалил!

Разорви его Дьявол!

Чтоб его Дьявол задушил!

А вот что говорят, насылая порчу на кур:

К Дьяволу этих курей!

Если что-то очень трудно сделать, то говорят:

Это работа Дьявола.

Хорошо б Дьявол это сожрал.

Сделал бы это лучше Дьявол.

Наоборот, если работа проста:

Ну, это не для Дьявола.

Если кому-то очень трудно живется:

Он тянет Дьявола за хвост.

У него в кошельке Дьявол.

Если у него ничего нет, то Дьявол теряет на него право.

CLIV

ДРУГИЕ ВЫРАЖЕНИЯ

Если кто-то очень завидует полям своего соседа:

Ваше зерно прекрасно, как Дьявол.

Когда говорят о богаче:

Денег у него до Дьявола.

Ливень и все его последствия и трудности для земледельцев также, конечно, связаны с Дьяволом. То же самое касается ветра, развевающего зерно, и, наоборот, его отсутствия, когда перестает работать мельница. Ну и, естественно, засуха, делающая поля безводными и сухими, словно душа Дьявола (Шарант).

*

* *

Boun Diou de carriиro, diable d’oustal.

Говорят о том, кто очень приветлив и добр к гостям, но ест поедом тех, кто живет с ним вместе или рядом (Косс Гардуаз).

*

* *

В Франш-Конте говорят:

Не выпивай в пещере — там Дьявол.

Дьявол не вымя.

Дьявол забыл латынь, а я не должен.

Дьяволом называют кусок железа, который по ходу тележки, не давая ей двигаться слишком быстро, волочится по земле, в то время как тормоз делает то же самое при ее остановке.

*

* *

Катись ты к Дьяволу соленому или к Дьяволу зеленому.

Где четвертый, там Дьявол.

Дьявол для папаши — две дочки и мамаша.

*

* *

Ищи Дьявола на грушевом дереве (кривом).

У него за воротником Дьявол (если человек неуживчив и несговорчив).

*

* *

У него на кресте Дьявол (негодяй).

*

* *

Dansamb ha Korollamb!

Maro e en Diaul ha klon he vam!

Пляшем все на всяком месте!

Дьявол сдох с женою вместе!

Чтобы Бог разорвал Дьявола!

Бог вас да благословит, ну и Дьявол пусть спалит (Нижняя Бретань).

*

* *

Quau douno e piei lиvo, lou diable lon bacиle!

Тот, кто дарит и требует дареное обратно, становится добычей Дьявола! (окрестности Арля).

*

* *

Все баски идут на небо! Дело в том, что сам Дьявол не понимает их языка (Гасконь).

*

* *

Дьявол появляется, когда в кармане пусто (Лионне).

*

* *

Из «Petit Larousse»:

Иметь Дьявола в теле (Avoir le diable au corps) — быть активным и сильным одновременно.

Добрый Дьявол (Bon diable) — хороший мальчик.

Diable bleus — прозвище времен Первой мировой войны, данное пехотинцам.

Вот тут-то и Дьявол (C’est la le diable) — вот тут-то и вся трудность.

Воплощение Дьявола (Diable incarnй) — очень злой человек.

Поселить Дьявола в кошельке (Loger le diable dans sa bourse) — не иметь ничего.

Дьявольская красота (Beaute du diable) — преходящая красота юности.

Du diable — сокращенно от une faim du diable (дьявольский голод).

Дьявольски (en diable) — сильно, крайне.

Au diable — сокращенно от fu diable les inportuns (ну их к дьяволу — о навязчивых людях).

Diablement — чрезмерно; то же, что En diable.

Дьяволица (Diabless) — злая, сварливая женщина.

*

* *

Суждения иностранцев:

Когда низверженный Дьявол упал на землю и разбился на кусочки, голова его оказалась в Испании (отсюда испанская гордость), сердце — в Италии (это страна разбойников и предателей), желудок в Германии, руки в землях турок и татар (чтобы грабить и воровать), а ноги во Франции, жители которой прыгают и танцуют (Чехословакия).

Когда француз спит, его баюкает Дьявол (Португалия).

Французу, как и Дьяволу, доверять нельзя (Германия).

CLV

КЛЯТВА ДЕТЕЙ

В Вогезах, когда двое детей куда-нибудь отправляются и хотят «освятить» свой путь, один из них берет сухо вытертую чашку в правую руку, и они трижды произносят: «Ни Бог, ни Дьявол не разобьют ее».

*

* *

Способы произнесения этой клятвы в разных деревнях разные. В Гранже дети, когда хотят, чтобы им поверили, стучат по земле палкой изо всех сил девять, тринадцать или семнадцать раз, приговаривая: «Если это неправда, пусть меня Дьявол заберет».

Бывает, что, заключая договор, клянутся над водой, зачерпывая ее стаканом и говоря: «Пусть мне эта вода ядом будет!» Или: «Пусть меня Дьявол на вилы подцепит!»

Наиболее торжественную клятву во многих деревнях дети скрепляют пересечением лезвий двух ножей.

*

* *

* *

* * * *

CLVI

ПОЛУНОЧНАЯ МАШИНА

В Нанте говорят, что каждую полночь можно услышать, как от Площади Бретани по главной дороге проезжает машина; ее зовут «Получночная машина» — на ней Дьявол отправляется на прогулку. Еще позже она проезжает по более отдаленным кварталам, и дети обычно просыпаются и высовываются из окон — так им хочется посмотреть на «Полуночную машину».

CLVII

ЧАРЫ ЛЯГУШКИ

В Нижней Бретани считают, что вызвать Дьявола можно так: поймать зеленую лягушку и в полнолуние засунуть ее в муравейник со словами:

— Без страха и ужаса, — Зеленая лягушка, отправляйся своим путем, — Познакомься там с Дьяволом, — попроси его, чтобы он мне принес немного золота — и чтобы я мог немного отдохнуть от работы.

CLVIII

НЕ ЗАБУДЬТЕ ПРО ТРИ ЛЯГУШАЧЬИ КОСТОЧКИ

В Люксембурге три лягушачьи косточки, привязанные к курице или черной кошке, очень помогают при призывании Дьявола.

CLIX

В ГЛУБИНЕ КОЛОДЦА

В Шаранте детям часто говорят: «Если ты будешь глядеть в этот колодец, то увидишь там Дьявола». Однако в округе Сентонжа, где в Дьявола верят гораздо меньше, в глубине колодца обычно видят Ваньку-Встаньку (Ramponneau) или Бабу Ягу (Vilain Vielle), которые оттуда за ними наблюдают. В то же время в Арс-ан-Ре считается достаточным просто пригласить Дьявола помочь в дом сенешаля, и он принесет вам оттуда золото.

Вообще, его очень многие видели и оставили много самых разных описаний, но даже если все их соединить воедино, точного портрета так и не получится.

CLX

В ПОСТЕЛЬ ПРИДЕТ ДЬЯВОЛ

Один человек из Резе (Шер), которому накануне исполнилось сорок лет, рассказывал, что, когда он был десятилетним мальчиком, его любимый кот утонул, и горю мальчика не было конца. Дед полушутя сказал: «Ты можешь его вернуть с помощью колеса от телеги». Мальчик пошел на конюшню, нашел там колесо и начал вращать. И вдруг туда зашел дед и закричал: «Прекрати, а то сегодня ночью к тебе в постель придет Дьявол!»

CLXI

ЧТОБЫ СПЯЩИЙ УВИДЕЛ ДЬЯВОЛА

«Чтобы спящий увидел Дьявола, возьми кровь удода, окропи его лицо, и в его сновидении предстанут все дьяволы, какие только есть».

CLXII

МЕСТА, КОТОРЫЕ ОН ПРЕДПОЧИТАЕТ

В Бретани человек, желающий продать душу Дьяволу, делает это ночью:

или на кладбище, или там, где приготовлена свежая могила,

или на пересечении трех дорог,

или на треугольной поляне,

или в разрушенной церкви, где больше уже не служат мессу, а алтарь стал обычным камнем.

CLXIII

СКВАЖИНА БАЛИГАН

Дьявол частенько посещает одну пещеру в Нормандии — она называется Скважина Балиган и находится под Фламанвильской церковью. Кто там бывал, нередко видел накрытый стол, но если ему хватало смелости за него сесть, несчастного забирал Дьявол.

CLXIV

ЛОВУШКИ ДЬЯВОЛА

Во время мессы, когда читают «Большое Евангелие», сами собою отворяются некоторые пещеры и подземелья, в которых хранятся сокровища. Но это «ловушки» Дьявола. Горе тому, кто в поисках богатства в эти пещеры войдет! Камень снова закроет выход из них — ведь тот, кто туда попадает, забывает, что слова Jesus antem iterum clamans noce magna emisit spiritum очень и очень коротки...

CLXV

ДЬЯВОЛ ИЗ ВИТРЕ

В наших краях очень много домов, где бывает Дьявол.

В Ренне вот уже полвека никто не решается жить в замке Морепа, расположенно недалеко от Фужера. Дело в том, что по ночам там слышны адские звуки.

В Витре, в округе Барратьер, принадлежащем господину Ле Гонидеку де Трэсану, есть двухэтажный дом, необитаемый с незапамятных времен. В одной из его комнат есть колодец, в котором каждую ночь появляется Дьявол. Поэтому и дом называют Домом Дьявола...

Дьявол живет там в одиночестве и не дает никому это одиночество разделить. Тот, кто, к несчастью, окажется там ночью, услышит самые разные пугающие звуки: звон цепей, шаги на лестнице — тех, кто ходит, конечно, не видно. Разумеется, на следующий день уже утром посетитель стремится убраться оттуда поскорее.

Легенда о доме Дьявола в Витре часто используется мамашами в воспитательных целях. «Если ты будешь плохо себя вести, — говорят они своим чадам, — тебя запрут в доме Дьявола».

CLXVI

ДЬЯВОЛ В ПЕЩЕРАХ

Еще совсем недавно жители Турена не решались заходить в пещеры под развалинами замка Робен, который называют также Глыба над Пещерой. Место это очень загадочное — никто не сомневался, что там живет Дьявол.

CLXVII

ДЬЯВОЛ ЗАМКА ВОВЕР

Замок Вовер, который уже при Валуа находился у въезда в Париж (а ранее — в предместьях), — один из первых, о которых хроники рассказывают как о посещаемом Дьяволом. В частности, говорится, что после гибели Филиппа Прекрасного там жил злой дух, которого в народе так и звали — Дьявол де Вовер. Он «весьма терзал и мучил всякого, кто проходил по дороге, — бил, оскорблял и оглушал криком. Крик его был ужасен». В 1257 году Людовик IX щедро одарил соседний монастырь Шартро, и духи это место покинули. Однако в XVI веке адепты колдовских компаньонажей, зная о народных верованиях относительно этого замка, собирались именно там.

CLXVIII

ЗАМОК БИСЕТР

Это замок в предместьях Парижа хорошо известен тем, что его посещает Дьявол:

Вот что скажу про замок Бисетр:

Правда это или же враки,

Что домовые и волкодлаки

Там собираются средь ночей,

Что колдуны, намазавшись салом,

Призраков там пускают по залам,

Висельников и прочих хрычей?

CLXIX

КРЕСТ НАД ПУСТОШЬЮ

Его поставили для того, чтобы призраки не пугали путешественников, проходящих по пустоши (landes) в местности Брён-ан-Племи. Сделан он из гранита. Вокруг него надо обойти и обязательно притронуться к нему рукой.

Менгир в Ланд де ла Круа Лонг («Пустошь Длинного Креста») тоже был переделан в Крест, чтобы отгонять собиравшихся там ведьм и колдунов.

В Тиронской пустоши, возле Бен (Иль-и-Вилен) в центре места, где тамошние колдуны, взявшись за руки, образовывали круг, также был поставлен Крест.

CLXX

КРЕСТЫ НА ПЕРЕСЕЧЕНИИ ДОРОГ

То, что на пересечении наших дорог так много крестов, доказывает повсеместное присутствие дьяволов, творящих зло, для отпугивания которых эти кресты и стоят.

Многие кюре посвящали всю свою жизнь, причем часто с большим для себя риском, тому, чтобы заставить темную силу обнаружить свое присутствие, — это было нужно для того, чтобы водрузить Божие оружие именно там, где это необходимо.

До сих пор для того, чтобы вызвать Дьявола, используются особые средства, в известном смысле провоцирующие его доверие. Таковыми является, прежде всего, использование черной курицы или кошки — животных, в которых он сам больше всего и любит воплощаться.

CLXXI

ЛУИЗА

Красавица Луиза, двадцатилетняя дочь некоего Сен-Бёйя, жителя Дофине, получила предложение стать служанкой одного купца из Гренобля. Предложение было принято, и девушка уже получила задаток. Однако Луиза, переменившая свои планы, не осталась у хозяина, хотя и задаток не вернула. Однажды вместе с сестрой Луиза грелась под дымовой трубой, и вдруг нечто упало из трубы и сильно ударило девушку по плечам. Сделал это желавший отомстить господин из Гренобля и сделал успешно — Луиза сошла с ума. С того дня она стала бегать по полям, крича среди прочего «Убейте меня, убейте меня!» Родня искала способы расколдовать девушку, и один кюре посоветовал: «Отведите ее на перекресток четырех дорог, и пусть ее держит кто-нибудь очень сильный. Он же пусть держит в руке черную курицу. Появится нечто, и в него надо будет метнуть эту курицу — чары рассеются». Так и сделали. Рассудок к Луизе не вернулся, но она стала спокойной. Буйное помешательство перешло в тихое.

CLXXII

КРЕСТ МИРАБО

В деревне Лимарсо (община Марильяк-ле-Франк в Шаранте) до сих пор рассказывают, что когда-то очень давно жил в ней некто Б... ле Бег. Однажды ночью некая невидимая сила стала внушать ему пойти к Кресту Мирабо (ныне этого креста уже нет). Он отправился, сказав своим близким, чтобы они за ним не шли. Когда он подошел к этому кресту, то услышал голос, приказавший ему идти к другому кресту, называвшемуся Крест Крутель, который находился в двух километрах от Креста Мирабо. Б... подчинился. Но что именно с ним произошло и что еще нашептывал ему голос, он так и не понял. При этом он пережил такой страх, что успокоился только приняв снотворное, и в дальнейшем одно напоминание о случившемся бросало его в дрожь.

*

* *

Быть может, конечно, человек этот был под воздействием какой-нибудь дурь-травы?

CLXXIII

ДУРЬ-ТРАВА

Если вы попадете в поросшие вереском и утесником пустоши Бретани или в ее леса, то вполне возможно, что вы собьетесь с пути или что с вашими чувствами начнет происходить что-то странное. Дело в том, что на этой земле растет трава забвения или дурь-трава. Наступая на нее, вы вызываете выделения особого аромата, полностью меняющего ваше сознание. Жители прибрежных равнин твердо верят в ее существование. Я знаком с людьми, которые без колебаний рассказывали о всевозможных случаях, с этой травой связанных. Действие этой травы проявляется и днем, но ночью особенно сильно. Путник, идущий ночью по равнине Брандиву (Морбиан) и случайно наступивший на эту траву, будет до рассвета ходить по кругу.

На пустоши Роган близ Сен-Майо (Кот-дю-Нор) растет королевская трава, которую никто не видел, хотя путник от ее действия обязательно со своего пути собьется, хоть ночью, хоть днем, даже если он конный (когда лошадь на эту траву случайно наступит).

В Берри трава забвения растет на пустынной равнине Шамуа де Монлевик, и крестьяне, случайно на нее наступившие, начинают чувствовать свое исчезновение, ведя себя при этом, как корабль без компаса.

В бретонской части Кот-дю-Нора известен простой способ восстанавливать правильный путь, наступив на дурь-траву: надо потрогать что-нибудь деревянное или железное.

CLXXIV

ПОТЕРЯЙ-ТРАВА

В 1948 году один дровосек из Солони предупреждал меня о «потеряй-траве». Наступив на нее, начинают ходить кругами. Похожа она на сосновую иголку и никогда не растет два лета подряд на одном и том же месте. Егеря, охотники и браконьеры, наступив на нее, бессмысленно и бесцельно бродят по лесу, сбившись с пути, по несколько дней.

CLXXV

ЧЕРНАЯ КУРИЦА

В окрестностях Конфолена о тех, кто очень быстро нажил богаство, говорят: I an la poulo negro — У них есть черная курица.

О черной курице надо заботиться: сам хозяин должен ее кормить, скрывать от посторнних взоров и держать в самой высокой и никем не посещаемой части дома. Если она садится на яйца, наутро хозяин сам должен подстелить ей подстилку.

Когда хозяин умирает, черная курица бегает вокруг дома и кричит: «Кто возьмет меня?» — пока, действительно, ее кто-нибудь не возьмет.

В районе Сюржера кровью зарезанной черной курицы охраняют стены новой овчарни.

Вот почему с этой птицей под мышкой правой руки приходят в полночь на перекресток трех дорог и кричат: «Друг мой, продается черная курица!» В этом случае появляется Дьявол и спрашивает: «Что хочешь?»

CLXXVI

ЧЕРНАЯ КУРИЦА ПЛЮС РЕБЕНОК

В Перигоре и Лимузене, чтобы вызвать Дьявола, надо взять черную курицу, пойти на перекресток дорог и четырежды прокричать: «Продается черная курица!» Но Дьявол не появляется — ему нужны жертвы. И еще какие!

О, Люцифер,

Великий пэр,

Железный весь,

Вас жду я здесь.

Я к вам дорогу не забыл.

Для матери он в радость был.

Итак, чтобы вызвать Дьявола, нужен ребенок.

И Дьявол приходит.

CLXXVII

ОЗЕРА И ПРУДЫ ПРИВЛЕКАЮТ ДЬЯВОЛА

В полночь великие дьяволы совершают путешествие по берегам озера Бери (Об) в колеснице, запряженной четырьмя большими лошадьми. Если они встречают прохожего, то хватают его, волокут в лес на шабаш или же топят в озере.

Жители окрестностей Конкоре (Морбиан) уверяют, что каждый вечер, ближе к полуночи, Сатана ведет свою рогатую свиту танцевать над водой Колжерского пруда, чтобы освежиться в густом тумане.

В окрестностях Ланда демон, обычно одетый в красное, проводит ночь на берегах озер, где танцует с теми, кто заключил с ним договор.

По берегу пруда Приу, что в Треданиэле (Кот-дю-Нор), обычно прогуливается одержимый, который старается сбросить в воду священника, приходящего его отчитывать.

По вечерам, обычно летом, те, кто оказывается в Гранд Бриер — широкой болотистой лагуне вокруг устья Луары, — время от времени слышат разносящийся по воздуху свист: это кортеж колдунов, и от него надо держаться подальше, чтобы избежать зла, которое они несут.

CLXXVIII

ДЬЯВОЛ ИЗ ПРУДА

После захода солнца над прудом, находящимся в Брёре-ле-Фаверне (Верхняя Сона), глубину которого никто не знает, поднимаются черные испарения. При этом рыбаков, желающих поставить на ночь сети, преследует длинный мохнатый Дьявол — их, как и запоздавших прохожих, он старается затащить в воду. Поэтому, как только начинает темнеть, окрестности пустеют.

Когда обо всем этом рассказали в соседнем замке, молодой хозяин замка заявил, что пойдет на пруд и возвратится живым и здоровым. Он приказал снарядить карету и велел кучеру везти его туда, где бывает Дьявол. Кучер, ни жив ни мертв от страха, всю дорогу бормотал «Отче наш». Когда они подъехали к пруду, над водой стали подниматься клубы черного пара, а из них показался огромных размеров черный призрак. Сделав три длинных шага, он оказался перед каретой — кони встали на дыбы. Кучер выскочил и сумел убежать, а призрак сел на его место и погнал карету к воде, где она и потонула вместе с юным господином.

CLXXIX

ВОЗЛЕ ИСТОЧНИКОВ

Возле источников, чаще всего расположенных в безлюдной местности, как правило, покрытой лесом, самой распространенной завесой тайны, иногда происходят вещи просто ужасные. Даже среди дня, не говоря уже о ночи, не приближаются без страха жители к одному трудно доступному источнику, расположенному на безлюдной болотистой равнине недалеко от часовни Сен-Армель-ан-Каден. Один из них как-то был вынужден по делам проходить это проклятое место — домой он вернулся бледным от ужаса и через несколько часов умер в состоянии полного помешательства.

CLXXX

ИСТОЧНИК ШАНСЕЛА

Возле источника Шансела, в Берри, постоянно происходили встречи с нечистой силой. Поэтому общественная дорога, проходившая там, пришла в запустение, и до сих пор по ней никто не ходит.

CLXXXI

ИСТОЧНИК ГАЛЬО

Источник Гальо в Шаранте — одно из мест встреч с Дьяволом. Происходят они в осенние ночи, но никто точно не знает, когда именно. Мне показал это место один из сыновей жителя деревушки Мьолан В... в воскресенье 5 мая 1957 года. Ходили мы туда солнечным утром. Кроме него точное расположение источника, затерянного в лесах между Мьоланом и деревней Пейру, никто не знал. При приближении к нужному месту по правую руку нам начали попадаться заросли ивняка, которых становилось все больше. Это и был знак того, что мы приближаемся туда, куда не без риска стремятся любопытные. Источник Гальо расположен как раз там, где кончается ивняк и начинается каштановый лес. Это маленький мутный источник, болотце вокруг которого все завалено опавшей листвой. Вокруг него есть еще небольшие водные чарусы, окруженные зарослями папоротника, того самого, который, как говорят, защищает от сглаза, насылаемого Дьяволом или колдунами.

С другой стороны, в близлежащей местности, в месте, именуемом Кав (погреб, впадина), находился когда-то старинный феодальный замок, ныне разрушенный. Там ничего уже не осталось, кроме заросших камней. Хозяин жил там вместе со слугами, среди которых одна служанка была очень красива. Однажды неизвестный знатный дворянин, вроде бы совершавший паломничество в Сантьяго де Компостела в Испании*, решив отдохнуть несколько дней, попросился остановиться в замке. С ним был слуга с невероятно черными глазами. Этот слуга сразу же начал приударять за прекрасной служанкой хозяина и, пользуясь отъездом последнего, назначил ей свидание... у источника Гальо.

Юной служанке очень не хотелось идти, но какая-то неодолимая сила ее толкала. О своих страхах она рассказала другим слугам, и те посоветовали ей взять с собой кошку и нести ее в переднике. Так она и сделала.

Вернувшись обратно поздно ночью, она рассказала, что в конце концов нашла источник, но молодого черноглазого слуги там не было. Она присела в ожидании и почувствовала прикосновения кого-то невидимого. Не на шутку испугавшись, девушка крепко держала в переднике кошку, которая все сильнее и сильнее скреблась и вырывалась. Неожиданно какой-то голос приказал ей выпустить животное. Тогда девушка пустилась в бегство. Выйдя из лесу, она почувствовала, что кто-то укусил ее за пятку. След от укуса у нее так и остался. Дома она повалилась в постель от испуга. Когда служанка проснулась, путешественников в замке уже не было.

Голубые аквилегии, растущие по дороге к источнику Гальо, хранят на себе следы шагов Дьявола. Их нельзя собирать и делать из них букеты — эти цветы прокляты. Тамошние же папоротники, напротив, отгоняют злую силу. Их можно собирать и сушить с этой целью. Существует такой ритуал: лист папоротника разрывают на семь частей. Маленький кусочек листа кладут в конверт — конверт с кусочком папоротника называется abraxas. На нем следует большими буквами написать FATUM, а вокруг — знаки зодиака дня вашего рождения. Abraxas зашивают под рубашку и носят столько дней, сколько это необходимо в зависимости от тяжести испытания, вам ниспосланного... Ах да, я забыл: между Мьоланом и Гаконом, также недалеко от источника Гальо, есть опасный перекресток дорог, где Дьявол часто появляется под видом черного барана. По ночам там тоже лучше не ходить.

CLXXXII

ДЬЯВОЛ В ФОНЖИНОДЕ

История источника Гальо очень напоминает происходившее в Перигоре.

Между Сен-Олэ и Монпонтом есть источник, назывемый Фонжинод. Если вы будете смотреть с другой стороны дороги через нее, вы увидите старый дом — зимними вечерами там часто собираются поселяне — погреться после работы. Их обычные разговоры — о Дьяволе, о привидениях, об оборотнях...

Как-то вечером один из рассказчиков увидел на лице одной молодой работницы явный скепсис и сказал ей:

— Милашка, если хочешь, этой полночью я познакомлю тебя с Дьяволом... приходи к источнику.

Работница согласилась, но добавила:

— Я согласна, но возьму кота в переднике...

— В таком случае, крошка, как только подойдешь к источнику, кричи: «Я пришла на источник с котом в переднике».

Как только работница вышла, рассказчик напялил на себя козлиную шкуру и пошел другой дорогой к Фонжиноду. Тем временем девушка уже была там и, как они договорились, стала кричать:

— Я пришла на источник с котом в переднике!

Повторив эти слова трижды, она услышала грубый голос:

— Не забудь выпустить своего кота, а иначе домой не вернешься...

Исполненная ужаса, работница выпустила кота из передника и побежала прочь, преследуемая псевдодьяволом, который повторял:

— Ты выпустила своего кота, тем хуже для тебя, домой ты не вернешься...

Подбегая к дому и обернувшись назад, бедняжка увидела странное волосатое существо... Если бы она знала, что это всего лишь ее собеседник, нарядившийся в козлиную шкуру...

Открыв дверь и вбежав в комнату, девушка упала замертво. Что же до нашего рассказчика, то его нашли у дверей удавленным козлиными ногами от шкуры, разжать которые было невозможно, как будто ноги эти ожили.

CLXXXIII

ВОЗЛЕ КОЗЛИНОГО ПОГОСТА

Дьявол? А вы как думаете, почему поседели волосы нашего Тюэну да ла Марьетта? Как-то вечером Тюэну отправился в Тивьер, в трактир, договорившись промочить там горло с каким-то человеком из Сен-Жан-дю-Коль. Быстрым шагом он, довольный тем, что только что хорошо поужинал, пересек долину Фашильер и подошел к необработанному полю, называемому Козлиным Погостом, когда у края дороги, метрах в четырех от него, увидел огромного черного человека, глаза которого горели как свеча. Он было повернул обратно, но тут навстречу ему вышел черный кот, огромный, как большая собака. Хвост его был вздыблен вверх, как свеча. Кот мягко ступал по земле лапами, выпуская когти, и урчал, в то время как Дьявол скалил зубы и орал гулким голосом, как будто из огромной бочки.

— Да, бедный Тюэну и попал в историю: шаг вправо, шаг влево, и был бы ему кобздец...

— Все так, никакого вранья, спросите у самого Тюэну. Этот переход на Козлиный Погост знают давно, еще с древних времен, там всегда бывал Дьявол. Его там и Жантильон видел, ткач из Сен-Сюльписа — но то был большой черный козел...

— А кто не верит, может сам сходить посмотреть. Надо выйти на пересечение дорог и девять раз позвать: Робер! От одной мысли об этом все дрожат. Густу уверял, что так сделал когда-то старик Баспейра де ла Раймонди, тот самый, что умер в прошлом году. Ему Дьявол дал Мандрагору, а откуда бы у него такое богатство — вон сколько детям оставил... Как он это сделал? Как обычно. Пошел на перекресток, взял черную курицу и ровно в полночь три раза крикнул: «Продается черная курица!» Дьявол пришел — это был большой черный человек с рогами и раздвоенными ступнями — и начал его пугать. Баспейра, не будь трус, взял да и высказал свои условия — ну и получил Мандрагору...

CLXXXIV

КАК КОТ ПРЕВРАТИЛСЯ В КАМЕНЬ

Один житель Вик-сюр-Гартампа уверял меня, что его брат как-то раз повстречал протустороннего белого кота. Было это в 1903 году, в полночь, в месте под названием Планш-де-Монтен. Он хотел его убить и сильно-сильно ударил ногой — вроде бы и убил, но когда решил проверить и потрогал труп рукой, под ней оказался камень.

CLXXXV

КАК ПОДЕЛИЛИ КОШКУ

В Пуату рассказывают, что кошка была предметом спора между Добром и Злом. Когда Бог хотел создать это животное, Дьявол сказал ему: «Если хочешь, создавай кошку, но ее голова — моя». С тех пор кошачья голова принадлежит Дьяволу, а все остальное — Богу.

CLXXXVI

НЕКОТОРЫЕ СВОЙСТВА КОШКИ

Тело кошки обладает разными свойствами, но в разных местах об этом есть разные мнения. В Мене говорят, что если гадюка укусит рыжую кошку, то сдохнет, а самой кошке ничего не будет. В Верхней Бретани полагают, что больная яблоня может зацвести, если кошку зарыть под ее корнями. Но таким же способом другие деревья, например вяз, можно, наоборот, погубить. В Беарне кошку зарывают посреди поля, чтобы избавиться от сорняков.

В XVI веке голова рыжей кошки входила в различные колдовские рецепты.

Но самое главное в том, что кошку очень трудно убить потому, что у нее девять жизней.

CLXXXVII

МАТАГОТЫ

Таинственный мир фантастических существ, в которых люди верят, населен огромным количеством персонажей с огромным количеством свойств. Среди тех, которые способны делать человеку как добро, так и зло, в наших южных областях называют матагота.

В некоторых местах матагот — это черный кот-колдун. В то же время он способен принимать самые разные формы. В Берри, Турене, Гаскони и Пуату, но особенно в Бретани ночь со вторника заговенья на Пепельную среду считается временем, когда дьяволы и колдуны, обратившись кошками, собираются на шабаш. В других местах черную кошку сжигают в Факельный вечер, то есть в первое воскресенье Масленицы.

*

* *

«Каждый, кто хочет им завладеть, должен отправляться подстерегать его каждую ночь, пока не сделает свое дело. Самый лучший способ — взять черную курицу и идти на пересечение четырех дорог. Матагот, который очень прожорлив, почувствует курятину и прибежит. Так охотник, спрятавшийся в своем укрытии, бросается на дичь. Матагота хватают за хвост и засовывают в мешок, но не грубо, затем кладут мешок на левое плечо и, ничего не говоря, идут домой, не оборачиваясь, какой бы шум ни был слышен за плечами и вообще что бы там ни происходило».

После этого владелец матагота помещает его в сундуке и кормит со всяческими предосторожностями. Если первый кусочек всякий раз перепадает новому питомцу, можно считать, что дело пошло: каждый день в кошельке хозяин будет находить экю. Но все может кончиться и плохо: «При приближении смерти владелец матагота должен обязательно передать его кому-нибудь, и дар должен быть принят, что бывает далеко не всегда, — не каждый хочет с ним связываться. В противном случае смерть хозяина будет ужасна и скончается он в страшных муках».

*

* *

«Однажды зимой один гасконский крестьянин отправился в гости к соседу. «Приходи на огонек», — сказал тот ему и, так и есть, посадил возле огня. По обе стороны от камина стояло по сундуку. На один можно было садиться, а другой — нет. Правый назывался «солонка», а левый — «матаготка». Пришедший все-таки присел на левый. Когда оба уже вволю наговорились, гость хотел уходить, но вдруг почувствовал, что не может встать. «Ничего, ничего, сейчас уладим»,— сказал хозяин, ласково похлопал по сундуку и сказал: «Оставь его, милый, это мой друг». Только тогда гость смог встать и, удивленный, но понявший, в чем дело, сказал: «Теперь я понял, почему золото само идет в этот дом — здесь есть матагот!»

*

* *

«Но смотрите! — писал Мистраль. — Нет ли среди котов колдунов? Конечно же, есть, это черные коты — матаготы, приносящие деньги в дом. Вы не знали старуху Тартавелль, которая столько экю оставила после смерти? Так вот, у нее был черный кот, которому она за каждый обедом — а он уже сидел под столом — давала первый кусочек. И она не ошибалась. Могу еще сказать, что как-то мой бедный дядюшка Каде, возвращаясь домой со всенощной, увидел в темноте перебегающего улицу кота. И не задумываясь кинул в него камнем. Однако, кот подошел к нему и, косо глядя, процедил сквозь зубы: «Ты тронулся, Робер!»

*

* *

В большинстве наших самых древних провинций, расположенных к югу от Луары, народные выражения «Трава матагон», «Трава матаготов» обозначают четыре вида растений. Мандрагора зовется Матаго в Лимузене (по сведениям Мистраля) и в Тюлле, в Коррезе (по сведениям Гастона Годена де Лепинё), Матагон, Матагот, Монтаго в Эндре (по сведениям Л.Л. Турека), Мотогот в Провансе (по сведениям графа Жобера), а также Трава Матагона в Алье, Трава Матагот в Перигоре (по сведениям В. де Тайефера) и Матагон в Центральных Пиренеях (по сведениям Жана Сеги).

*

* *

«Матаго — это прежде всего неведомая чудесная трава. Если она растет на лугу и ее начнут там косить, сразу же непременно пойдет дождь. А если косарь будет хотя бы случайно топтать ее натощак, у него обязательно начнется лихорадка. У того, кто ее съест, начнется обильное потоотделение и головные судороги. Это колдовская трава. В Средние века ее называли Мандрагорой».

*

* *

Травы Матаго широко используются колдунами в некоторых районах Соны-и-Луары. Те, кто умеют ее растирать, могут становиться невидимыми и, как они сами говорят, «непобедимыми». Несколько листочков Матаго помещают в коробочку, запираемую на замочек, и дают новобранцу, которому ставят при этом условие — никогда и ни при каких обстоятельствах не открывать коробочку, как и не открывать своего секрета ни одной живой душе. Колдуны говорят об этой траве совершенно разное. Один из них, уже выведенный из себя расспросами, в конце концов сказал своему другу: «Ищи в белом мху очаровательную маленькую травку, удерживающую росу на листочках». Друг решил, что речь идет о траве-росянке, и набрав ее, через несколько дней отнес к другому, хорошо известному колдуну, и тот объяснил, что речь идет о совершенно другой траве, о Матаго. И при этом добавил: «Если бы мой коллега вам этого не сказал, вы бы никогда ничего подобного не узнали — это секрет, передаваемый от отца к сыну».

*

* *

Говорят, Матагот излучает по ночам слабое свечение — по нему это растение и узнают. Днем оно делается невидимым, прячась от зеленых дятлов, которые до него очень охочи — ведь эта трава укрепляет их клювы и как они только ни летают, стараясь его найти. Чтобы сохранить его свойства, Матагот следует собирать в ночь на Ивана Купалу, с 23 на 24 июня. Погонщик быков, нашедший эту траву, может быть уверен, что со стадом ничего не случится. С другой стороны, тот, кто случайно наступит на эту траву, может очень легко заблудиться, даже если местность ему знакома. В Солони (Бурбонне) накануне Ивана Купалы принято натираться ее листьями. Этот же обычай существует в Сен-Бонне-де-Рошфор — он был зафиксирован в 1880 году. Цель таких натираний — приобрести и сохранить силу.

CLXXXVIII

«КОСТ-МАТАГОТ»

Жители Сьота, что в Буш-дю-Рон, долгое время считали, что в их городе живут Матаготы. В прошлом веке это касалось многих домов. Брат моего прадеда Кост Паскаль, которого прозвали «Кост-Матагот», имел огромные уловы рыбы, чем вызывал зависть остальных рыбаков. Его толстая леса с крючками никогда не бывала пустой сразу же, как он ее забрасывал, и уже к полдню лодка его была полна, а все остальные вынуждены были работать до вечера. И еще до сих пор, спустя столетие, его потомки (в том числе до восьмой степени родства) носят имя «Матаготы».

CLXXXIX

ЧЕРНЫЕ КОТЫ

Черные коты — сообщники демона, который привлекает их на помощь тем, кто с ним заключил договор. В Верхней Бретани черный кот несет особую службу: когда кто-то вызвал Дьявола на пересечении пяти дорог, появляется черный кот или какие-то другие животные. Одно из них — как правило, это кот — с того момента принадлежит тому, кто совершил сделку.

Если кто-то хочет с помощью такого «слуги» заработать денег, он должен перед тем, как ложиться спать, положить рядом с собой открытый пустой кошелек и приказать коту выполнить его работу. Как только в доме погасят свет, кот вступает в особые отношения с сущностью денег и на рассвете или два часа спустя он должен принести и положить в кошелек сумму, двойную по отношению к названной. Но хозяин должен заботиться о животном, хорошо кормить его и забавлять, как маленького ребенка. Был случай, когда один хозяин — земледелец из окрестностей Кемперля — плохо обращался с котом. Дьявол решил ему отомстить и во время бури, постигшей берега Финистера в 1903 году, хозяйству его постерпело огромный ущерб.

В Гаскони один человек кормил мясом, специально купленным для этого в лавке, двух матаготов. Они все время плясали и развлекались, но каждый вечер приносили хозяину два луидора по 24 ливра. Когда он счел, что ему хватит, он перестал их кормить, и они исчезли во время Масленицы.

В Финистере черного кота несколько раз встречали на перекрестке дорог. Это был Дьявол, принимавший такой вид и хранивший сокровища. Чтобы продать ему душу, надо было кровью из левого мизинца подписать с ним договор. Договор можно было подписать на всю жизнь. Но можно было сделать и так, чтобы иметь право его оспаривать — подписывать до девяти раз. Если дела с деньгами шли плохо, надо было приносить под орешник, который рос на разветвлении дорог, белую курицу и траву золотой корень. Когда курицу выпускали, появлялся кот и бежал за ней. Трава золотой корень давала возможность понимать то, что он говорит. Его можно было спросить, где закопано сокровище, и затем его откопать.

В Вандее те, кто хотел заключить договор с Дьяволом, бросали черного кота в муравейник.

В Нижней Бретани говорят, что владелец белой курицы приобретает огромную силу.

В Верхней Бретани, чтобы получить возможность становиться невидимым, надо съесть теплый кошачий мозг.

В Вогезах верят, что если охотник положит в свой ягдташ левую лапу черного кота, ему повезет.

CXC

ЕЩЕ НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ О КОШКАХ

По поводу эгоистического и лживого нрава этого кота существует множество предрассудков. Так, если кота передать другу, то дело обязательно кончится ссорой. В Провансе вообще не советуют детям играть с кошками — они-де слуги Дьявола.

Кошек вообще часто обвиняли в злодействе и всяких кознях. В XVI веке об этом писал один знаменитый хирург: «Для дитяти в колыбели нет ничего страшнее кошек: они кидаются им в лицо и расцарапывают».

В Финистере говорят, что кошки кидаются младенцам на грудь. В Крезе проводят такую параллель между собакой и кошкой: первая, верный друг человека, трижды за ночь приближается к спящему, чтобы проверить, все ли в порядке, а вторая делает то же самое в попытке его задушить. В Альбере, как и в других краях, говорят, что кошка любит дом, а собака — хозяина.

В отличие от кошки, которая всегда связана с Дьяволом, остальные домашние животные играют в «дьяволиаде» второстепенную роль. А кот-матагот осуществляет основную связь с сатанинским миром. В Луаре-Атлантик считают, что в день Страшного суда все кошки будут карабкаться по стенам ада.

CXCI

МЕСТЬ КОЛДУНА

Колдуны делают так, что Дьявол под разными видами является тем, кому они хотят причинить зло. Один житель Монсегюра (Арьеж) подал в суд на слывшего колдуном Б... из-за собственности на гумно и дело выиграл.

— Да будет это гумно проклято! — сказал ему Б...

В тот же день дом нового собственника наполнили кошки. Он гнал их в дверь, а они лезли в окна в еще больших количествах. Затем по стенам стали ходить рогатые тени. Крестьянин начал бросать в них топор и изрубил все стены. Так продолжалось каждый вечер — в конце концов, человек стал сходить с ума. Наконец, он вообразил себя псом и стал кусать всех, кто к нему входил. Умер он от приступа помешательства, однако в час смерти он увидел, что колдун валяется в грязи на лугу и корчится от боли.

CXCII

ДЬЯВОЛ В ВЕТРЯНЫХ ВИХРЯХ

В Нижнем Лангедоке Дьявола в ветряных вихрях увидеть нельзя. Чтобы он показался, надо выстрелить из пушки прямо в центр вихря, а чтобы ветер переменил направление, крикнуть: «Дьявол, повернись!»

*

* *

На берегах Трегье Дьявол встречается в ветряных вихрях, которые зовут драконами и которые могут быть управляемыми колдунами. Если на земле, над которой пролетает дракон, нарисовать крест, ветер стихнет, и можно будет увидеть, как на землю падает коготь, рог или еще какая-нибудь часть тела Дьявола.

CXCIII

ДЬЯВОЛ В ОРЕХЕ

Орех, который напоминает поселянам срамные части, играет важную роль в колдовстве. Ведьмы совершают круговые движения вокруг груды орехов. Когда ведьмы болеют, Дьявол дает им орехи в качестве лекарства, а они лечат орехами больных детей. Но дети, подвергаемые такому «лечению», потом попадают на шабаш в качестве жертв.

CXCIV

ДЬЯВОЛ ЛЮБИТ ПРЯТАТЬСЯ

Много есть гротов и пещер, где любит прятаться Дьявол. Там он предается своим порокам. Так, в Горж де Фюрон, недалеко от Гренобля, есть глубокие пещеры, куда очень опасно попадать в пору разлива — их затапливает вода. Говорят, что это Дьявол так наказывает любопытных, которые ищут его любимые напитки.

Один житель Шартра все же сумел туда проникнуть, нашел там великолепный ликер, а также рецепт его изготовления, выбрался из пещер и передал своим братьям напиток и рецепт. Отсюда название ликера — «Шартрез».

*

* *

Нормандские крестьяне рассказывают, что когда-то давно, когда все пещеры были населены демонами, входы в них были широки, как входы в церкви, но потом, когда демоны ушли, эти входы завалило камнями.

Некоторые старики утверждают, что входы в пещеры затягиваются постепенно и когда-нибудь все окажутся закрыты навсегда.

CXCV

ДЬЯВОЛ НИКОГДА НЕ УЙДЕТ,

ЧЕГО-НИБУДЬ НЕ УНЕСЯ

Было много таких, кто вызывал Дьявола и расспрашивал его о разных вещах и, как правило, им удавалось вызвать его расположение. Слуга священника из Иль-и-Вилен, прочитавший как-то «Малого Альберта», был принесен в ад. Священник вынужден был отдать за своего слугу меру гороха, который он вручил одному из вызванных им дьяволов, чтобы узнать, где бедняга находится. Дело в том, что Дьявол никогда не уйдет, чего-нибудь с собой не унеся.

В Нормандии, чтобы узнать, проклят чей-либо умерший родственник или спасен, надо пойти к кюре, и тот, почитав свой гримуар, вызовет из ада демонов. Что же касается гороха, то, как правило, надо давать по мере каждому, как только они приходят. Но горох кончается, и именно последний исполняет окончательный приказ, причем за полмеры, потому что боится, что ему не хватит.

CXCVI

УХО БАФОМЕТА

Желая убедиться в том, что говорили ей различные посвященные, а именно, что в церкви Сен-Мерри в Париже Дьявол является своим почитателям, Лиза Деарм решила из любопытства туда отправиться.

Лиза, которую все время тянуло к Сатане — это доказывают и ее книги, — подошла к главному входу и спросила, которая из церковных построек дьявольская. В этот момент рабочие, чистившие статуи, случайно отломили ухо находившейся там скульптуры Бафомета. Ухо упало на ногу Лизы, которая поняла это как знак.

Она сама показывала мне это дьявольское ухо, которое всегда хранила у себя.

CXCVII

НАСВИСТЕТЬ ДЬЯВОЛА

Свистеть по ночам на дорогах опасно. В какой-то момент свист станет настолько громким, что станет ясно — вам отвечает Дьявол.

В этом случае, если вы не были предусмотрительны и не захватили с собой пакет соли, надо пуститься наутек и как можно скорее перекреститься. Может быть, тогда ему не захочется с вами связываться.

Если ваша душа в чем-то нечиста, вообще никогда не свистите по ночам. Дьявол следует за вами по пятам и готов навредить даже на расстоянии.

CXCVIII

НЕ СТРИГИТЕ НОГТЕЙ

Говорят, что стричь ногти нехорошо — вместе с ними вы теряете волю и вас подстерегает безумие. С другой стороны, если вы грешник, то таким образом еще легче станете добычей Дьявола. Вам следует скрывать свои грехи, хранить их в секрете, а Дьявол легко определит, каковы они, по трещинам ногтей, которые вы оставляете на земле. Уж если вы решили постричь ногти, после сожгите их.

CXCIX

НЕ ПРОВОЦИРУЙТЕ ДЬЯВОЛА

На северном склоне пика Святого Варфоломея в Арьеже расположены три озера — озеро Дьявола, Черное озеро и Форелевое озеро. В народе верят, что если даже в самый ясный день или ночь в первое из озер бросить несколько камней, из озера начнут подниматься облака, небо постепенно затянется, начнется гроза, которая захватит всю область, а само озеро будет бурлить, подобно гневному океану. Но очень скоро все успокоится, а небо станет ясным, как прежде. Когда я был маленьким, я очень часто слышал от бабушки такое предание. Когда-то, 24 августа, в день святого Варфоломея, в полночь один пастух из Монсегюра привел молодого чужестранца к озеру Дьявола. Чужестранец изъявил желание половить в озере форель, причем руками и с лодки — и тут же неведомо откуда появилась лодка и, прежде, чем пастух успел перекреститься, лодка с чужестранцем была уже на середине озера. Небо затянулось, и началась ужасная гроза. На следующий день пастухи обнаружили мертвое тело неосторожного гостя на противоположной стороне озера. Тот же пастух, который его привел, понял, что чужестранец упал в воду и вместо того, чтобы плыть назад, поплыл к другому берегу. Закоченевший в ледяной воде и усталый, он упал на ледник и замерз насмерть. Автор добавляет: «У меня был дядя, считавший все рассказы об озерах предрассудками. Он поднялся в горы и дошел до озера Дьявола. Это был великолепный летний день, полдень. Дядя решил проверить, правда ли это, что говорят, и стал бросать в озеро камни, а затем сел пообедать. Не успел он закончить трапезу, как облака затянули пик Святого Варфоломея. Они густели, набухали, начал моросить дождь, и в конце концов небо стало угрожающе черным. Охваченный страхом, дядя начал спускаться вниз, и тут загремел гром, засверкали молнии. Пришлось ему прятаться в крытое гумно, служившее прибежищем для перегоняемого по горам скота».

CC

КАК ГАРГАНТЮА БИЛСЯ ОБ ЗАКЛАД

Как-то Гаргантюа побился с Дьяволом об заклад, кто из них сильнее. Гаргантюа обещал залезть на такое высокое дерево, как и он сам, и они отправились в лес. Гаргантюа вывернул семь дубов, связал их, подвесив к ним канат, поднял вверх рукой.

Дьявол спросил, что же это он такое сделал?

— Как что? — ответил Гаргантюа. — Виселицу...

— И что же, ты подвесишь на нее еще одно дерево?

— Да, конечно.

Дьявол понял, что Гаргантюа сильнее его, и убежал от соперника.

Однако на следующий день он снова пришел, и они заключили еще одно пари: Гаргантюа побился об заклад, что наполнит целую бочку собственной кровью. Он пустил себе кровь, но бочки не наполнил — крови набралось едва ли с литр. Однако от потери крови он помер. Если бы Гаргантюа знал, как это делать — резать вену руки — он бы несколько бочек нацедил, и ничего бы ему не было.

*

* *

Рассказывают и по-другому: дескать, Дьявол уговорил Гаргантюа наполнить кровью корыто. Гаргантюа согласился и пустил кровь, однако Дьявол предварительно пробил в корыте дырку, и гигант опять-таки умер от потери крови.

CCI

НА ПОСТОЯЛОМ ДВОРЕ ЕГО СЫНОВЕЙ

Как-то раз Сатана-отец сказал: «Есть на земле дорога, которую выбирают многие путники, — дорога любопытства. Ну что ж, построю на ней постоялый двор и отдам его двум сыновьям — пусть они и держат там гостиницу. Но я сделаю их такими уродливыми, что ни один из гостей не покинет постоялый двор, не сказав: “Несчастны вы, что такими созданы...”»

Сказано — сделано.

Дьявол позвал одного из своих сыновей и смастерил из него страшного урода — раздавил нос, скривил один глаз, а голову сделал лысой, к тому же еще посадил на лбу огромную опухоль. То же самое сделал и со вторым, а затем сказал:

— Идите на землю, устраивайте постоялый двор на дороге любопытства и присылайте ко мне всякого, кто спросит вас, почему вы такие. И не возвращайтесь, пока не встретите кого-нибудь, кто останется безразличным к вашему уродству.

Сыновья выполнили приказание, и за тысячу лет ад наполнился любопытными. Никто из остановившихся на постоялом дворе не оказывался безразличным, и даже если вдруг сердце его наполнялось жалостью, он все равно спрашивал:

— Откуда вы такие взялись?

И тут же получал удар палкой, а затем его раздирали на куски, и демоны скармливали его мясо другим посетителям.

В те времена жила одна очень бедная женщина. Продав все, что у нее было, она заработала сорок пять франков, которые разделила между тремя сыновьями. Однажды утром она сказал старшему:

— Сын мой, возьми 15 франков, ступай в путь, и пусть тебе повезет.

И вот старший сын покинул семью и отправился по дороге любопытства, самой широкой и красивой из всех дорог. Дойдя до постоялого двора, он вдруг понял, что голоден, и постучался.

Увидев двух чудовищ, он не удержался и тут спросил:

— Несчастные, какая беда сделала вас такими?

Как только он сказал эти слова, он упал от удара палкой и оказался в подземной тьме.

Немного спустя мать бедняги сказала второму сыну:

— Возьми, сынок, 15 франков, отправляйся в путь, и пусть тебе повезет.

И второй сын отправился вслед за первым, и, конечно, по той же дороге, и она оказалась и для него такой же роковой и последней.

И тогда мать сказала младшему сыну:

— Что ж, возьми и ты, сынок, свои 15 франков, отправляйся, и пусть тебе повезет.

И младший сын отправился в путь.

Идя по дороге, он встретил прекрасную даму, которая спросила его:

— Куда путь держишь, Антонарелло?

— Судьбу свою искать.

— Ну, для этого ты еще слишком молод. Надо быть очень опытным, знать все прихоти безумия, которые творятся в мире, и тогда оно тебя минует.

— А что надо сделать, чтобы стать таким?

— Купи у меня три совета за свои 15 франков.

— Я охотно это сделаю, — сказал Антонарелло, — ведь я вижу, что ты знаешь обо мне больше, чем я сам.

— Вот тебе первый совет: никогда не суй носа в дела других. Хочешь второй?

— Да.

— Не меняй старой дороги на новую.

— А третий?

— Будь глух и нем.

— Спасибо, сударыня, вот вам 15 франков.

И Антонарелло, не догадавшийся, что ему встретилась сама Пресвятая Дева, продолжил путь. Каково же было его удивление, когда, засунув руку в карман, он нашел там денег втрое больше, чем дала ему мать! «Ну и чудо!»— подумал он, повеселев, и отправился дальше. Пройдя немного вперед, он увидел поворот на другую дорогу, более широкую и красивую.

«А что, если пойти по этой дороге?» — спросил он сам себя, но тут же вспомнил о данном ему совете и исполнил его, а то было бы ему плохо — на той дороге водились разбойники, и они бы его уж точно убили.

Через несколько часов пути он увидел множество людей, яростно мутузивших друг друга. «Надо бы их разнять», — подумал Антонарелло, но вспомнил о совете не совать носа в чужие дела и пошел дальше. И оказался прав — драчуны оказались столь злобны, что убивали друг друга одного за другим, и Антонарелло разделил бы их участь.

Наконец, спустя много дней, Антонарелло оказался на Ustaria di i figli di u Diauli. Он постучался в дверь.

— Откройте, друзья, я очень голоден, не предложите ли мне что-нибудь поесть?

— Все, что захотите.

Путешественника обслужили — он прекрасно отдохнул, прекрасно поел, еще лучше выпил, расплатился и отправился в путь. И вдруг за спиной его послышалось рычание — это один из демонов обращался к Антанорелло:

— Грязный человек, неужели у тебя нет сердца и ты не обратил на нас внимания?

— Я не сую носа в чужие дела, а когда их вижу, я глух и нем.

Увидев, что ничего не добились, демоны поняли, что потерпели поражение. В отчаянии они подожгли постоялый двор, и он сгорел так, что и следа от него не осталось, и пришлось им вернуться в ад.

Сатана-отец встретил их в ярости, однако вскоре послал на другую дорогу — пусть они там откроют новую гостиницу. Так они и сделали, и собирают свой урожай до сих пор, и ад не пустеет.

CCII

ДЕНЬ, КОГДА ДЬЯВОЛА ИЗГОНЯЮТ ШУМОМ

Я вспоминаю что, когда был мальчишкой, у нас на Корсике Великая Пятница считалась днем торжества адских сил, и именно в это время надо было шуметь и кричать, чтобы изгнать Дьявола из мира. Нужно было колотить в стиральные доски, трещать трещотками и дудеть в рог... Делая все это одновременно, мы шли к церкви, где кюре поджидал нас у закрытых дверей. Между ним и нашим глашатаем происходила ритуальная беседа. Мы возобновляли шум, пока двери не отворялись. При этом мы были уверенны, что именно из-за нашего шума Дьявол убежал (а потому и двери можно было открыть).

*

* *

* *

* * * *

CCIII

ДЬЯВОЛ — ОБЕЗЬЯНА БОГА

Всякий раз, когда Господь Бог творил что-то прекрасное, Дьявол пытался сделать то же самое, но получалась очень плохая пародия.

Так, когда Бог сотворил Солнце, Дьявол изготовил Луну, но она оказалась столь плоха, что светить может лишь отраженным светом. В конце концов, светило это получило название «Волчье солнце». Как и сам ее создатель, появляется она по ночам.

CCIV

ЛУНА В ЗЕРКАЛЕ

Происходя от Дьявола, Луна заслуживает от людей самых грубых шуток. А ведь она от нас так далека!..

Говорят так: жесток, как Луна... пребывать на Луне (жить, не замечая жизни)... иметь Луну в кармане (то есть быть бедным)... Но, впрочем, как это глупо! Мы забываем, сколь прекрасной она предстает пред нами порой: то красноватая, на половине или на четверти роста... то рогатая, крючковатая, надутая, смешливая или равнодушная... всегда и во всем она правит, прихотливо и своевольно. Она интригует Вселенную, хитро опутывает расстояния, строит против нас козни.. делает все по-своему. Она с теми, на кого все плюют... она помогает выродкам, бастардам, идиотам... она гложет камень, растягивает и сокращает океан, развеивает жнивье, варит в своей кухне наши сокрытые дары, зажигает сердца... и сожигает их... давая жизнь зеркалам, проникает в будущее и безжалостно предсказывает его.

Зеркало и Луна — они неразделимы!.. Все знают, что в Бретани водное зеркало возле подземного родника отражает знаки жизни и смерти! Безумный провокатор, желающий познать сроки своей жизни и смерти на земле, отправляется туда за своим знанием в майское полнолуние. Ровно в полночь это хранилище всех и всяческих тайн покажет ему и его тайну, его судьбу! И счастлив он будет, если в тихой воде увидит лицо спокойного, исполненного дней старика... Но ужасен малейший ветерок, колеблющий зеркало и искажающий, а то и вовсе безжалостно уничтожающий, покрывающий тенями лицо любопытного — это значит, что смерть близка...

CCV

ДЕТИ ЛУНЫ

В Нижней Бретани считают, что девушка или молодая женщина, жаждущая любви, никогда не должна поворачиваться в сторону Луны, когда светило рогато (то есть в первой четверти или, наоборот, на ущербе), а то она окажется loaret или олунена, иначе говоря, зачнет от лунной силы. Рожденные ею «дети луны» называются loarer — лунатиками.

В Морлэ вообще полагают, что женщина, прямо поворачивающая лицо в сторону Луны, рискует дать жизнь какому-нибудь чудовищному существу.

В Нижней Бретани говорят о Луне как о существе, изливающем яд на воды — вот почему над колодцами должна быть крыша.

CCVI

ДЬЯВОЛ ХОТЕЛ ПОТОПИТЬ БОГА

Когда Бог сотворил землю, он почил от дел своих. В это время Дьявол дал рождение воде, чтобы потопить в ней самого Бога.

CCVII

ЕСЛИ БЫ БОГ НЕ ВЫКОПАЛ РУСЛО РЕКИ БЛАВЕ!..

Бретонская легенда приписывает создание одной из рек непосредственно самому Богу: речь идет о реке Блаве, берущей начало непосредственно из «морского глаза» — бездонного колодца, сообщающегося с одной стороны, прямо с адом, а с другой — с глубинами Океана. Нового потопа удалось избежать только потому, что Бог сам выкопал русло реки, спускающей обратно в море воду из этого «глаза».

CCVIII

КАК ВОДА СТАНОВИТСЯ

БЛАГОСЛОВЛЕННОЙ ДЬЯВОЛОМ

Проточную воду следует почитать и не оскорблять нечистыми действиями. Говорят, что если плюнуть в ручей, то вода станет благословленной Дьяволом.

CCIX

ВОДА, КОТОРАЯ УСЫПЛЯЕТ

Вода, которая усыпляет, упоминается в рассказах моряков: она течет из источника на одном из островов. Источником этим владеет сам Дьявол. Если несколько капель этой воды капнуть на голову человека, он уснет глубоким сном.

CCX

ЦЕРКОВНЫЙ ДЬЯВОЛ

В Бретани рассказывают об особом, «церковном Дьяволе» — «работает» он во время богослужений. Его задача — усыпить как можно больше верных. Зовут его ar c’houskezik (от слова kouska — спать).

CCXI

ДЬЯВОЛЬСКАЯ ПОДВЯЗКА

Радугу называют по-разному. В Бретани это волчий хвост, в Провансе — Шелковые ворота, в Лангедоке — Красавец, в Нижней Бретани — Причетник дождя (le Clerc de la pluie), а также (в других местах) — ворота святого Мартина, мост Святого Духа, корона святого Дионисия (Сен-Дени), Врата Рая или Божьи Врата. Но также и Дьявольская Подвязка, цвета которой — отрава для зрения.

К счатью, ядовитую радугу легко узнать: это два столпа, поднимающиеся к небу и не способные соединиться.

CCXII

РАДУГА ДЬЯВОЛА

Во Франш-Конте считают, что, поскольку радуга двойственна, основная, самая заметная ее часть принадлежит Богу, а другая — Дьяволу.

В день, когда Бог сотворил радугу несказанной красоты, Дьявол, как водится, попытался сделать то же самое. Разумеется, он хотел, чтобы его радуга была больше. Расстояние между ее столпами он сделал такими большими, что столпы разделились, и каждый потянулся вверх. Увы, все попытки соединить их окончились неудачей. С тех пор о всякой работе, которой не видно конца, говорят: «Ну, это как радуга Дьявола».

CCXIII

ПОВЕРЬЯ О РАДУГЕ

Очень часто можно встретить поверье о том, что через свои концы радуга всасывает воду из рек и озер. Моряки Ла Манша поговаривают, что если корабль пройдет сквозь такой конец, он поднимется на небо.

*

* *

Радугу можно заклясть и заставить исчезнуть, как это делали дети из Кот-дю-Нор в прошлом столетии: положить на ладонь параллельно пальцам травинку, плюнуть на нее и растереть плевок пальцами другой руки, так, чтобы образовался крест. При этом говорить:

Я рублю тебя крестом,

И не встанешь ты потом.

*

* *

В Лангедоке говорят, что вода, пересеченная сверху цветной радугой, отравлена.

CCXIV

Бог сотворил лавровое дерево, а Дьявол, решив за ним повторить, смастерил остролист.

Творения Бога:

грушевое дерево, яблоня

каштан

виноград

дрок

роза

орех

Поделки Дьявола:

терновник

конский каштан

ежевика

утесник

шиповник, или роза Дьявола

желудь

*

* *

Ягоды белого боярышника в Верхней Бретани зовут Груши Дьявола.

CCXV

БОЯРЫШНИК ДЬЯВОЛА И ЕГО РОЗЫ

Нельзя собирать ягоды Дьявольского Боярышника, растущего в некоторых дюнах. Таким стало это растение с тех пор, когда Сатана похитил себе одну кокетливую девушку, а возлюбленный ее повесился от отчаяния. Когда это произошло, на кусте боярышника выросли длинные ядовитые шипы, укол которых так же опасен, как и укус змеи. Красавица за ее грех приговорена к тому, чтобы вертеться среди этих кустов. Но поскольку нельзя, чтобы все страдали из-за одной бесстыдницы, святой Жермен, появившийся в тех краях, истребил большую часть кустарников, и лишь немного их осталось в этих дюнах.

В Иль-и-Вилен, где цветы шиповника называют Розами Дьявола, многие считают, что сам Дьявол это растение и насадил, а плодами его питается.

Среди крестьян Кот-дю-Нор бытует забавная легенда о колючих кустах ежевики. Ежевика — ягода самая бедная, у нее столько кредиторов, что она никак не может расплатиться и вынуждена побираться на хлеб. Вот для чего у нее колючки — цепляться к людям, чтобы те заплатили ее долги.

CCXVI

Бог сделал:

рожь

капусту

морковь

овес

пшеницу

клевер, терновник

Дьявол сделал:

гречиху

чертополох

цикуту, болиголов

сорняки

осоку

повилику

CCXVII

ДЬЯВОЛЬСКАЯ ПШЕНИЦА

В окрестностях Динан Дьявол насеял траву, которую едят ужи; ее зовут «ужиный хлеб». Трава эта забивает своею порослью шиповник и боярышник, напротив, насаженные Богом. На острове Л’иль-де-Сен рассказывают другую историю. Вот она. Однажды наш отверженный вместе со святым Геноле собирал зерно, которое он сам же вырастил и которое было почти таким же отменным, каким было зерно, выращенное Господом Богом. Взвеяв зерно, он начал его молотить (? — сначала зерно обмолачивают, а потом уже веют), но все оно оказалось пустым. Это и есть дьявольская пшеница, которая в изобилии растет на острове.

*

* *

Во Франш-Конте считают, что, прежде, чем выйти из земли, морковь шесть месяцев проводит в аду.

CCXVIII

РАСТЕНИЯ, МЕЧЕНЫЕ ДЬЯВОЛОМ

Там же, в окрестностях Динана, о маках рассказывают так. Из-за своей красоты цветок этот очень возгордился, и тогда Бог позволил Дьяволу до него дотронуться; отпечатки его пальцев и есть черные пятна в глубине его венчика.

Сатана оставлял свои метки и на других растениях. В Нижней Нормандии, где в растительном мире господствует скабиоза, он, в чем уверены жители, оставил отпечатки зубов на ее корнях; следы укусов до сих пор видны на этом растении, которое поэтому называется «укушенным» Дьяволом.

Одно растение из класса ланцетовидных в Верхней Бретани называется травой Дьявола; на некоторых, хотя и очень редких, из ее листьев есть черные пятна, происхождение которых объясняют по-разному. Говорят, что Дьявол, исполненный яростью к тому, что проклятая земля засеивается растениями, захотел траву эту вырвать, но Бог ему этого не позволил, а пятна — следы их борьбы — остались на листьях хрупкой травы. Но есть также и мнение, что черное пятно — это знак для сорвавшего растение, по которому можно определить, что где-то под его корнями, в земле, сокрыто сокровище. В этом случае пятно указывает на прикосновение кого-то славного и святого.

CCXIX

УХО ДЬЯВОЛА

Росянка, растущая в окрестностях Лиона (она же Матагон и Матагот), а также в Морване, согласно Готрону де Кудре, есть символ предательства, а также знак суккуба, демона, принимающего форму женщины для того, чтобы вступить в общение с мужчиной и пожрать его сердце. Это магическое растение, используемое против колдунов, называется также Ухо Дьявола.

CCXX

КОШЕЛЬКИ ДЬЯВОЛА

Рассказывают, что молодые девушки из Сен-Мало, у которых нет денег, чтобы приехать на молодежное сборище, заключают договор с Дьяволом и собирают на скалах водоросль, на которой можно найти углубления, называемые кошельками Дьявола. Якобы в каждом таком кошельке спрятано по два су.

CCXXI

ДЬЯВОЛЬСКИЙ ОВЕС

Среди овсяных полей вокруг деревни Оффенвейлер всегда можно встретить черные обгорелые колоски, называемые дьявольским овсом.

В очень древние времена жители этой местности не сдержали каких-то своих обещаний, сделанных Дьяволу, и тот засеял поля своим бесплодным овсом.

*

* *

* *

* * *

*

CCXXII

ЧТО ЭТО ТАКОЕ

Как пишет один провансальский автор прошлого столетия, если изучать ругательства, которые в основном употребляет простонародье, как в Провансе, так и в других местах, то можно заметить, что наиболее оскорбительные и крепкие из них обращены к божественному началу: «Вор, плут, подлец, развратник, лентяй...» Как правило, богохульствует народ тогда, когда дела у него идут не так, как бы хотелось. Без сомнения, смысл ругательств у всех людей и народов одинаков, но я убежден — и это подтверждают мои наблюдения — что именно в Провансе оскорбления божественного начала более всего распространены, да и самые крепкие.

Так, в Бриньоне (Вар) более всего ругаются именем святого Сумиана — все равно когда: будь то слишком холодно или слишком жарко, будь то дожди или засуха, стало ли белье после стирки белым или нет.

CCXXIII

СВЯТОЙ ЛАЗАРЬ, ПОБИТЫЙ ПАСТУХАМИ

Еще совсем недавно кюре из Ла Шатра в Берри благословлял особые белые палки, и окрестные пастухи, по примеру крестьян, колотивших своих божков за то, что те им не помогают и чтобы «оживить» их силу, ходили и били этими палками статую святого Лазаря, поскольку его имя (Lazare) для них звучало как слово удача, судьба (hazard) и, по их мнению, покровительствовало их стадам.

Что же до обычая присовокуплять к молитвенным прошениям, обращенным к святым, угрозы и даже тумаки, то он существовал и существует во все времена и по всей стране. Средневековые землевладельцы особо держались его. «Когда-то, — как рассказывал Алексис Монтей — в Керси, когда урожай был плохим, крестьяне шли в церкви и угрожали святым, волочили по земле их статуи и пороли, чтобы те сделали поля наполненными зерном, а виноградники дали свой плод». В 1692 году во время осады Намюра дожди лили, как из ведра, и в день святого Медарда «солдаты, приведенные в отчаяние потопом, пугали святого ругательствами, искали его статуи и разбивали везде, где находили» (Сен-Симон. Воспоминания. Т.1, § 1).

Население многих наших провинций до сих пор подвержено таким непочтительным предрассудкам. Вот заметный пример: «Один рыбак из Дьеппа очень почитал святого покровителя его шаланды, чья всегда освещаемая огнями статуя стояла в его каюте. Обычно он становился перед ней на колени и обращался с самыми простыми, наивными просьбами. Но вот как-то раз святой не исполнил прошений моряка! И тогда тот, изрыгая проклятия, разбил статую на мелкие кусочки».

CCXXIV

УГРОЖАЛИ ТОПОРОМ

В начале века в Минервуа каждый раз, когда одна из девушек вступала в брак, остальные обращались к статуе святого Сикра, стоявшей под крытым входом в церковь и угрожали ей топориком, передававшимся из рук в руки. Они поднимали головы вверх и произносили:

О, великий Сикр святой, коль в этот год

Мила друга мне не дашь — вот тебе, вот!

Топор тебе в бок, безжалостный урод!

CCXXV

УГРОЗЫ СВЯТОМУ ВЛАСИЮ

Когда-то молодые девушки, хотевшие выйти замуж, собирались в церковь святого Власия возле моста Бальм в Эйне и обращались к нему с молитвой, которая заканчивалась угрозой сбросить статую в Рону, если просьба их не будет исполнение в течение года.

CCXXVI

ИСПОЛНЕНИЕ НАКАЗАНИЯ

Для полноты повествования хотелось бы рассказать еще об одном случае, произошедшем в 1887 году в одном из монастырей недалеко от одного из крупных городов Прованса. Дело в том, что как-то раз статуя святого Иосифа, украшавшая гостиную общины, оказалась провернутой лицом к стене. Сначала все подумали, что это результат небрежности кого-нибудь из прислужников, но затем любопытствующие получили ответ, будто бы святой наказан — он не исполнил того, о чем монахи просили его в молитвах.

Посетитель, рассказавший об этом, был весьма удивлен. Он поведал об этом очень многим; слух этот дошел и до меня. Понятно, что я не могу отказать себе в том, чтобы не рассказать о некоторых деталях этого случая, свидетельствующего о том, что и в наше время сохраняется фетишизм, характерный для самых первых веков человечества. Я опросил многих, кто мог знать подробности, и узнал такие, каких не мог себе и вообразить. Вот они.

Один из насельников обители, хорошо сведущий во всех ее делах, рассказал мне, почему святой Иосиф был наказан: несмотря на все молитвы, он не сделал так, чтобы в земельном завещании одного из соседних владельцев, человека набожного и благочестивого, нашлось место для монастыря. Более того, добавил мой собеседник, если святой Иосиф будет продолжать оставаться глухим к подобным молитвам общины, его заключат в пещеру, а то вовсе перестанут почитать его статую.

Я не хотел верить своим ушам, но все это подтвердили еще девять человек, хорошо знавшие об этом наказании. Я узнал и больше: в монастырях этого же ордена в Буш-дю-Рон, в Лионе и даже в Париже имеет место подобная практика. Все это очень ценные указания не оставляют сомнений в том, что практика наказания фетиша, какой бы несуразной она ни казалась, до сих пор имеет место.

CCXXVII

ХРИСТОС, ВЫБРОШЕННЫЙ В ОКНО

В Тулоне, в середине нашего века (свидетель говорит о веке ХIX-м) у одной женщины заболел ребенок, и она обратилась к прекрасной статуэтке распятого Христа из слоновой кости с молитвой, что она, впрочем, часто делала. Надо думать, статуя, бывшая действительно замечательным произведением искусства, когда-то принадлежала некоему знатному семейству и попала в руки родителей женщины, находясь среди брошенного имущества эмигрантов 1793 года: на эти мысли наводит противоречие между великолепием статуэтки и бедностью жилища женщины. Ребенок же, несмотря на множество молитв и возжженных перед статуей свечей, умер. В отчаянии женщина стала кричать перед распятием: «Мошенник! Ты не выполнил того, что я просила, ну так получай!» — и бросила статуэтку в окно. Остается добавить, что при падении одна нога Спасителя сломалась, а очень скоро сломала ту же ногу и женщина — о таком наказании за неблагочестивое поведение еще долго ходили рассказы по окрестностям.

CCXXVIII

РАЗБИТАЯ СТАТУЯ ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЫ

Жители Агонжа, что в Алье, после долгих и безуспешных молений перед статуей Пресвятой Девы о том, чтобы Она отвела грозу, приказали пономарю разбить статую. Приказ он исполнил без всяких угрызений совести.

*

* *

* *

* * * *

CCXXIX

НЕКОТОРЫЕ НАРОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ,

ПОГОВОРКИ И ВЫСКАЗЫВАНИЯ

О СЛУЖИТЕЛЯХ ЦЕРКВИ

Что до священников и монахов, пастырей и отшельников, то, как писал в 1904 году Поль Себийо, фольклор знает лишь их недостатки, действительные или мнимые, и их особое влияние, обусловленное связью с нечистой силой. Способности к экзорцизму рассматриваются как разновидность колдовства, которым они хорошо владеют.

Выражение «добрый кюре», кажется, вообще неизвестно французской паремиологии; вы будете тщетно искать его среди народных поговорок даже тех провинций, которые известны своей религиозностью, в то время как осуждающие и высмеивающие выражения встречаются дюжинами.

Специальное исследование подтвердило мои мысли: ни один из моих корреспондентов не привел ни одной пословицы, которая не была бы сатирической. И хотя отношение к знати (которую никогда не любили) тоже весьма непочтительное, оно не идет ни в какое сравнение с отношением к духовенству, причем именно к духовенству в целом, поскольку отдельных приходских кюре население любит и уважает. В особенности в Бретани и, как правило, в тех случаях, когда кюре умеет быстро заканчивать мессу. При этом говорят: «Наш попик — ничего» или «Пастырь наш — самый милый на свете».

*

* *

Ни с монахом, ни с попом

Лучше не бывай знаком.

(Корсика)

*

* *

Муравьи да мухи,

Попы да монахи —

Нет существ на свете

Хуже, чем вот эти.

(Бретань)

*

* *

Не доверяй женщине, мулу и, особенно, кюре. (Арманьяк)

*

* *

Три вещи в мире ненасытны: кюре, женщина и море. (ХV в.)

*

* *

Священников, которые долго служат мессу, в Бретани зовут «прожигателями воска».

*

* *

«Ворон», «Квак-квак», «Мешок с углем».

В Динане при появлении священника кричат: «На сало! На сало!»

*

* *

В Эйно, когда начинается колокольный звон, говорят: «Кюре дергает свою корову за хвост».

*

* *

Соловей поет:

«У господина кюре одно spiritu стоит 10 сантимов... 10 сантимов...» (Кот-дю-Нор)

*

* *

Когда кюре благословляет гроб, который выносят из церкви, он якобы приговаривает:

Я отпел тебя, зато

Dei mei

Это стоит кой-чего

Dei meas

*

* *

Колдуны и волкодлаки

приносят каплунов кюре на обед. (Беарн, XVIII в.)

*

* *

Cemitiиri de copous, кладбище каплунов — выпуклое брюхо беарнского кюре (за мессы с ним расплачиваются каплунами).

*

* *

Поп тебе не станет петь,

Коль не дашь ему похрапеть.

(Бретань)

*

* *

Масляные пятна — злоба кюре. (Беарн)

*

* *

В Иль-и-Вилене о злом человеке говорят: «Лукавый, как нормандский кюре».

*

* *

Муж приговаривает:

Отец капуцин, исповедай мою,

Да только покрепче, отец капуцин.

(Керси)

*

* *

Один у монаха есть в жизни обет —

Побольше с народа стянуть на обед.

(Турэн)

*

* *

Монахов в Асе вы найдете едва ли

Блядей в Бразиле, чтоб они не держали.

(Франш-Конте)

*

* *

Монашки злобны, как Дьявол. (Бретань)

*

* *

В аббатстве Монмартр это вам не в трактире —

Две дамы ушли — возвратились четыре.

(Рутбёф, ХII в.)

*

* *

В монастыре святого Феликса двенадцать кроватей и тринадцать люлек.

*

* *

Когда Дьявол стареет, он становится отшельником.

*

* *

Некогда рассказывали, что гнев небес постиг аббатство Святого Винсента в Арле (Верхняя Сона): оно было разрушено за порочную жизнь его насельников. Каждую ночь из-под развалин старинного братского корпуса раздавались крики и проклятия. Вот почему это место называли Аббатством Дьявола.

Но Дьявол вовсе не начинает любить тех монахов, которые вовсю грешат… Он их просто перестает уважать.

CCXXX

БОЛЬНЫЕ ПЛЮЮТ НА ДЬЯВОЛА

В Лок-Ронане (Бретань) статуя святого Ронана стоит на огромной плите, поддерживаемой Ангелами. У святого в руках пастырский жезл, которым он поражает Дьявола, корчащегося у его ног. Больные, жаждущие исцеления, проходят под этой гранитной плитой и плюют на Дьявола в знак презрения к нему.

*

* *

* *

* * * *

CCXXXI

Если Всемогущий сотворил агнца, то Дьявол сделал лису. Бог создал собаку, Дьявол создал волка. Если Бог сотворил зайца, то Дьявол — кролика или, как рассказывают в Бретани, хорька.

CCXXXII

КАК НОЙ ЗАДЕЛАЛ ДЫРУ,

ПРОДЕЛАННУЮ ДЬЯВОЛОМ

В Ниверне рассказывают, что Дьявол продырявил Ноев ковчег коловоротом. Ной, не имевший колышка, которым он мог бы плотно закрыть дыру, обрезал хвост у зайца и наспех ее заткнул.

Вот почему у этого животного вместо хвоста обрубок.

CCXXXIII

ПОЧЕМУ ЖЕНА НЕВЕРНА

Тогда как Бог сотворил рыбу-угря, Дьявол создал змею. В Пикардии рассказывают, что Бог, когда извлек ребро из Адама и сотворил ему жену, то положил ее рядом, пока рана не зажила. Змей тайно овладел ею и — ведь в ту эпоху у него еще были ноги — быстро убежал. Тогда Бог послал вдогонку святого архангела Михаила, которому удалось ухватить змея за ноги; тот же с огромным усилием сбросил эти свои ноги, оставшиеся в руках Архангела. Михаил доставил их Вышнему Отцу, который дунул вниз и сотворил жену Евой. Вот почему жена неверна, а у змей отсутствуют конечности.

CCXXXIV

ОБЕЗЬЯНЕ НЕКОГО БЛАГОДАРИТЬ, КРОМЕ ДЬЯВОЛА

В Оверне рассказывают, что Бог, сотворив человека, был так доволен, что обратился к Дьяволу и сказал ему: «Ну-ка попробуй, сделай что-нибудь подобное!» Дьявол принялся за работу и очень старался, однако у него никак ничего не выходило, кроме крота, которому он в конце концов приделал лапки, очень похожие на маленькие ручки. Так повторялось множество раз, и в конце концов дьявол решил смастерить глиняное чучело человека. Когда чучело было готово, дьявол дунул на него, чтобы оживить. Чучело действительно ожило, однако оказалось вовсе не человеком, а карикатурой на него — обезьяной.

CCXXXV

Бог создал курицу, Дьявол создал ворона.

Бог создал голубя, Дьявол создал сороку.

Бог создал лебедя, Дьявол создал гуся.

CCXXVI

КЮРЕ, ПРОКЛЯВШИЙ ВОРОНОВ

Обитатели одной большой бретонской деревни, расположенной недалеко от гробницы святого Кульмана, жили спокойно до тех пор, пока Сатана не получил от Бога разрешения начать их беспокоить. И вот он нагнал на деревню тысячи воронов, которые заняли все деревья вокруг церкви, сидели на ветвях и досаждали своим карканьем. В дни праздников они каркали вдвойне, так что прихожане даже внутри не могли слушать Слово Божие. Священник заставлял народ их постоянно гонять; но однажды уставшие прихожане уснули, и вороны уселись уже не только на деревья, но и прямо на крышу церкви. Доведенный до ярости, кюре громко закричал: «Да будут вороны прокляты на все времена!» Тут же началась буря, море хлынуло на берега — церковь, деревню, соседние леса захлестнуло валами. С тех пор на этом месте находится мрачная лужа Сен-Кульман.

Согласно местным преданиям, бытующим в особенности среди жителей городка Ис, деревня, церковь и лес еще могут вернуться в первоначальное состояние. Мрачный рев, который часто можно услышать неизвестно откуда в окрестностях, — это крик отчаяния бедного кюре, который каждую ночь выходит из глубин озера и пытается вспомнить слова, память на которые у него отшибло карканье воронов. Если ему удастся ясно произнести Dominus vobiscum, узы проклятия спадут.

CCXXXVII

ИИСУС И СОРОКА

Господь наш, узнав, что евреи хотят его погубить, молился в капустном поле. Враги искали его повсюду. В это время сорока, сидя на дереве, стрекотала: «В капусте, в капусте...», а ворон каркал: «Вр-р-раки!»

Иисус окончил молитву и направился к палачам, которые заключили его в цепи.

А когда Спаситель мира был возведен на крест, к этому пыточному орудию прилетели две птицы и сели на него. Первой была сорока, по-прежнему дерзавшая оскорблять страждущего Христа. Красота этой птицы в те времена была вне сравнения. На голове у нее был хохолок-султан, хвост великолепен, как у павлина, а окраска перьев несказанно богата. Но — увы! — она была столь же зла, сколь и прекрасна.

Вторая птица была маленькой, серенькой... Она подлетела к распятию и стала издавать жалобные крики. На крылышки ее упали слезы из глаз Божественного Искупителя, а спинка кололась о шипы тернового венца. И вдруг на горлышко этой птички упала капля крови Господа нашего и окрасила красным ее прежде неяркое оперение. «Будь благословенна, — произнес Христос, — ты, разделившая мою боль. Куда бы ты ни полетела, радость и счастье с тобою будут. Яйца нести ты будешь голубые, как небо, а по цвету горлышка тебя будут называть малиновкой, и будешь ты птичкой Божией, доброй вестницею. А ты, — сказал он сороке, — будешь проклята, у тебя не будет ни хохолка, ни яркого оперения, которым ты так гордилась и которого была недостойна. Станет оно цвета траура и беды. Лети отсюда, злая птица, и строй из веток навес над своим гнездом, не то вода с небес смоет твоих птенцов. Ну, а что до ворона, — добавил он, — то его гнездо может оставаться открытым. Ведь он хотел отвести от меня мучителей, и дождь не тронет выводка его».

Приговор Иисуса был приведен в исполнение.

CCXXXVIII

«ХРИСТОС ОТМЩЕН»

Сорока — одна из птиц Ада. Говорят, что у нее на голове есть семь волосков Дьявола. Также говорят, что у одной из каждой сотни сорок одна кость в черепе — дьявольская, и эта-то сорока и есть его посланница. Более того, утверждают, что в древности именно одна из сорок принесла на спине самые острые колючки терновника, легшие в основание страдальческого Христова венца (вплоть до того, что яйцо сороки-сорокопута на тупом конце мечено отпечатком именно этого венца).

Так, мальчики-певчие некоторых беррийских деревень, блюстители талиона, осуществляют его в отношении окрестных сорок. Там, где эти птицы садятся, совершая свои традиционные сборища, дети мажут все клеем, к тому же еще по тому, как птицы прилетают, гадают — к худу ли будет, к добру ли... Все зависит от того, летят ли сороки слева направо или справа налево, таким или иным образом теряют они свои перья, так или эдак стрекочут. Короче, целое дело о сороках.

В конце концов, когда одна из птиц все-таки куда-нибудь приклеится, хористы ловят ее всем хором, а потом один из тех, на кого возложена особая роль палачей, медленно протыкает ей голову иглой. Делает он при этом весьма благочестивое выражение лица, ибо наказывает проклятую птицу. Другой протыкает ей оба глаза, причем так, чтобы иглы дошли до затылка, еще один вводит их в череп снизу вверх, а затем сверху вниз. В это время остальные, помогающие палачам, бормочут: «Христос... Христос... Христос...»

Затем они ходят по домам, демонстрируя всем еще живую задыхающуюся птицу с проткнутыми глазами и исколотым черепом, завернутую в каштановые листья, со словами: «Христос отмщен... Христос отмщен...», причем радости их нет предела.

Клея и иголок всегда хватает; матери не прячут все это от своих детей. Христос воскрес и жив вот уже двадцать веков, а невинные живодеры продолжают мстить за него, чтобы заслужить себе Рай.

CCXXXIX

Творения Бога

орел

горлица

зяблик и соловей

ласточка

дрозд

жаворонок

Творения Дьявола

лесная сова

сойка

воробей

летучая мышь

певчий дрозд

ястреб

CCXL

МЫШЬ И ЛАСТОЧКА

Сказка, распространенная в Трегье, повествует о том, при каких обстоятельствах появилась летучая мышь и почему она по природе своей как птица, так и млекопитающее.

Когда-то очень давно мышь попросила приюта у ласточки, свившей гнездо в старой трубе и откладывавшей там яйца; договор у них был всего на три дня, пока ласточкин муж летал где-то далеко, а затем мышь должна была вернуться к себе. Мышь выполнила все условия и сделала так, как надо. У ласточки появились птенцы, но вместо перьев они были покрыты шерстью, с мышиной головой, раздвоенными ушами и крыльями, как у Дьявола. Ласточка умерла от стыда. После похорон королева ласточек взяла сирот под защиту и приговорила, что они должны жить в монастыре Трегье, но под страхом смерти никогда не появляться при свете солнца. Вот почему среди дня летучих мышей не увидишь.

На юге Франции летучую мышь называют Адской Мухой.

Вот почему летучую мышь прибивают к дверям амбара, чтобы никто не навредил, а тот, кто будет жечь ее на огне, услышит проклятия.

CCXLI

КАК ИЗГОНЯТЬ КРЫС

Крысы — создание Дьявола. До самого конца времен они будут вредить людям. Вот почему и люди весьма изобретательны в борьбе с этими животными...

Поскольку садовые крысы не едят груш, в некоторых районах Дофине есть обычай читать молитву под каждым деревом с произнесением проклятия крысам. Средневековый нравоучительный сборник сохранил формулу изгнания грызунов, отражающую, к тому же, презрение, которое испытывал народ к конкубинам приходских священников.

Заклинаю вас, крысы-мыши

Да не будет вам нашей крыши,

Как не будет места у мессы

Для распутной пресвитерессы.

В Сене-и-Марне, когда вносят первое зерно в амбар, трижды произносят Pater, затем трижды Ave, затем молитву святой Гертруде, а затем трижды читают следующее:

«Крысы и крысята, мыши и мышата, заклинаю вас живым великим Богом не касаться зерна сего и соломы, возлагаемых мною, в течение всего года так, как не можете вы коснуться звезд свода небесного».

*

* *

В Мёзе эта формула гораздо чаще звучит иначе, более подробно:

«Крысы-крысята, мыши-мышата, помните, что святая Гертруда приняла за вас смерть в сундуке из раскаленного железа; заклинаю вас именем великого Бога Живаго уйти из моих построек и владений в лес в течение трех дней».

*

* *

Гасконское заклинание:

Arratoun, machant arrat,

Mas miujat un sac de blat.

M’as traucat doutze camisos,

Bint linзos, cinquanto touaillos.

Bei t’en arrat, arratoun

Bei-t’en d’aquesto maisoun.

Крыска, крысочка, крыс-крыс-крыс,

Ты, крыс-крыс, все зерно погрыз.

Плюс пятнадцать рубах, двенадцать

Тряпок, двадцать чем покрываться.

Скройся, крыс-крыс, крысота,

Чтоб не видеть даже хвоста.

*

* *

Некоторые заклинатели на востоке Франции, например, в Арденнах, не забывают уточнять, в какую сторону следует бежать изгоняемым тварям, и, если в окрестностях есть река, то где находится мост. Порой даже они сами кладут для них доску через ручей. Так делают в Мёзе, где специально посылают крыс и мышей в определенном направлении, так, как это указано на особых маленьких листах бумаги с магическими словами. Если на пути встречается вода, то надо сделать мостик из простой доски. В день святого Никеза читается особая молитва — тот, кто ее совершает, посылает крыс и мышей куда он захочет. Если это необходимо, он должен предварительно сделать им мост.

*

* *

Подобный ритуал вообще мог относиться к тем, кто вызывает всеобщую ненависть. Известен рассказ XVI века, очень распространенный:

«Услышав, что судебные приставы весьма тяжко угнетали деревенских жителей..., «Дураки вы, — сказал он (Голар), — их же можно очень быстро прогнать — читайте заклинание на изгнание крыс и мышей, и они уйдут сами»».

*

* *

В окрестностях Ламбаля для изгнания грызунов слегка поджаривают живую крысу, а затем отпускают. Другие твари, чуя запах паленого, уходят и уже не возвращаются. Есть и другие способы. В Эйно, например, отпускаемой крысе зашивают задний проход.

CCXLII

КРЫСЫ, ГРЫЗУЩИЕ ЦЕНТР ЗЕМЛИ

Согласно верованиям, распространяемым в начале ХIХ века в Бретани, наша планета испещрена ходами, которые прорывают фантастические животные.

В некоторых кантонах рассказывают, что в подземных ходах, таких широких, что в них может проехать всадник, живут огромные крысы. Входы в них встречаются на поверхности земли, и если туда войти, можно обнаружить огромные богатства.

Кости, которые там часто встречаются, принадлежат этим крысам. Крысы все грызут и грызут, глубже и глубже, и когда-нибудь догрызут до самого центра земли. Тогда поверхность земли провалится, и бездна поглотит людей.

CCXLIII

Бог сделал

треску

макрель

морского угря

триглу (морского петуха)

морской язык, камбалу

лангуста

Дьявол сделал

кошачью акулу или морского пса

селедку

мольву (сорт угря с твердым мясом)

морскую жабу

ската

морского паука

CCXLIV

СВАСТИКА

В Верхней Бретани можно встретить яйца акулы, именуемые дьяволами из-за очертаний рогов, которые можно на них увидеть. Эти очертания образуют свастику — знак пены, исторгаемой изо рта Дьявола, когда он гневается.

CCXLV

ВЫРЫВАЮТ ГЛАЗА У СПРУТА

Рыбакам Ла Манша в сети попадаются спруты, которых они очень не любят и называют «пожирателями ракушек» или детьми Дьявола. Такому спруту вырывают глаза или разрезают на части заточенной деревяшкой, а затем выбрасывают в море, произнося заклинания.

CCXLVI

ИЗ ЧЕЛОВЕКА В РАКУШКУ

Когда Бог создал устриц, Дьявол сказал ему, что их раковины некрасивы... Бог ответил, что тот может на свой вкус попробовать сделать что-то в этом же роде. Дьявол, конечно, не смог ничего сделать, кроме пустых ракушек, которые рыбаки, когда вытащат, осыпают проклятиями.

По этому поводу в Верхней Бретани говорят, что в человеческом теле есть три червяка; если человек тонет, то каждый из них превращается в маленький скелет, который, выйдя из трупа, становится ракушкой. Вот откуда выражение: «По меньшей мере человек, но есть еще и три ракушки...»

CCXLVII

Бог создал пчелу, Дьявол — осу.

Бог создал бабочку, Дьявол — майского жука.

CCXLVIII

СТРЕКОЗУ НЕНАВИДЯТ

Стрекозу в Нижней Бретани ненавидят. Там ее называют «мадемуазель иглозмея»; в Кот-дю-Нор — «иголка Дьявола», а в Валлонии — «дьявольский молоток».

CCXLIX

БЕДНАЯ «КОЛЕСНИЦА ДЬЯВОЛА»

Дети из Бокажа (Нормандия) в яростной ненависти истребляют золотых жужелиц только потому, что это насекомое называют иногда «Колесницей Дьявола».

CCL

ДЬЯВОЛЬСКИЕ ВШИ НА СЛУЖБЕ ГОСПОДА БОГА

Дьявол создал вшей, клопов и блох, но Господь Бог сумел их использовать во благо. Как-то раз вместе со святым Петром он шел по берегу реки и увидел женщину, лежавшую на песке и погруженную в тоску. Он пожалел ее, достал из кармана горсть вшей, бросил в нее и сказал: «Жено, праздность — мать всех пороков, а теперь тебе есть чем заняться!»

Пер. с франц. В. Карпца

twitter.com facebook.com vkontakte.ru ya.ru myspace.com digg.com blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com del.icio.us
Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)