ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК
Сын вампира

Сын вампира

Из больницы Мирча и знахарь направились, куда глаза глядят. Глаза знахаря глядели прямо, но это не значило, будто он видит, куда идёт. Перед ним всё ещё висел запечатлённый на сетчатке образ бредовой ночи. По-прежнему обнимал его мрак. Однако мрак постепенно рассеивался, и в какой-то момент знахарь очнулся – и обнаружил себя посреди социалистической части города Сучава. Небо висело низкое, полное облаков. Впереди открывался вид на круглую площадь с клумбой посередине, полной пламенеющих пионов.

Рядом со знахарем шёл человек. Тот, кто спас его от этой невероятной ночи, полной чудес и безумств.

Знахарь разглядывал парня искоса, готовый в благодарность признать его героем. Он таким и был. Настоящим героем в измызганной ночными похождениями парусиновой куртке и потёртых джинсах, с килограммом подсохшей глины на кедах. Силён и пригож, точно только что из народной песни.

- Остановимся поговорить? – спросил герой в замызганной куртке, которому, как видно, тоже надоело брести куда-то наобум.

Знахарь согласился. Поговорить – требовалось. А вдруг герой скажет что-то такое, отчего он начнёт понимать происходящее и себя в нём? Поэтому они присели возле клумбы на скамейку, изрезанную инициалами местных Лян, Ионелов и Аурелов. От сидячего положения оживились все боли сразу: от царапин, от прививки и главная, тягучая, не позволяющая о себе забыть – та, что в шее слева. Но знахарь терпел их надсадный хор с благодарностью: ощущать боль – значило присутствовать в живых.

- Вы видели в лесу – её? – приступил к делу герой.

- Кого – её?

- Одну очень красивую и милую не-мёртвую девушку. Мою знакомую…

Знахаря передёрнуло.

- Да уж, девушек я там навидался – по гроб жизни хватит! С собственной женой теперь – только при включённом свете…

- Нет, вы не поняли. Она не такая.

- Все, все они такие. Упырихи!

- Нет, вы снова не поняли. Она, конечно, из них, не-мёртвых, но совсем не упыриха!

Герой наклонился к нему, и от этой близости снова пронзила игла тревоги. На всякий случай знахарь откочевал по скамейке. Может, парень подослан вампирами? Выведывает, что ещё известно пострадавшему?

- Кто же она, по-твоему, если не упыриха?

- Вечная эманация миоритического пространства.

- Чего-чего?

- Скорее бессмертная, чем не-мёртвая. Она не пьёт крови. Единственная из них – просто не нуждается. Она другая, другая!

Знахарь снова ёрзнул по скамейке, но скамейка кончилась, и отодвигаться было некуда. Подумав, вероятно, что собеседник собрался убежать (и отчасти это была правда), герой схватил знахаря за руку.

И словно молнией пронзило!

Тогда, в лесу, который шевелился полной чудовищ темнотой, государь ( даже мысленно безопаснее называть его просто государем!), наклонился и хлопнул его по плечу. То ли это была шутка, то ли придал он так ускорение жертве для путешествия через лес – неясно. Но это, новое, настойчивое прикосновение так напомнило то, предыдущее, что знахаря подбросило со скамейки. Остановился он только возле клумбы, смяв с краю пионы. И только от вопроса:

- Значит, вы её не видели? Ну, может, хотя бы слышали имя – Дженни?

Знахарь обернулся. Герой сидел на скамейке, не помышляя на него нападать. И вообще он был героем, а не вампиром.

"Померещилось", - облегчённо подумал знахарь. Наверное, у него действительно сотрясение мозга, если он готов понапрасну обидеть того, кто тащил его через пол-леса на закорках…

- Дженни? У неё волосы светятся?

- Светятся! Значит, вы её видели? Понимаете, что она совсем другая?

- Это я понял. Не о ней сейчас речь, о тебе. Слушай, парень, ты кто?

Знахарь снова вернулся к скамейке. Грузно опустился прямо на глубоко врезанную в её дерево надпись: "Лицей “Михай Витязул”, выпуск ?90".

- Извините, забыл представиться. Вы ведь Тудор Дяк? А я Мирча Кордеску, будем знакомы.

- Мирча, значит? Я знахарь…

Мирча присвистнул.

- Выдающаяся профессия. Необходимая народному хозяйству. В каком институте красный диплом получали?

- Зря смеёшься! – Обидевшись, знахарь потянулся потереть швы над переносицей. Наткнулся на марлевый квадратик и отдёрнул пальцы. – В этом деле главное – не дипломы, а природный дар.

- И конечно, он-то вам и помог сегодня ночью.

- Ну правильно, они меня врасплох захватили! У меня ничего не было. Ни чеснока, ни святой воды, ничего, чем упырей отпугивают. Креста нательного, и того не ношу.

- Тудор, а припомни всё-таки: что тебе именно сказала она?

- Ничего. Ни единого словечка. Она с ним говорила…

- С Дракулой?

- Да что тебя всё время тянет это имя произносить! Она просила, чтобы он пощадил меня. А он сказал, что недолго ей просить за живых…

- Ты уверен?

- Стал бы я врать?

Мирча смотрел на клумбу.

- Ты что молчишь? – забеспокоился знахарь.

- Скажи, Тудор, а все эти штуки – ну там крест, святая вода, серебряные пули – они в самом деле помогают против вампиров?

- Серебряные пули – нет. Это на оборотней. А всё остальное – да. В придачу ещё осиновые колья. Осина убивает упырей.

- Точно?

- Да что ты меня всё время допрашиваешь? Такова традиция. Поколениями наработано. Это я тебе как знахарь говорю.

- Поколения верили, что солнце вращается вокруг земли. Это я тебе как историк говорю.

- А ты историк?

- Ну да, работаю здесь, в музее. Вот, не упускаю случая узнать что-нибудь занимательное из истории родного края. Вот насчёт упырей ты меня просветил – спасибо. Так что я пойду…

Знахарь вцепился Мирче в рукав:

- Ты что? Зачем тебе, чем вампиров убивают?

- Я же сказал: сугубо исследовательское любопытство.

- Неправда! – Знахарь крепче вцепился в Мирчин рукав. - Ты в лес собрался? Правда? В лес?

- А если и так, тебе-то что?

- Погоди! Я же тебе самого главного не досказал! Убить вампира может только сын вампира…

- Что-что? Это что ещё за ерунда?

- Ну, есть такое древнее поверье, что убить вампира способен только сын вампира. Это когда, скажем, в какой-то деревне умерший становился вампиром, то его сын должен был его убить. А после его уже нанимали в других деревнях – работа ведь уже привычная.

Последние знахарь договаривал смутно. В тревоге и растерянности. Рана над переносицей выбросила в марлевую повязку облачко крови.

Мирча попытался отнять рукав куртки. Знахарь куртку не выпускал. Заглядывал в лицо Мирче. Почти умоляюще.

- Так что ты лучше не ходи в лес.

- Я должен.

- Кому? Кому ты, дурень, должен? Ей? Ну я понимаю – волосы светятся, добрая, за меня заступилась… Но ведь – не-мёртвая! А значит, упырь. Загляни ей в рот, наверняка клыки обнаружишь.

- Видел. Да. У неё есть. Но совсем крохотные…

- Ну вот видишь! Побереги свою жизнь, пригодится ещё. Тебе сколько лет?

- Двадцать пять.

- Вот видишь! Самое главное впереди. Не нажился ты ещё на этом свете. И тем более, если ты не прирождённый…

- Я не сын вампира, - сказал Мирча. – Тем более я не могу быть сыном Дракулы. – Это прозвучало ещё более настойчиво. – Но Дракулу надо убить. Ты-то согласен?

- Ясное дело, согласен. Из меня, кажется, сегодня ночью что-то такое высосали, поважнее крови… Но тебе одному не справиться. Нужно обратиться в правительство… в ООН… в магические организации какие-нибудь… А если вот так, как ты, поодиночке спасать пострадавших от вампиров – толку не будет.

- Я тебя, Тудор, не спасал. Вообще не думал, что кого-то спасаю. Услышал твои крики и побежал в лес. А дальше всё как-то само собой сложилось. По лесу с тобой побродил, на автобусе прокатился… - Взгляд на часы, украшавшие столб. – На работу вот опоздал. Так что пойду, пожалуй.

- Бывай, Мирча, - сказал знахарь ему вслед. Сейчас он совсем не выглядел героем. Обыкновенный парень, вот и куртка прорвана на локте…

twitter.com facebook.com vkontakte.ru ya.ru myspace.com digg.com blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com del.icio.us
Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)